Главная / Видео / Блогеры / “Я так думаю” О Самаре/Куйбышеве блогер Евгений Синюков (3)

“Я так думаю” О Самаре/Куйбышеве блогер Евгений Синюков (3)

- Если ничего не делать, то вообще ничего не будет. Будет какой-нибудь Гондурас, или Зимбабве. Я, конечно, не хочу эти страны обидеть, но будет так, потому что ездить нельзя, ходить нельзя, что делать? Дышать пока еще можно, но хотя я с месяц назад с Петра Дубравы заезжал в город, смог висит страшный! - Хорошо, скажем, что Самара – это не Гондурас и не Зимбабве, мы хотим дышать свежим воздухом! - А вообще, река Самара, или Самарка, как ее здесь называют?

- Мы в редакции «Самара тудей» сегодня продолжаем серию рассказов о сегодняшнем, вчерашнем, а, может быть, завтрашнем дне Самары. Мы говорим с Евгением Синюковым, блогером самарским, известным, под ником «gon1969». И сегодня мы поговорим о такой, очень важной теме для Самары, как о реке Самара, Самарка, как ее называют. А вообще, Самара, или Самарка?

- Нет, река, она – Самара. Но вот тот негатив, что холера когда была, что там какую-то промзону делали, когда Запанской был, шпановский район, где всякие криминальные темные личности, поэтому большинство людей называют Самаркой. Но опять же, почему еще и сейчас Самарка? То, что никто же не смотрит за берегом. На Волге мы набережную, другую строим, проводятся какие-то в последние годы работы, их реконструируют, а тут на берегу мы видим полное запустение. Плюс то, что вода…

- Да там просто не пройдешь вообще по берегу, не погуляешь.

- На самом деле есть одна очень интересная дорога, причем я про эту дорогу узнал в интернете и решил ее как-то проверить. Это от Южного моста по улице «Набережная реки Самарки», она, официально, проходит чуть выше, а внизу люди живут, но у них адрес тоже такой получается. Они вообще как изгои современные, жизнь там совершенно дикая… "Скорая" туда вряд ли может проехать.

В нормальную погоду там не проедешь, если с самого съезда, там всякие лодочные станции стоят, но туда ездят на джипах, там лодки большие, не крестьянские, поэтому там, соответственно, они проехать могут и у них там что-то как-то забутовано.

Вот в этом году, я знаю, появились какие-то понтоны на воде, еще что-то такое, дорога как бы она есть, даже более-менее приличные домики стали появляться, но на самом деле там полное запустение.

- То есть, получается, что одним крылом город стоит на берегу реки, на которую ноль внимания и даже со знаком минус, превратили реку в отхожее место.

- Ну, кто-то обращает внимание. Там есть какие-то все-таки лодочные станции, все это требует обеспечения, причем это, я так понимаю, требует охраны. Сверху идет железная дорога, но внимания нет. Если мы будем с Южного моста подъезжать, чтобы к реке Самаре проехать, там есть поселочек. В поселочке стоит ДК «Знамя», оно когда-то…

- Я видел ваш репортаж, вы выкладывали о том, что с ним стало теперь – выбиты фрамуги, да?..

- Там не просто выбиты, там уже пошел корпус. Мы были в подвале, фундамент - более-менее целый. Говорят, что здание уже, скорее всего, прошло точку, когда можно было восстановить. Здание очень красивое, даже несмотря на то, в каком оно сейчас состоянии, это типичный сталинский ампир.

- Ну, да, это ДК того времени, когда он был центром культуры для вблизи живущих людей.

- Там был толевый завод, сейчас он, по-моему, называется ЗАО «Мягкая кровля» и это ДК…. Там началось до того, что сначала повыдергивали весь цветмет, кто-то стекла выдергивал, все, что можно было унести, как всегда несли, там светильники собирали, перила, там чуть ли не перекрытия разбирать, а сейчас начали деревяшки оттуда таскать, чтобы топиться...

- А ведь так вот было не всегда, насколько я знаю? В историческом контексте, в дореволюционное время, это же вообще была житница Самары и не зря же эти элеваторы там построены и «русское Чикаго» - это же все там было?

