Мировая пресса

После Путина (инопресса)

Акции протеста в России — осязаемые приметы гораздо более глубоких перемен, подрывающих основы популярности Путина. Даже верхушка системы, которую Путин создал, начинает готовиться к тому, что когда-то было невообразимо, — к «жизни после Путина».

Акции протеста в России — не что иное, как осязаемые приметы гораздо более глубоких перемен, подрывающих основы популярности Путина, полагает The Wall Street Journal. Даже верхушка системы, которую Путин создал, начинает готовиться к тому, что когда-то было невообразимо, — к «жизни после Путина», утверждает журналист Грегори Уайт.

Газета приводит пример: 13 февраля президент ВТБ Андрей Костин в статье для крупной газеты порекомендовал Путину после победы на этих выборах дать обещание больше не баллотироваться. Это поразительная перемена по сравнению с сентябрем прошлого года: тогда, казалось, вся интрига сводилась к одному: станет ли Медведев баллотироваться в 2024 году?

«Пропутинское большинство либо уже исчезло, либо вот-вот исчезнет», — говорит Михаил Дмитриев, директор Центра стратегических разработок. По его мнению, Путин должен поскорее подыскать себе надежного преемника, поскольку до конца 6-летнего срока он не доработает.

«Путин и его сторонники отвергают эту идею как нелепую», — отмечает автор. «Путин может работать при любом уровне популярности. Ему требуется только уверенность в себе и поддержка нескольких ключевых людей из собственного окружения», — сказал неназванный «высокопоставленный деятель из избирательного штаба». По данным автора, источники, близкие к Кремлю, объясняют слабые результаты «Единой России» всего лишь неудачной предвыборной кампанией.

«Но многие инсайдеры настроены не столь оптимистично», — отмечает газета, приводя слова неназванного «крупного бизнесмена»: «Тектонические сдвиги уже имеют место, система медленно развалится».

«Когда в 2000 году Путин впервые пришел к власти, даже многие из его нынешних критиков приняли его с распростертыми объятиями как человека, который спасет Россию, ослабленную финансовым кризисом и мятежом исламистов на юге», — напоминает издание. «У нас был карт-бланш на реформы. Но затем цены на нефть взлетели, и востребованность реформ снизилась», — отмечает Герман Греф, который в то время был министром.

Зато политические перемены ускорились: Кремль методично подавлял или перетягивал на свою сторону конкурирующие центры власти: СМИ, региональных «баронов», магнатов.

Правда, некоторые события (теракты, «оранжевая революция» на Украине, протесты пенсионеров против монетизации льгот) обнажали слабые места путинской системы, но Кремль реагировал жестко и непреклонно. Как бы то ни было, для подавляющего большинства россиян политика отступила на задний план, поскольку рос уровень жизни. Элита перенимала имидж Путина: «Он был krutoi — это русское прилагательное, которое стало символом эпохи, оно означает нечто жесткое, сочетающее в себе грубость и престижность», — поясняет автор.

В 2008 году праздник жизни оборвался из-за финансового кризиса. Экономика до сих пор восстанавливается медленно. Путин прибег к испытанным методам политического театра, но российское общество уже изменилось, пишет Грегори Уайт, упоминая о бесцензурных новостях и политических дебатах в интернете. Даже консервативный электорат старшего возраста начал отворачиваться от Путина.

И все же в Кремле не ожидали массовых акций протеста. «Но для Дмитриева и его коллег они не стали сюрпризом», — пишет автор, поясняя: еще весной прошлого года эти эксперты предостерегли, что декабрьские выборы чреваты бурей, если власти не примут кардинальных мер для создания открытой политической системы.

И вот в декабре «обвинения в подтасовках начали появляться в интернете еще прежде, чем закрылись избирательные участки. Мнение, что Путин krutoi, внезапно вышло из моды», — повествует издание. Первую реакцию Кремля на митинги автор называет «шизофренической»: Путин оскорблял демонстрантов, а его помощники называли их сливками общества.

В начале текущего года победила линия Путина — более жесткая.

«Политтехнологи спешно подыскивают для Кремля стратегии, с помощью которых можно завоевать сердца протестующих. Правительство обещает восстановить некоторые демократические права, отнятые Путиным, а также провести другие реформы, которых давно добиваются», — говорится в статье. «Они рассчитывают, что средний класс может к ним вернуться. У людей короткая память», — сказал неназванный «источник, близкий к избирательному штабу» Путина.

Дмитриев, однако, настроен скептически. Средний класс доминирует в политических кругах в Москве и Санкт-Петербурге. «Тенденция необратима», — говорит политолог.

Источник: The Wall Street Journal

InoPressa.ru

*
Метки

По теме

Back to top button