Мировая пресса

Два года колонии для Pussy Riot: ожидаемый шок

Реальный срок заключения, к которому приговорили трех участниц панк-группы Pussy Riot, спевших «Богородица, Путина прогони!», парадоксальным образом был для большинства из имевших отношение к процессу ожидаемым, но оказался неожиданным. Муж Надежды Толоконниковой Петр Верзилов, выйдя из здания суда, где его жену и двух ее подруг, Марию Алехину и Екатерину Самуцевич, только что приговорили к двум годам колонии за акцию 21 февраля в храме Христа Спасителя, говорил тихо, но резко.


«Прокомментировать это можно только словами из последней песни Pussy Riot: «Путин зажигает костры революции». Дочку, жену и всех остальных спасет революция. Будем ее делать», — сказал Верзилов.

Корреспондент одного из ведущих изданий США, выходя из суда, по свидетельствам очевидцев, произнес лишь один нецензурный русский глагол, обозначающий состояние крайнего изумления или возмущения. Реакция очень многих его коллег на приговор была похожей.

До того, как судья Хамовнического суда Марина Сырова дочитала свой приговор до конца, журналисты и политики высказывали самые разные предположения о том, каково будет ее решение: условный срок, реальный срок, но совпадающий с уже отсиженным девушками, штраф — его тоже предусматривает статья Уголовного кодекса о хулиганстве.

Курс на Саудовскую Аравию

Отец Екатерины Самуцевич Станислав признался, что надеялся на условное наказание: «Всё-таки тяжесть того, что они сделали, не тянет на уголовное преступление».

В то же время дочь, по словам Самуцевича, была морально готова к тому, что ее отправят в колонию.

«Хотя это достаточно страшно, но это такой жизненный опыт, который есть у всех поколений наших, русских людей, и он будет, наверное, тоже полезен. При всех властях сидели…», — на этих словах глаза Станислава Самуцевича немного покраснели и говорить он стал тихо.

«Мы скатываемся где-то к Ирану — что за религиозные преступления можно побить камнями, посадить в тюрьму… Саудовская Аравия возникает у нас здесь каждый день. Мы к этому хотим идти? Ради бога», — сказал Самуцевич.

Петр Верзилов увидел несколько другой «географический вектор».

«Я думаю, картинка России была и без того достаточно страшной для всего мира», — сказал Верзилов, отвечая на вопрос журналиста, как приговор повлияет на имидж России. — «А теперь — вот такой очень четкий сигнал, что страна движется даже не в сторону Китая, а в сторону Северной Кореи».

Адвокат Марии Алехиной Николай Полозов заверил, что он с коллегами подаст апелляцию и обязательно дойдет до Европейского суда по правам человека.

Толчок обществу

«Мы используем все законные способы защитить интересы наших подзащитных», — подтвердил другой адвокат Pussy Riot Марк Фейгин.

«Надеюсь, этот приговор даст толчок гражданскому обществу России к тому, чтобы как-то сорганизоваться и дать отпор власти как механизму насилия и репрессий», — добавил Фейгин.

Происходившее возле Хамовнического суда, впрочем, мало напоминало организованный отпор и тем более «революцию», о которой говорил Петр Верзилов.

Возле ограждения, которым полиция, как обычно, перекрыла переулок за сотню метров от Хамовнического суда, собрались несколько сотен сторонников Pussy Riot, а также небольшая группа людей, называющих себя «православными активистами».

Люди скандировали «Позор!», «Свободу Pussy Riot!»

Полиция еще до конца выступления судьи Сыровой начала задерживать оппозиционеров. Всего были задержаны несколько десятков человек, в том числе один из лидеров левой оппозиции Сергей Удальцов и глава Объединенного граджанского фронта Гарри Каспаров. При этом Каспарова полиция обвинила в том, что он укусил полицейского. Экс-чемпион мира по шахматам назвал это обвинение «бредом сивой кобылы».

Подробнее: Би-би-си
суббота, 18 августа 2012 г., 20:10 GMT 00:10 MCK

*

По теме

Back to top button