- Но это ближе туда, к Запанскому, ближе к Хлебной, все-таки там жизнь была больше к Хлебной, но здесь были и немцы пленные, строили военные объекты. Там есть очень интересное место такое, это как бы там последний раз, что там было, это была база водолазов «Волгателеком». Очень долго мы пытались выяснить, что это вообще было на самом деле. Я потом у gregorkon прочитал о том, как русло поменялось. Мы забыли, что ГРЭС-то была, что русло менялось, что даже столбы напряжения в воде оказались. Если вот про Студеный овраг пишут, есть разная информация, что было на Лысой горе, - а здесь никакой информации не было. Но меня не покидала мысль, что там был какой-то водозабор. И вот буквально в этом году, в середине лета, мы выяснили, наконец, что это такое. Это действительно был сначала военный объект, это был водозабор для паровозов. Вот в этом здании один водозабор и еще рядом тоже есть шахта.

- Для железной дороги это?

- Да, для железной дороги, которая там наверху и, соответственно, они без воды ездить не могли, их заправляли. И в советское время, какое-то время это содержалось, на случай войны. А сейчас это очень криминогенный район, там жутковато ходить. В принципе, как и «Знамя» все больше и больше рушится. В ДК были секции, кружки, там даже до сих пор еще какие-то документы, бумаги валяются. Местные жители, когда разговариваешь, говорят, что да, это был единственный очаг культуры. То, что я, в июле месяце увидел, был там, в этом поселке – это жутко было. Там возвращаешься в девяностые годы...

- Понятно. Ну, давайте по кругу вернемся туда, назад к Самаре, к Самарке и она здесь впадает в Волгу, один из основных притоков. Достаточно большая река…

- Где мы видим большой, сломанный, рушащийся элеватор.

- …да, разрушающийся. И есть разговоры, то, что его вообще могут разрушить.

- Тогда и надо снести, оно зачем вообще вот так? Вот лучше, чтобы не было.

- А что, Самара перестала быть вот таким «русским Чикаго» - зерно, зерноперевозки, - это все не актуально уже сейчас?

- Зерно… Я не могу ничего про перевозки сказать, сколько барж раньше ходило - это мы можем только визуально судить. Их сколько нет. В порту краны тоже стоят...

- Порт вообще хотят убрать, ликвидировать, да? Фантастика!

- Получается, что так.

- Я говорю это к тому, что дальше, от своего устья, где впадает Самара в Волгу, - там она живописная и судоходная и там на лодках люди катаются, радуются, плещутся на берегах реки, загорают и туда выше, вверх, это действительно - гордость тех мест. Но как только она доходит до Самары, она превращается в сточную яму, клоаку и вообще непонятно что...

- А если помечтать, мы с вами сегодня, по "машине времени" катаемся из старого, из войны - в сегодняшний день, в будущий. Если помечтать, что был бы город на двух берегах, что была бы набережная и на Волге и набережная на Самаре.

- А берег-то кому-то и принадлежит, потому что говорят, что нельзя вроде как приватизировать, но мы же видим какие-то капитальные строения. Вот летом ТВ показывало репортаж о том, как остановили незаконную стройку, но это как раз уже ближе к Хлебной площади, там, в Запанском, на берегу Самары. Совершенно случайно я оказался в этот день там. Там было на самом деле все как было, неправду сказали по телевизору - что-то строят, что-то равняют, бугры какие-то с землей, значит, наверное, это не надо, почему не сделать здесь природную зону?

Там еще надо чистить воду, потому что там же и "кораблики" всякие были в воде и арматуры, там очень много чего есть, от чего надо реку прочистить. Если бы там, где расположен толевый завод (теперь ЗАО «Мягкая кровля») почистить берег, то там очень живописное место.

Да, в 50-60 годы, мне мама рассказывала, там ходили, купались люди. Может быть там не было, конечно, благоустроенных пляжей с зонтиками, как вот здесь, но, извините, под КИНАПом тоже ничего не было, и под Ладьей тоже ничего было, частный сектор.

- Так что, глаза бояться, а руки делают.

- Хорошо. Вот мы так размечтались и, наверное, я думаю, что, может быть, определенное движение к развитию, преобразованию этой территории даст строительство новых мостов, вот Кировский уже "на сносях", ну и Фрунзенский, который когда-нибудь будет. И, возможно даже, руки дойдут и до благоустройства.

- На самом деле что-то все-таки стало меняться, что-то строится.

