Главная / Видео / Люди / “Я так думаю!” Полтора часа с Сергеем Войтенко (3)

“Я так думаю!” Полтора часа с Сергеем Войтенко (3)

- У нас еще один проект есть, который будет в сентябре. Это большой международный конкурс «Трофей мира». Впервые в истории России международный конкурс в шестьдесят третий раз в шестьдесят третьем регионе будет проводиться у нас в России, в Самаре, в сердце России, где родился баян. Что в Самаре родился баян в 1897 году, вы этого не знали? Я вам расскажу, вы обалдеете!..

- Баян зазвучал по-новому. Мы сделали «Виват, баян!»- гала-концерт в Кремле с участием звезд российской эстрады. Канал ТВЦ, который снимал тот грандиозный концерт, уже транслировал его раз пятнадцать за все это время. Мы собрали сто пятьдесят баянистов на сцене, это вошло в Книгу рекордов Гиннеса, на сцене Кремля большего состава не было, не выступало никогда.

- Мы продолжаем в редакции «Самара today» серию бесед со знаменитым самарским музыкантом и деятелем культуры Сергеем Войтенко. В прошлой части мы остановились на том, что ваше выступление понравилось Владимиру Владимировичу Путину.

- Да, очень. Я помню, что было артистов, мы выступали в пресс-центре, то есть, не в основном концерте, а в пресс-центре, где была пресса. Вот туда он подошел. И подошел как раз на наше выступление, на конец программы. Кожин, это его правая рука, когда на прослушивании он был, он нас перестраивал в конец программы, подошел и нам сказал: «Я вас специально переставил в конец программы, чтобы…

- Вы попали в точку зрения.

- …я хочу, чтобы вас увидел президент», то есть он нам тоже в этом плане помог. И президент как подошел на тот момент, когда мы выступали. Многие артисты, конечно, были недовольны, там была Бабкина, там была Пелагея, там был Валерий Ковтун, там было много всяких разных. Они были недовольны, что нас поставили в конец, но это фортуна, что называется. Им в свое время тоже наверняка также помогали, поэтому не стоит серчать на молодых, подрастающих, тем более, что надо, наоборот, помогать. И потом, после этого случая, когда нас Владимир Владимирович увидел, мы ему очень понравились и мы стали ездить практически на все саммиты, которые были после саммита большой восьмерки. Это нам очень сильно помогло, конечно, потому что там нас видели и всякие различные министры и члены правительства и так далее и так далее. Соответственно, они нас начали приглашать на свои мероприятия и все и закрутилось, закрутилось, завертелось, потом телевидение, концерты в Кремле и так далее и так далее. Все это получилось достаточно быстро. Вот, кстати, возвращаясь к разговору о мечте. Я когда-то, когда мне было тридцать лет, я помню, что мы с ребятами, с друзьями моими, мы праздновали мой день рождения на природе, я провозгласил тост: «Я тридцать пять лет буду отмечать в Кремле!». Так и произошло.

- Правда?

- Да. Значит, когда мне исполнилось тридцать пять лет, мы сделали «Виват, баян!» гала-концерт в Кремле с участием звезд российской эстрады. Его сейчас до сих пор показывают по центральным каналам. Но это был первый раз и он был грандиозный концерт. Мне после этого концерта все, и зрители и режиссеры говорили: «Слава Богу, что появился новый формат концерта, потому что все уже устали от тех концертов, которые там происходят, потому что это тот же самый состав артистов, только меняется название. И все. То есть, та же самая Маня, только в другом сарафане.

- Ну, да.

- Я не планировал, что этот гала-концерт будет традиционным, ежегодным, но, надеюсь, что он с 14 года будет традиционным, потому что я разговаривал с нашим… у нас был разговор с нашим новым губернатором, он очень восхитился этой идеей и сказал, что будет поддерживать. Очень надеюсь, потому что это, на мой взгляд, это очень правильный и интересный концерт и полезный для всех, во всех отношениях. Он полезный для Самарской области, потому что это некий бренд нашей Самарской области, потому что «Виват, баян!» уже одиннадцать лет как фестиваль на нашей земле живет. Его знает весь мир и гала-концерт этого фестиваля – это как итог, что называется, работы за определенный промежуток времени. Потом, там участвуют звезды российской эстрады, там участвуют в этом концерте, я планирую, что всегда будут участвовать, по крайней мере тридцать процентов самарских артистов. Представляете, какой стимул это для самарских артистов?

