ВажноКультура в России

История похищения картины И.Айвазовского «Вечер в Каире» еще тот детектив!

В последние дни появилось много публикаций о том, что российский Интерпол обратился к организаторам торгов в аукционного дома Sotheby’s Соединенного Королевства с просьбой снять ее с продажи. Этот факт многократно описан. Рассказывается, что в январе 1997 года в Москве из частной коллекции была украдена картина И.Айвазовского «Вечер в Каире». Мы же хотим вас познакомить с детективной историей похищения картины у семьи её последнего владельца — вдовы наркома водного транспорта Носенко.

Добавим еще, картина была написана И.Айвазовским в 1870 г., когда художник присутствовал на открытии Суэцкого канала.

Российский Интерпол проводит мероприятия по снятию с торгов в Великобритании похищенной картины Айвазовского.
Картина Ивана Айвазовского. Об этом сообщила официальный представитель МВД России Елена Алексеева.
«Запрос в правоохранительные органы Великобритании об оказании содействия направило Российское Бюро Интерпола», — сказала она, уточнив, что речь идет о снятии с торгов одного из крупных аукционных домов Соединенного Королевства картины И.К. Айвазовского «Вечер в Каире», «которая была похищена в 1997 году из частной коллекции в Москве».
Полотно одно время находилось в собственности известного собирателя Н.И. Дедова, в начале 1940-х годов картину купил Иван Носенко, занимавший в то время пост наркома судостроительной промышленности. После его смерти в 1956-м обладательницей коллекции стала вдова бывшего наркома, у которой картина и была похищена из московской квартиры. Оценочная стоимость полотна на тот момент на черном рынке составляла примерно 120 тысяч долларов. Айвазовский прославился своими морскими пейзажами. Его произведения на какую-либо иную тему встречаются исключительно редко и высоко ценятся знатоками. К таковым относится картина «Вечер в Каире», написанная в 1870-м.

———-

Материал из архива газеты «Молодежь Эстонии»

Статья с рассказом об этой истории вышла в газете:

№04 24/01/1997

———

«Вечер в Каире»


Рубрику ведет Олег РАЗУМОВСКИЙ

Выдающийся русский художник Иван Константинович Айвазовский прославился своими морскими пейзажами. В творчестве мастера-мариниста среди бесчисленных «Девятых валов» произведения на «сухопутную» тему встречаются исключительно редко. Может быть, именно в силу этого они и ценятся так высоко знатоками и коллекционерами.

К числу таких редких творений Айвазовского относится картина «Вечер в Каире». «1870 год. 110х132 см. Холст. Масло» — сообщается о ней в каталогах. По мнению многих, картину можно назвать уникальной, поскольку изображен на ней закат солнца на суше, в пустыне, на окраине Каира, — работ подобного содержания у художника больше нет. Поэтому каждый коллекционер мечтал бы заполучить ее в свое собрание.

О значении этого полотна в творческом наследии художника-мариниста можно судить по тому, что эксперты Третьяковской галереи не смогли назвать его стоимости, посчитав картину бесценной. Место ей в национальных хранилищах, в государственных галереях.

Однако ни в экспозиции, ни даже в запасники государственных сокровищниц «Вечер в Каире» не попал, переходя из одних частных рук в другие. Именно это обстоятельство позволило оценщикам из сферы нелегального обращения предметов искусства решиться на то, на что не смогли специалисты из госучреждений: они знают цену работы Айвазовского и определяют ее «рыночную стоимость» в 100-120 тысяч долларов — на этом рынке рубли не обращаются.

Сказанное и определило судьбу картины, привлекшей к себе внимание дельцов из подпольно-криминального мира. Биография «Вечера в Каире» вполне укладывается в сюжет настоящего детектива с навороченным сюжетом, с жертвами и преступниками.

Это полотно одно время находилось в собственности известного коллекционера Н.И.Дедова, однако в начале 40-х годов его купил тогдашний министр водного транспорта Носенко. Следует сказать, что бывший советский нарком, как их тогда называли, собирал произведения искусства с любовью и знанием дела, а не просто как помещение капитала. В его коллекции хранились уникальные живописные полотна, скульптуры, предметы антиквариата. В квартире Носенко на Большой Бронной (кстати, газеты услужливо называют ее точный адрес, очевидно в интересах будущих охотников наведаться в нее) находятся работы Маковского, Саврасова, Айвазовского, Шишкина и других.