- То есть, как оптимист, вы считаете, что…

- Я не оптимист, я наоборот очень большой пессимист и, как меня называют, «человек в футляре», но я вижу такую тенденцию, что все-таки, наверное, дошло до такой степени, что если ничего не делать, то вообще ничего не будет. Будет какой-нибудь Гондурас, или Зимбабве. Я, конечно, не хочу эти страны обидеть, но будет так, потому что ездить нельзя, ходить нельзя, что делать? Дышать пока еще можно, но хотя уже когда я с месяц назад с Петра Дубравы, я никогда с этой дороги не езжу, а заезжал в город, ну, смог висит страшный!

- Хорошо, будем, точку здесь поставим и скажем, что Самара – это не Гондурас и не Зимбабве, мы хотим дышать свежим воздухом.

(Продолжение следует)

-------------------------------------

НАЧАЛО СЕРИАЛА


Самара today предлагает стать участниками неспешного разговора с блогером Евгением Синюковым, человеком, близко к сердцу принимающим проблемы и заботы города, в котором мы живем. Его внимательный взгляд подмечает многие важные детали, мимо которых иные проходят не задумываясь. "Почему такой разрухе подвергся оборонный комплекс, бывший гордостью, бывшей страны под названием СССР? Почему никому не придет в голову собрать и сохранить свидетельства былой мощи Куйбышева/Самары в индустриальном музее? Какие еще тайны хранят подземелья города, бывшие объекты гражданской обороны (как сказали бы мы сегодня) - бомбоубежища? Почему никому из властных структур не придет в голову сохранить артефакты самарской старины, создав музей под открытым небом? Почему бы не создать музей истории Радио - в годы войны слова "Говорит Москва" -звучали здесь, в тыловом Куйбышеве. И много других "почему" вы узнаете в нашем сериале, который состоит из 5 частей.

"Я так думаю" О Самаре/Куйбышеве блогер Евгений Синюков (1)
Мы зашли, но зрелище было жуткое на самом деле, потому что пограбить-то там ерунду пограбили, а именно то, что, я не знаю, какие-то личные вещи на столе стояли, вот этот, я повторюсь, чай, который не допили, потому что, как он объяснил, люди встали и больше они сюда не вернулись, больше это не работало никогда. Это на самом деле, если мы посмотрим, в «Сталкере» такое можно было увидеть и любой фильм-катастрофа, жизнь после людей, вот это так оно и есть.

Я так думаю” О Самаре/Куйбышеве блогер Евгений Синюков (2)
Мы теряем свою историю, если мы посмотрим Соединенные Штаты – очень маленькая история, но у них, если в каком-то городишке, который похож на наш Красный Яр, село, был Эдгар По, там существует стул, где он в этом кабаке сидел и есть стакан из которого он пил, так каждое поколение это знает… Если мы приедем в Красный Яр и спросим молодых, они никогда не расскажут, они не знают когда Красный Яр основан…

Я так думаю” О Самаре/Куйбышеве блогер Евгений Синюков (3)

– Если ничего не делать, то вообще ничего не будет. Будет какой-нибудь Гондурас, или Зимбабве. Я, конечно, не хочу эти страны обидеть, но будет так, потому что ездить нельзя, ходить нельзя, что делать? Дышать пока еще можно, но хотя я с месяц назад с Петра Дубравы заезжал в город, смог висит страшный! – Хорошо, скажем, что Самара – это не Гондурас и не Зимбабве, мы хотим дышать свежим воздухом! – А вообще, река Самара, или Самарка, как ее здесь называют? >>>

“Я так думаю” О Самаре/Куйбышеве блогер Евгений Синюков (4)

- Вот Дом промышленности, уже никто не помнит, что там должна была быть парковка для дирижаблей на крыше здания. – Вертолетная площадка, сказали бы сегодня… – А сегодня на фоне проблем старины, мы видим, как достаточно активно возрождаются, развиваются культовые сооружения различные. Но когда видишь, что в приспособленном помещении, бывшем железнодорожном вагоне, стоит купол и расписание служб, как расписание поездов, это я видел в вашем репортаже, это просто оторопь берет!..

Я так думаю” О Самаре/Куйбышеве блогер Евгений Синюков (5)

Что происходит с Самарой? Если обобщить все то, о чем мы говорим, ныряя в самарскую историю, в ее прошлое, в ее настоящее, в ее возможное будущее, то, наверное, можно назвать, одним словом – гуманитарная катастрофа. Все то, что происходит городом?..