ЛюдиМировая пресса

Кто напугает российских пиратов?

Борьба с производителями и продавцами пиратской продукции в России ведется, но барьер на пути контрафакта, по мнению экспертов, похож на решето. Проблему усугубляет высокое качество подделок и копий.

Одним из условий вступления России во Всемирную торговую организацию в конце 2011 года было снижение уровня пиратской продукции. Однако объем контрафактных товаров в стране, по оценке специалистов, до сих пор остается очень большим. Эксперты, собравшиеся 16 февраля на деловой форум «Борьба с контрафактной продукцией», — его организовала в Москве группа компаний «СЛОН» — искали причины и предлагали способы борьбы с пиратством в России.

Государство бездействует — пираты ликуют

Причины слабости государства в борьбе с контрафактом можно найти на всех уровнях, отметил в интервью DW частный детектив, член комитета безопасности предпринимательской деятельности Торгово-промышленной палаты России Владимир Кузнецов. По его мнению, в стране нет ни достаточной законодательной базы, ни целостной программы борьбы с пиратской продукцией, ни четкой государственной политики в этом вопросе. Кузнецов, будучи частным детективом, не раз занимался делами, связанными с подделками, и по его словам, собрать улики не сложно, но доказать, что было совершено преступление, практически невозможно.
Поэтому полиция неохотно берется за такие дела. «Висяк» получить никто не хочет, пояснил Владимир Кузнецов. Вопрос решается лишь тогда, когда есть давление сверху и прокуратура объединяет свои усилия с полицией. «Мы все страдаем, например, от поддельных лекарств, но у нас до сих пор нет понятия контрафактные и фальсифицированные лекарства, и сопротивляется появлению четких формулировок в законе, как ни странно, само сообщество фармпроизводителей», — рассказал Кузнецов.

По его мнению, это связано с выпуском дженериков, то есть медикаментов, являющихся воспроизведением оригинального препарата, на действующее вещество которого истек срок патентной защиты. Кузнецов вспомнил скандал с отказом в производстве российского аналога препарата «Но-шпа» на фабрике Брынцалова. Но это едва ли не единственный случай, когда подделку запретили официально.

От поддельных лекарств страдают многие россияне

В одном месте убыло, в другом — прибыло

После фармацевтики хуже всего, по словам Владимира Кузнецова, дела обстоят c подделками в пищевой промышленности. Особенно это стало заметно в кризис, когда общий объем контрафакта и фальсификата в России снизился, а дешевые и низкого качества продукты питания напротив стали появляться в большом количестве. Ограничительные меры, связанные с алкоголем, привели к тому, что прилавки заполонили суррогаты: вина, произведенные из низкокачественного молдавского и грузинского сырья и выдаваемые за продукцию Чили, Австралии или Южной Африки; и коньяки, сделанные из чая и спирта.

Потребителю тоже трудно

Председатель правления Московского общества защиты прав потребителей Надежда Головкова указала на другой аспект, затрудняющий борьбу с подделками: их высокое качество. В этом можно было убедиться на форуме, где фирмы-участницы организовали импровизированную выставку. На ней они представили образцы контрафактной продукции, изъятой из оборота и имеющей отличную полиграфию и качественную упаковку.
Даже специалисты не сразу отличали такую продукцию от оригинала, что уж говорить о рядовых покупателях. По мнению Головкиной, производители должны учить потребителя отличать одно от другого.

Подробнее на сайте Deutsche Welle

*
Метки

По теме

Back to top button