Семейство Носенко не относилось к тем «скупым рыцарям», которые скрывают свои сокровища от посторонних глаз. Так, тот же «Вечер в Каире» в 1950 году был выставлен в галерее Союза советских художников на Кузнецком. И возможно, именно тогда полотно привлекло к себе хищный и завистливый взор какого-то таинственного собирателя, поставившего целью своей жизни непременно заполучить его в свои руки. А такие «ценители», как известно, не останавливаются ни перед временем, ни перед деньгами.

После смерти экс-наркома обладательницей коллекции стала его вдова Тамара Георгиевна Носенко.

Легко представить, как живется в наше время этой уже далеко немолодой женщине. Какая нынче пенсия у стариков — известно. Сын давно взрослый и работает по дипломатической линии в Израиле. Из всех посетителей 79-летнюю Тамару Георгиевну навещают лишь невестка да внучка, которой 22 года. Все меньше друзей и знакомых…

Учитывая криминогенную обстановку в столице, вдова Носенко поставила у себя в квартире железную дверь, снабдила ее замками и запорами, установила сигнализацию, которую, впрочем, по забывчивости постоянно оставляла невключенной.

Но хитроумные запоры — слабая защита от лихих людей. Семь лет назад в дверь ее квартиры позвонили. Выглянув в глазок, женщина увидела двух незнакомцев в милицейской форме. Привыкшая доверяться людям в форме, она открыла дверь. Проникнув в квартиру, пришельцы набросились на висевшие на стене картины, и «Вечер в Каире» был среди шедевров, привлекших их внимание в первую очередь.

Сообразив, что стала жертвой обмана, пенсионерка ухитрилась вырваться на лестничную площадку и стала кричать и бить ногами по железной сетке лифта.

Грабители сочли за лучшее бежать не солоно хлебавши.

Но страсть коллекционера не поддается сроку давности. И если та попытка ограбления была сделана по наводке заказчика, то ясное дело, что от своего намерения он не откажется. Тем более что «объект» представлялся весьма заманчивым: одинокая старая женщина, пустынные лестничные пролеты, лишь немолодая вахтерша восемью этажами ниже — сидит себе и дремлет…

Так что злоключения носенковской коллекции не закончились.

Приобщившаяся в свое время к жизни «высшего круга», Тамара Георгиевна пыталась найти выход из беспросветного существования пенсионерки, и понемногу распродавала то, что было менее дорого ее душе. Так, совсем недавно она продала одну картину за 16 тысяч долларов. В мире подпольного коллекционирования информация поставлена на высочайшем уровне. Куда следует и кому следует пошла весточка: жива старуха, да и коллекция не пущена по ветру.

В «черный понедельник» — 13 января нового года, примерно около половины седьмого вечера, в дверь квартиры на 8-м этаже дома по Большой Бронной раздался звонок. Выглянув в глазок, Тамара Георгиевна увидела молодого человека «восточной наружности» в модном пальто, белоснежной сорочке и дорогом галстуке…

Начиная с этого момента версии о дальнейшем настолько расходятся, как будто речь идет о двух разных случаях. Если бы не было у них одинакового финала: похищен «Вечер в Каире»!

Возможно, перепугавшись, женщина сама путалась в своих рассказах о происшедшем, что в 79-летнем возрасте вполне естественно. Или репортеры уголовной хроники в стремлении опередить конкурентов присочинили к фактам кому что пришло на ум. Или же милиция — «в интересах следствия» — сообщала взаимоисключающие подробности.

Более детективно-кинематографическая версия выглядит так.

