Культура в России

Как простой электрик изменил ход истории: фильм Анджея Вайды о Лехе Валенсе

43-й кинофестиваль «Молодость» в Киеве открыл новый фильм Анджея Вайды «Валенса. Человек надежды». Биография легендарного лидера «Солидарности», лауреата Нобелевской премии за мир подоспела к 70-летнему юбилею своего героя (который тот отмечал менее месяца назад) и выдвинута Польшей на соискание премии «Оскар».

Режиссёр Анджей Вайда и актёр Роберт Вечкевич на съёмках фильма «Валенса. Человек надежды».

43-й кинофестиваль «Молодость» в Киеве открыл новый фильм Анджея Вайды «Валенса. Человек надежды». Биография легендарного лидера «Солидарности», лауреата Нобелевской премии за мир подоспела к 70-летнему юбилею своего героя (который тот отмечал менее месяца назад) и выдвинута Польшей на соискание премии «Оскар».

Кадр из фильма «Валенса. Человек надежды».

Сказать, что «Валенса» — фильм ожидаемый, это не сказать ничего. Великий Вайда снимает о великом Валенсе — это интересно уже само по себе, вне зависимости от итога: уж слишком значимы в истории обе фигуры, чтобы пройти мимо подобного альянса. Интриги добавляло то, что политическое кино – «конёк» знаменитого режиссёра, совершенно особая тема в его творчестве. Тем радостнее было увидеть, что картина получилась по-настоящему хорошая – без скидок на «важность» и «значимость». И уж тем более без скидок на возраст: Вайде уже 87, в следующем году будет вот уже шестьдесят (!!!) лет, как он снимает кино – но кто ему столько даст, кто вспомнит об этом? По «Валенсе» никак не скажешь, что фильм снят «пенсионером» — это бодрая и энергичная лента, пропитанная боевым саундтреком, пронизанная ощутимым нервом борьбы и победы.

Кадр из фильма «Валенса. Человек надежды».

Центральной осью картины, на которой держится вся структура, становится интервью Валенсы итальянской журналистке (год назад писали, что на эту роль Вайда приглашал Монику Беллуччи, но что-то, видать, у них не срослось). А отправной точкой – события декабря 1970-го, когда по всей Польше правительство подняло цены на продукты, в связи с чем в Гданьске рабочие вышли на улицы. Вышел и Валенса – в тот день у него родился первый сын, но общее дело оказалось важнее. И хотя он призывал товарищей не поддаваться на провокации властей, но не достиг в этом успеха. Спустя десятилетие к его слову уже прислушиваются – и Лех становится лидером очередной забастовки, введшей в мировой обиход новое значение слова «Солидарность».

«Почему вы стали лидером?» – спрашивает журналистка. «Больше никто не захотел», — пожимает плечами её собеседник. «Не хочу, но надо», — с таким настроем принимает Лех порою решения. Он ведь вовсе не политик — простой электрик на судоверфи. Но здравый смысл подсказывает ему: нельзя больше молчать, нельзя больше сидеть. И на общем собрании, на котором выдвигается «конструктивное» предложение, чтобы рабочие сами себя штрафовали за невыполнение плана, Валенса встаёт и говорит: как же так, простои случаются отнюдь не по нашей вине! «Против» проголосовали все – но должен был найтись первый, кто бы сказал: «Я против», — иначе всё бы было, как всегда, как обычно.

В своём двухчасовом полотне режиссёр соединяет и хроникальные кадры (визит в Варшаву Иоанна Павла II, похороны Брежнева), и забавные, порой анекдотичные моменты. Так, однажды Леха Валенсу арестовали прямо с младенцем – отец перевозил в детской коляске запрещённую газету. Услышав истошный плач, раздающийся из камеры, женщина-милиционер не стала долго размышлять: зашла и сама покормила дитятко грудью!.. Герой истории вообще был в тюрьме частным гостем, но когда его известность превысила все допустимые нормы, ночные визитёры уже сами боялись того, что творят – и вежливо спрашивали: «Можно войти?..». А известие о присуждении ему Нобелевской премии застало новоиспечённого лауреата в лесу – пошёл за грибами, как вдруг со всех сторон журналисты набежали. Умело сплетая воедино и «низкое», и «высокое», Вайда избегает «парадного глянца» — и создаёт портрет живого, ранимого, но искренне верящего в свою правду человека.

Через всю картину проходит такая яркая деталь: уходя туда, где опасно, Валенса снимает обручальное кольцо и часы. И отдаёт их жене со словами: «Продашь, если я не вернусь». Подобная сцена в разные годы повторяется несколько раз – до самого финала, когда уже в свободной Польше любящая жена, провожая мужа в коридоре, сама надевает ему и кольцо, и часы. Их борьба – его борьба, в которой она была ему верной опорой, — завершилась победой. Вопросы, хочешь ли ты оставаться советским рабом и боишься ли ты русских танков, остались в прошлом.

Предваряя показ фильма, генеральный директор «Молодости» Андрей Халпахчи справедливо заметил, что события в Гданьске косвенно повлияли на всю дальнейшую мировую историю. Не появись «Солидарность», кто знает, началась бы перестройка. А без перестройки – обрела ли бы Украина свою независимость?.. Таким образом, твёрдое убеждение одного человека, что свобода – это законное право каждого, пошатнуло непробиваемую Систему – и изменило расстановку сил не только в родном городе, но и далеко за его пределами.

Источник: Ridus.ru

***

По теме

Back to top button