- Конечно.

- Выступить в Кремле, получить съемку, получить эфиры, причем, эфиры повторяющиеся, это же очень полезно для наших самарцев. Во всяком случае, я преследую здесь цель показать таланты Самарской области и показать, на что вообще способна Самара, на что способен баян. В том концерте, который был в 2009 году, у нас было много артистов. У нас был Давид Иосифович Кобзон, он пел под сто пятьдесят баянов. Мы собрали сто пятьдесят баянистов на сцене, это вошло в Книгу рекордов Гиннеса, то есть, на сцене Кремля большего состава не было, не выступало. Я думал что на следующий год мы сто шестьдесят соберем, вот так будем по десятке прибавлять, чтобы каждый год входить в рекорды Гиннеса. У нас пела Анжелика Агурбаш, у нас была в концерте Надежда Бабкина, у нас был Газманов, Салтыков Виктор, Ирина Понаровская. Мы с ней пели «Чистые пруды». «Баян микс» с Ириной Понаровской – это шикарный номер получился! У нас было много артистов, которые у нас были на фестивале – это из Москвы, из России и из-за рубежа, то есть, такие, в академическом жанре. Был очень разноплановый концерт, это был и академический жанр, это был и эстрадный жанр, то есть мы баян представили со всех сторон, мы его обставили, скажем так, разными жанрами, в том числе, даже танцевальным, то есть это было очень интересно. Баян зазвучал вообще по-новому, показал себя с новых сторон. Вот ТВЦ канал, который снимал, это же всероссийский канал, он уже транслировал его раз пятнадцать за все это время. Я им каждый раз звоню, Марии Колосовой, которая главный продюсер канала, она говорит: «А что ты нас благодаришь? У нас просто больше других концертов нормальных нету! Мы показываем то, что нам нравится».

- Да, да, понятно.

- И когда я это слышу, я всегда вспоминаю о том, что хорошо было бы сделать этот концерт ежегодным, традиционным. Ну, вот, вроде бы, Николай Иванович поддержал идею и сказал, что пишите письмо, мы обязательно поддержим. Это было бы здорово! Представляете, это бренд Самарской области ежегодно на сцене Кремля представлен, Самара представляет свои творческие силы и свой классный проект.

- Я попрошу вас подробнее рассказать о том вашем детище, которое уже одиннадцать лет продолжается. Это фестиваль «Виват, баян!», потому что в первую очередь он важен даже, как бы, с такой культурологической точки зрения, то есть, вы несете вот эту самую культуру в массы, но это все не на словах, не ла-ла-ла, а это же, действительно, приезжают артисты знаменитые, мировые и едут в Нефтегорск, в Похвистнево, еще куда-то.

- В Большую Черниговку…

- Да. А где это, когда это бывает?

- …в Исаклы, в Кошки.

- Бывает ли это где-то еще?

- Я не знаю, я бы, конечно хотел, чтобы было у нас также, как в Канаде, когда….ну, и вообще в других, социально развитых странах странах, в которых у правительства есть средства на то, чтобы поддерживать социальные проекты. Вот, как сказал наш друг из Канады, Саша, он сказал о том, что в Канаде есть агентства, которые организовывают гастроли. У нас это тоже есть, у нас есть Росконцерт, Москонцерт, правда, это сейчас коммерческие агентства, раньше это были государственные структуры. И вот таким структурам, как Росконцерт, Москонцерт государство выделяет крупные деньги на то, чтобы развивать культуру в…

- Регионах.

- …периферии, в регионах, глубоко в периферии, то есть там у индейцев каких-то там, еще каких-то племен, потому что Канада – это все-таки… там очень сильно почитают индейцев, вот этих вот, у них там все вот эти вот…

- Ну, корни они берегут, да.