…40 лет назад, еще будучи членом семьи члена правительства, Тамара Носенко отправилась отдохнуть и подлечиться в Карловы Вары, где на досуге познакомилась и подружилась с супругой третьего секретаря ЦК Компартии Таджикистана. Разъехавшись по домам, женщины продолжали поддерживать отношения даже после того, как обе овдовели. То весточку к празднику пошлют, то погостить друг к другу съездят…

Не так давно Тамара Георгиевна снова побывала в гостях у сына своей подруги, крупного политика и экономиста. Прощаясь, он пообещал гостье «прислать настоящих таджикских лимонов».

«Ваши друзья прислали лимонов, возьмите, пожалуйста!» — якобы сказал хозяйке пришелец, позвонивший в дверь. Не подозревая ничего дурного, женщина отперла все замки.

Однако стоило ей приоткрыть дверь, как из-за лестничного простенка появился второй незнакомец, который уже не напоминал «мальчика из хорошего дома»: на лице — черная маска, на руках — перчатки… «Схватив 79-летнюю женщину за горло, преступники поволокли ее в спальню, где швырнули на пол, связав руки», — повествует о случившемся дальше газета «Сегодня» в разделе «Происшествия».

Налетчики огляделись, нашли то, что искали, вырезали из рамы картину Айвазовского «Вечер в Каире», добавив заодно еще «Пейзаж» А.Саврасова и «Ходатаев по делу» К.Маковского.

«Преступники явно никуда не спешили, — продолжает свое повествование «Сегодня», — они расхаживали по квартире и даже цинично поедали хозяйские леденцы, а когда пролежавшая целый час на полу женщина стала стонать, грабители «любезно» переложили ее на кровать. Забрав все самое ценное, преступники скрылись».

Насчет «всего самого ценного» — то ли журналисты преувеличили, то ли грабители чего-то недоглядели, то ли просто «заказа» не было: на стене той же комнаты висел пейзаж И.Шишкина, стоивший, по оценкам специалистов, 300 тысяч долларов. Однако и то, что было похищено из квартиры — картины, драгоценности, антикварный фарфор, — потянуло на полмиллиона баксов.

Вторая версия явно проигрывает первой в картинности.

Согласно ей, старая женщина ожидала визита своей внучки, которая обычно по понедельникам приносила ей продукты на неделю. Поэтому злоумышленники, позвонив, сказали что пришли от нее. А когда они снимали картины со стен и вырезали их из рам, в дверь позвонила сама внучка. Не дождавшись ответа, она попыталась открыть дверь своим ключом, однако преступники предусмотрительно заперли ее на цепочку. Девушке все же удалось проникнуть в коридор, но на нее набросились, связали и усадили рядом с бабушкой, приказав «сидеть тихо». Пострадавшие утверждают, что им угрожали, так как у грабителей в руках были ножи, а хозяйке вставили кляп.

Однако репортер «МК» не без оснований полагает, что «возможно, впрочем, что со страха им это померещилось». Тем более что старая женщина после их ухода упала в обморок, и пришлось вызывать «скорую».

Милиции, прибывшей по звонку внучки, оставалось лишь разглядывать пустые рамы из-под картин, подсчитывать урон да опрашивать свидетелей. Женщины в квартире полагают, что по виду грабители напоминали «кавказцев», а сама Тамара Георгиевна считает, что, возможно, один из них уже побывал у нее и потому скрывался под маской. И вахтерша, видевшая, как они без проблем открыли кодовый замок на подъездной двери, утверждает, что один вошел как «свой человек» и еще про другого сказал: «Этот со мной».

Сейчас по всем отделениям милиции, картинным галереям, воровским скупкам и антикварным лавкам разосланы «оперативки» с описаниями похищенного: картина Айвазовского изображает «закат солнца в пустыне», Саврасов — «весенняя распутица на российской дороге», Маковский — «жанровая сценка — двое крестьян, пришедших на поклон к купцу», столовое серебро, чашки из антикварного сервиза…

Но особой надежды, что преступление удастся раскрыть и вернуть похищенное владелице, ни у кого нет: «похищенные по заказу» предметы искусства бесследно исчезают в закрытых собраниях…

Разве что придет кто-нибудь проверить подлинность картин к искусствоведам в Третьяковку или еще куда, — тут-то его, голубчика, и повяжут. Как в детективе, опять-таки.

www.moles.ee

***
Метки

По теме

Back to top button