в России

Как судили и приговорили мертвого. Магнитского

Суд заочно приговорил Браудера к 9 годам колонии, а Магнитского признал виновным. Судья Алисов читал приговор часа полтора, но ощущение абсурда и тоски не проходило. Несмотря на многочисленные протесты семьи Магнитского, заявления правозащитных организаций, десятки статей в российских и западных СМИ, наконец, несмотря на решение Конституционного суда РФ о том, что суд над умершим человеком возможен лишь с разрешения родственников и только в целях реабилитации — несмотря на все это, посмертный процесс над замученным в тюрьме человеком состоялся.

Зал, где страдал Магнитский

Для оглашения приговора по делу Сергея Магнитского выбрали самое большое помещение в Тверском райсуде — зал № 20 на третьем этаже. Это зал, в котором обычно слушает дела судья Елена Сташина. Та самая, которая продлевала Магнитскому меру пресечения 13 октября 2009 года, за три дня до его смерти в СИЗО «Матросская тишина». Та самая судья Сташина, которая отказалась выслушивать жалобы Магнитского на невыносимые условия его содержания в тюрьме и не обращала внимания на просьбы отпустить его под подписку о невыезде: Магнитский и его адвокаты жаловались Сташиной, что в тюрьме все болезни Магнитского обострились, а тюремные врачи отказывали ему в необходимой медицинской помощи.

Суд над мертвым человеком

Посмертный процесс по делу Магнитского начался несколько месяцев назад. Он проходил в другом зале — на первом этаже суда. Большую часть помещения занимала огромная клетка для подсудимых. Она была пустой и этим привлекала повышенное внимание фотографов. В этом процессе, казалось бы, были соблюдены все законные нормы: выступали свидетели, прокуроры, присутствовали адвокаты. Правда, адвокаты на процессе именно что присутствовали, но, по сути, в нем не участвовали. Семья Сергея Магнитского отказалась присутствовать на суде, заявив, что возобновление уголовного дела против умершего человека незаконно: такое возможно только в целях его реабилитации, а следствие и последующий суд явно настроены на обвинительный уклон. Уильям Браудер также был против начинавшегося процесса. Поэтому интересы обвиняемых на суде представляли назначенные государством адвокаты из юридической консультации № 25. Как заявил The New Times адвокат Магнитского Николай Герасимов, отказаться от участия в этом процессе он не мог: боялся, что его могут лишить адвокатского статуса.

В прениях прокурор попросил для Уильяма Браудера 9 лет колонии общего режима. Сергея Магнитского прокурор просил признать виновным и прекратить дело в связи с его смертью.

Судья Алисов в точности исполнил оба пожелания.

Судья Алисов читал приговор часа полтора, но ощущение абсурда и тоски не проходило. Несмотря на многочисленные протесты семьи Магнитского, заявления правозащитных организаций, десятки статей в российских и западных СМИ, наконец, несмотря на решение Конституционного суда РФ о том, что суд над умершим человеком возможен лишь с разрешения родственников и только в целях реабилитации — несмотря на все это, посмертный процесс над замученным в тюрьме человеком состоялся.

Когда все участники процесса разошлись, кто-то из журналистов грустно заметил, что в российском суде теперь возможно все: процессы без подсудимых, суды над умершими. А главными действующими лицами становятся не судьи, а приставы, которые ведут себя, как на поле боя: ненавидят публику, журналистов и в любой момент готовы освободить зал от зрителей. Когда-нибудь это, наверное, произойдет, и тогда абсурд судебного процесса, подобного «делу Магнитского», достигнет апогея: судья будет зачитывать приговор прокурорам и назначенным государством адвокатам — в отсутствие и подсудимых, и публики.

Подробнее: The New Times

***

По теме

Back to top button