- И на это все выделяются деньги. Причем, люди не ищут у спонсоров эти деньги, а мне приходится каждый раз скрести по сусекам в своих карманах, мне приходится каждый раз идти с поклоном к спонсорам, которые не всегда дают деньги. Они готовы поддерживать, но чаще всего поддерживают бартером, то есть СМИ поддерживают рекламой, гостиницы поддерживают тем, что размещают наших гостей, рестораны поддерживают тем, что кормят, кто-то поддерживает тем, что возит наших артистов. Все. А деньги-то нужны. Деньги нужны на то, чтобы аренду заплатить, гонорары артистам заплатить, дорогу оплатить и так далее. Все это стоит денег и немалых.

- И, причем, вы говорите, что мировые знаменитости, они соглашаются на минимальную оплату для участия в фестивале, понимая, что они не зарабатывать деньги сюда едут.

- Это вообще, это вот мне подарок судьбы просто, что у меня такие друзья. Я общаюсь с баянистами со всего мира и люди идут навстречу, большинство. Ну, есть некоторые, с которыми сложно, а есть, что прямо… ну, большинство, девяносто процентов идут навстречу. Вот, недавно приезжал к нам канадский коллектив из Канады…..канадский из Канады, квартет «Quartetto Gelato». Они стоят за рубежом, там у себя в Канаде, их концерт на тридцать-сорок минут стоит десять тысяч долларов канадских. Сюда они приехали практически за бесценок, потому что у нас здесь мы не можем заплатить такие деньги им. Десять тысяч долларов за каждый концерт, а здесь у них пять концертов – это была Черниговка, Большая Черниговка, Самара, Тольятти и Похвистнево. Пять концертов – это пятьдесят тысяч долларов, это полтора миллиона рублей вынь, да положь. Плюс дорога из Канады сюда, плюс питание, плюс, плюс, плюс, плюс… Виза и так далее и так далее, то есть, одна поездка только одного этого коллектива, пять концертов, могла бы обойтись в два миллиона рублей. Ну, где мне взять такие деньги? У меня нет таких денег, у меня нет даже ста тысяч рублей, чтобы их сюда пригласить. Я с ними поговорил, они согласились и приехали за бесценок, для себя за бесценок. И так делают многие артисты, мои друзья. И поэтому, чтобы привезти хороших артистов, либо нужны деньги хорошие, большие, либо нужно суметь их убедить, чтобы они приехали и вселить в них мысль о том, что это наше общее, благое дело, которое мы должны развивать. Понятно, что многие артисты едут еще в Россию потому, что они здесь никогда не были и для них это экзотика.

- Экзотика, да.

- Это тоже пятьдесят процентов…

- Стоит денег.

- …на этом надо… пятьдесят процентов они делают за то, чтобы «почему бы в Россию не смотаться». Они, понятно, что зарабатывают не так, как мы. Я вот зарабатываю, как в дуэте «Баян микс», я зарабатываю в других местах, здесь я ни черта не зарабатываю. Для меня это социальный проект, для меня он очень значимый, я считаю, что он для области, для страны очень значимый, но, к сожалению, не все это понимают, не все это ценят. Ценили бы – дали бы на этот проект каждый год в течение пяти лет, дали бы денег, чтобы мы не мучились, потому что мы мучаемся, откровенно говоря. Мы каждый раз чешем репу, извините за выражение, как нам извертеться, как нам измудриться, чтобы провести этот фестиваль и каждый раз от многих организаций, от филармонии, от самарской и так далее. Ну, то есть у нас каждый раз фестиваль, как анреприза, то есть я продаю этих артистов в регионы - в Самару, Тольятти и так далее, я закладываю себестоимость, грубо говоря, если посчитать, у меня есть пять концертов, я понимаю, у меня есть гонорар там, у меня есть их дорога, у меня есть их размещение, у меня есть оплата моих сотрудников, у меня есть какие-то налоги, у меня есть еще что-то, какие-то накладные расходы. Я на какой-то один этап закладываю, грубо говоря, какую-то сумму, я это делю между городами, в которые у нас едут эти артисты, свыше 90-100 тысяч, мне каждый раз говорят: «Войтенко, ты охамел! Это очень большие деньги за этих артистов!». Но сто тысяч за один концерт, в который вложены вот эти все расходы, дорога их из Канады, гонорары и так далее, или десять тысяч долларов, как они на самом деле там стоят – это в разы больше. И каждый раз, когда я организовываю фестиваль, каждый раз найдется человек, который скажет: «Ты знаешь, ты вообще…

- Озолотился.

- …озолотился! Озолотился и вообще с тобой работать очень сложно, потому что ты гнешь такие цены!». А я не гну цены, я… вот у меня каждый год этот проект, слава Богу, вот последние два года этот проект вышел в ноль. Все остальные годы, если я не имею поддержки ни от министерства, ни от кого, я в минус уходил, мне каждый год, у меня просто большие минусы. И сейчас мы так посчитали, у меня есть хороший директор, Лена Татаринова, которая просчитала всю логистику, которая просчитала весь бизнес-план, мы сейчас выходим в ноль. Но, понимаете, если еще посчитать, сколько стоит мое время, которое я здесь трачу, когда сюда приезжаю, я езжу с артистами на все концерты, я там выступаю. Это все бесплатно. Я там веду, но это я тоже делаю бесплатно. Я понимаю, что это мое детище, но я также и понимаю, что я делаю благое дело…

- Не для себя, да.

- …для всех!

- Да, конечно.

- Я не зарабатываю на этом проекте, я не прошу, чтобы мне дали деньги, чтобы я на этом заработал, я прошу помочь мне, чтобы мне не было сложно, чтобы я не ломал голову каждый год, где мне взять деньги и каких мне артистов пригласить, потому что не каждый артист соглашается все-таки.

- По-моему, ничего подобного ведь в России больше нет?

- Ну, не знаю, может, и есть, может быть и нет, но есть всегда, во всех регионах есть инициаторы. Но я не договорил по поводу фестиваля. Фестиваль состоит из трех частей – это сами концерты, потом конкурс, а потом стажировка. На конкурсы съезжаются к нам 150-200 человек в каждом году где-то со всей России. Да, они… я опять о финансах, вот о наболевшем, что называется. То, что я продюсер этого проекта, я каждый раз думаю не о творчестве, а думаю о том, как концы с концами свести. Да, у нас есть там взносы, но у нас есть там члены жюри, которым надо заплатить, оплатить дорогу, проживание, питание, гонорар. У нас есть там полиграфия, которая нужна нам там – выпустить баннер на сцену, например. Нам нужно заплатить аренду помещения, в котором проходят эти конкурсы, нам опять же нужно заплатить зарплату сотрудникам, которые работают и так далее, и так далее. Люди, которые приезжают, делают взносы тысячу рублей, предположим, в среднем, тысячу рублей. Вот сто человек ко мне приехало, тысячу рублей они внесли, расходы на конкурс у меня 750 тысяч, потому что премиальный фонд у меня 350 тысяч рублей. То есть, я должен эти деньги заплатить тем людям, которые у меня победят. Такой премиальный фонд я внес, у меня восемь категорий. 350 тысяч рублей: около 250 тысяч рублей - это у меня уходит на членов жюри, на их гонорары, дорогу и так далее, и так далее. Все остальные – это накладные расходы. Сто тысяч рублей я возвращаю, то есть, в минусе я в 650. Извините, что я сейчас об этом говорю, но это, кстати, я просто говорю о математике. Сейчас что мне приходится делать? Мы разрекламировали то, что у нас будет хороший премиальный фонд, я надеялся на то, что мне дадут деньги в этом году министерство, но они пока не выделили, но это можно потом вырезать. Надеялся, что мы получим спонсоров финансовых, но у меня не получилось, поэтому мы сейчас вот этот премиальный фонд режем пополам, членов жюри я всех обзвонил, я говорю: «Зарплату я буду вам половину платить». И двух членов жюри, я вообще от них отказался. Я размахнулся – я виноват. Но, при всем при том, я остаюсь в минусе. Конкурс, потому что вообще не приносит никакие деньги, если здесь, на фестивале мы еще артистов как-то продаем, на конкурсе вообще неоткуда взять деньги. Со взносов ни один конкурс не набирает денег для того, чтобы покрыть расходы. Плюс стажировка, на которую мы на конкурсы, мы каждый год обязаны награждать стажировкой, поездкой на стажировку детей наших, самарских, троих из области.

- За границу.

- За границу. Бюджет этой стажировки – это 450-500 тысяч рублей на троих. Тоже надо думать сейчас, где взять деньги. Возможно, выделит министерство по гранту, 250 тысяч рублей – это грант. Еще 250 тысяч – это надо будет найти. То есть, я с такими проблемами сталкиваюсь сейчас. К сожалению, но это каждый год, каждый год я думаю – все, нахрен, я это все завяжу, брошу, потому что мне это надоело тянуть! Потому что я каждый год… мне мои родители говорят: «Тебе есть, кого кормить! У тебя есть сын, у тебя есть семья, у тебя есть мы!». У меня есть еще племянница от моего родного брата, который, к сожалению, умер несколько лет назад, мне их надо, им надо помогать. И многим надо помогать, а я, как дурак, я все время пытаюсь что-то доказать, что я не верблюд. Я пытаюсь все время говорить: ребята, вот, смотрите, это же все я делаю на своих общественных и на своих финансах! Мне говорят, максимум, что мне могут сказать: «Молодец!». Все! Извините, что жалуюсь, но раз уж зашел об этом разговор.

- Это как раз очень важно и очень характерно для сегодняшней власти, которая больше говорит, чем делает, да?

- Я бы так не сказал. Есть определенные… у них же тоже есть определенные статьи, которые они рассчитывают, в бюджет вносят, правильно?

- Ну, да.

- Николай Иванович, когда я с ним разговаривал, он сказал, что «мы поможем». Спасибо ему огромное за то, что сейчас… у нас же еще один проект есть, который будет в сентябре. Это большой международный конкурс «Трофей мира». Впервые в истории России международный конкурс в шестьдесят третий раз в шестьдесят третьем регионе будет проводиться у нас в России, в Самаре, в сердце России, где родился баян. Вот об этом, кстати, можем в следующей передаче поговорить.

- Да, да.

- Что в Самаре родился баян в 1897 году. Вы этого не знали?

- Нет!

- Я вам расскажу, вы обалдеете! Нет, подождите, вот по поводу «Трофея мира». Значит, министерство на «Трофей» деньги выделяет, но у них не хватает денег на «Виват, баян!», к сожалению. Поэтому, либо это надо, я буду еще раз просить, чтобы этот проект, «Виват, баян!», внесли в бюджет ежегодный, чтобы он просто был в бюджете.

- Ну, понятно.

- Чтобы прописали статью, потому что каждый раз, когда я спрашиваю денег, у них, может, я немножко опаздываю, может быть я поздно прошу, они говорят: «У нас все распланировано, мы тебе не можем выделить, мы из каких-то закромов пытаемся. Вот гранты – пожалуйста!». На них можно два раза в год подавать. Поэтому на «Трофей» они выделяют деньги, спасибо им огромное! Вот серьезно, большое человеческое спасибо! Но, а на фестиваль «Виват, баян!», к сожалению, всегда не хватает денег. Хотя проект сам по себе классный! Мы добились за эти годы то, что в школах музыкальных поступление идет, у нас конкурс на баян, аккордеон, на класс баяна, аккордеона. То, что наш фестиваль знают во всем мире и то, что все артисты, которые сюда приезжают, они потом как сувенир наше гостеприимство везут с собой туда. Они об этом рассказывают всем своим друзьям, все своим знакомым, о нашем фестивале пишут везде. «Виват, баян!» тире Самара знают во всем мире! Понимаете, это еще пропаганда. Пропаганда русского баяна, пропаганда нашего города, много-много ипостасей, которые плодами вырастает этот фестиваль. Дети, которых мы возим на стажировку. Мы свозили более тридцати детей на стажировку и все из них остались в профессии. Мы возим детей из музыкальных школ, последние классы. В этот момент их нужно как раз подстегнуть, их нужно приободрить и вдохнуть в них вот эту уверенность, что они занимаются нужным делом. Потому, что они приезжают на стажировку во Францию, там из Америки, из Финляндии, из Великобритании и из Германии, из Африки, откуда только… из Австралии, откуда только там нет людей! И они понимаю, что не только в России баян, а и он вообще во всем мире. И они пропитываются этой уверенностью и возвращаются обратно в Самару вот с такими большими глазами, с энергией и они говорят: «Мы пойдем по музыке!». Вы понимаете, что мы делаем, получается, мы делаем государственную политику. Мы кадры, которые в музыкальных школах воспитывают, мы им просто даем в последний момент поддержку и дальше их, в среднее звено толкаем. Кто-то там в высшее звено сразу идет, в пединститут тоже самое, в который можно поступить без музыкального училища. Это же получается, что мы… да, может быть, это мелко в размерах страны, мы там тридцать человек продолжили свое обучение, зато эти тридцать человек, они продолжили свое обучение, они пошли в профессию, понимаете?

-------------------------

Начало сериала:

“Я так думаю!” Полтора часа с Сергеем Войтенко (1)

История дуэта Сергея Войтенко и Дмитрия Храмкова, о начале творческого пути, о том, как живется сейчас в Москве Сергею Войтенко, о новых проектах в Самаре, обо всем интересном, что происходило и происходит в творческой жизни замечательного самарского музыканта, деятеля культуры Сергея Войтенко в серии встреч «Самара today».
- Почему-то спортсмены стараются для страны, а музыканты стараются для себя. Мне вот это непонятно. Сейчас проходит фестиваль, который я уже одиннадцать лет тяну на себе. Все думают, что я стараюсь для себя, а на самом-то деле я стараюсь-то, по большому счету для нашего общего дела. У нас есть единственные в России и в Самарской области конкурсы при поступлении на класс баяна и аккордеона, единственное, ребята! Это все благодаря этому фестивалю, потому что у нас это все бурлит и люди хотят отдавать своих детей учиться на этих инструментах. Но это никто не ценит! К сожалению.

“Я так думаю!” Полтора часа с Сергеем Войтенко (2)

- Понимаете, история нашего взлета в Москве, она пошла не по стандартному сценарию. Я никогда не предполагал, что так будет, я думал, что так будет, но не предполагал даже, даже я об этом не мечтал. Нам помогла Катя Шаврина, которая нас свела с режиссером Кремля, который нас на Саммит большой восьмерки послал, а там уже нас увидел В.В.Путин и просто затаскал на все саммиты…

“Я так думаю!” Полтора часа с Сергеем Войтенко (3)

- Баян зазвучал по-новому. Мы сделали «Виват, баян!»- гала-концерт в Кремле с участием звезд российской эстрады. Канал ТВЦ, который снимал тот грандиозный концерт, уже транслировал его раз пятнадцать за все это время. Мы собрали сто пятьдесят баянистов на сцене, это вошло в Книгу рекордов Гиннеса, на сцене Кремля большего состава не было, не выступало никогда.
- У нас еще один проект есть, который будет в сентябре. Это большой международный конкурс «Трофей мира». Впервые в истории России международный конкурс в шестьдесят третий раз в шестьдесят третьем регионе будет проводиться у нас в России, в Самаре, в сердце России, где родился баян. Что в Самаре родился баян в 1897 году, вы этого не знали? Я вам расскажу, вы обалдеете!..

“Я так думаю!” Полтора часа с Сергеем Войтенко (4)
- В прошлом году мы встретились с Леонидом Львовичем Рафельсоном, он пришел ко мне на фестиваль: «Сергей Иванович, у меня для вас есть очень важная информация. Очень важная информация! Это касаемо баяна». Я его отшивал, отшивал, отшивал, но все-таки он пришел. И он начал рассказывать о том, что баян родился в Самаре. Я говорю: «Да чушь это какая-то! Баян родился в Туле и в 1907 году, и это написано во всех энциклопедиях. Он говорит: «Нет, Сергей Иванович, у меня есть данные, которые я нашел». Оказалось, что в 1894 году Павел Чулков, уроженец Тулы, семнадцати лет отроду, приехал в Самару и остался здесь жить. Начал усовершенствовать гармошку, которую до него за двадцать лет создали его отец, Чулков Борис и Белобородов. И вот он в 1897 году поехал в Италию и зарегистрировал, запатентовал это изобретение. И назвали они его баян.

-------------------------