Главная / Важно / Galileo, история одного фиаско

Galileo, история одного фиаско

Причиной всему опять стала техника. Полтора месяца спустя после фиаско запуска Galileo завеса тайны, наконец, снята. Вывод на орбиту двух первых рабочих спутников европейского аналога GPS не удался из-за заморозки топлива в верхней ступени российской ракеты «Союз». Труба, по которой в двигатель поступал гидразин, соприкоснулась с гелиевой системой охлаждения, что привело к ее заморозке.

Lancement de la fusée Soyouz, le 22 août, à Kourou, en Guyane, le 22/08/2014
(Старт корабля "Союз" 22 августа 2014 г. с космодрома Куру в Гвиане)
Полтора месяца спустя после неудачного запуска спутников независимая следственная комиссия сделала вывод об ошибке на этапе проектирования

Причиной всему опять стала техника. Полтора месяца спустя после фиаско запуска Galileo 22 августа, завеса тайны, наконец, снята. Как написал le Monde 2 октября, вывод на орбиту двух первых рабочих спутников европейского аналога GPS не удался из-за заморозки топлива в верхней ступени российской ракеты «Союз». Труба, по которой в двигатель поступал гидразин, соприкоснулась с гелиевой системой охлаждения, что привело к ее заморозке.

Речь идет об ошибке в проектировании, которую придется исправить. Такие выводы озвучила 7 октября независимая следственная комиссия, которую сформировали на следующий день после аварии. Мнение экспертов ждали с большим нетерпением, потому что вокруг начали ходить почти что паникерские теории. Объяснения неудачи этого символического пуска варьировались от обычной технической неисправности до злонамеренного саботажа. Запуск спутников позволил бы европейцам приобрести независимость от США в области навигации. И все это - в обстановке напряженности с Россией из-за украинского конфликта.

22 августа к 14 часам начинается праздник. Сотне гостей, которые приехали в Куру (Гвиана), чтобы присутствовать при запуске российской ракеты, предлагают коктейли. После трех с половиной часов полета «Союз» вывел на орбиту первые рабочие спутники группировки Galileo. Во всяком случае, об этом сообщают из Москвы, куда поступают данные с ракеты.

Собравшиеся перед камерами и микрофонами представители Европейского космического агентства, Европейской комиссии и Arianespace приветствуют успешное завершение этой программы, в которой за почти что 15 лет накопилось немало ошибок и задержек.

Постепенно центр управления пустеет. В святая святых за мониторами остаются лишь инженеры, которым поручен ввод в строй этих спутников. Они поддерживают связь со спутниковым центром ЕКА в немецком Дармштадте. Именно там ведется слежение за траекторией двух аппаратов. Очень скоро возникает проблема. На обоих спутниках не раскрывается одна из солнечных батарей. Классическая неисправность, которую легко решить. Ее причиной является либо сам спутник, либо разгонный блок «Фрегат». По этой гипотезе (она окажется правильной) «Фрегат» не включил «режим барбекю». Он не начал вращение вокруг оси так, чтобы добиться равного распределения температуры на солнечных батареях, которые по очереди окунаются в космический холод и тепло солнечных лучей.

Но вскоре возникает проблема посерьезней: инженеры замечают, что данные со спутников не соответствуют тем, что передают из Москвы. Реальная орбита отличается от заявленной. Сначала у них возникает сомнение по поводу собственных расчетов, они задумываются, учли ли все параметры. Однако это не кажется им убедительным. На ум приходит неудачный пуск спутника ЕКА CryoSat в 2005 году с российского космодрома в Плесецке. По переданной информации полет проходил в штатном режиме, хотя на самом деле ракета в тот момент уже упала где-то в Арктике.

Удивление уступает место сомнениям. Проводятся кризисные собрания ЕКА, Национального центра космических исследований и Arianespace. К 15:30 в центре управления проводится первая встреча с участием президента Arianespace Стефана Исраэля (Stéphane Israël), специалиста ЕКА Дидье Февра (Didier Faivre) и Пьера Лафумы (Pierre Lafuma) из НЦКИ, который на последующих собраниях представлял Бернар Шемуль (Bernard Chemoul). Задача: получить данные со станции в австралийском Перте, чтобы сравнить их с полученными из Москвы.

В 21 час в гостинице Hôtel des Roches, где останавливаются все иностранные делегации, проходит встреча для анализа данных. Выпускается первый краткий пресс-релиз, в котором отмечается, что из-за неполадки в системе впрыска топлива спутники не вышли на заданную орбиту.

Трудное положение

Тем временем специалисты Arianespace проводят встречу с представителями ответственного за запуски «Союзов» агентства «Роскосмос». Поначалу россияне пытаются снять с себя вину и говорят об утечке топлива в разработанных немецкой ОНВ спутниках. Из-за этой утечки они якобы отклонились от траектории. Выдвигается также и гипотеза столкновения с космическим мусором.

На следующий день все собираются в космическом центре на традиционное заседание комиссии, на котором должны огласить результаты полета и сделать из них должные выводы. На этот раз звучат они неутешительно: оба спутника оказались на высоте в 17 000 километров, а не 23 000 километров, как предполагалось. С учетом такого огромного промаха, вывести их на желаемую позицию будет крайне сложно, почти невозможно.

В этой связи принимается решение о формировании независимой европейской следственной комиссии. Ответственные за пуски россияне сделают то же самое. Затем обе группы представят свои гипотезы.

С европейской стороны руководство доверено бывшему главному инспектору ЕКА Питеру Дабоку (Peter Dubock). «У всех нас в комиссии есть знания в космической сфере, но мы не специалисты по "Союзам", — говорит он. — Мы полагаемся на инженеров Arianespace, которые помогают нам в работе и обеспечивают связь с россиянами». Очень быстро выясняется, что источником проблемы стал тепловой обмен в результате контакта двух труб во «Фрегате». «Эта проблема не была учтена на этапе проектировки», — объясняет глава комиссии, отмечая, что монтажные схемы не были достаточно проработаны и оказались слишком туманными для точной установки. Подобный дефект встречается в каждом четвертом двигателе, который выпускает НПО им. Лавочкина. Иначе говоря, виной всему не человеческий фактор и не намеренный саботаж.

Как бы то ни было, подобная неисправность еще ни разу не возникала за 45 пусков «Союза» с разгонным блоком «Фрегат». По результатам симуляций эксперты пришли к заключению, что во время этих полетов гелий был недостаточно холодным, а трубы не соприкасались друг с другом. В случае с Galileo эта поломка вызвала настоящую цепную реакцию и вывела из строя инерциальную систему управления, которая отсылает данные о местоположении носителя. Поэтому вся поступавшая на Землю информация указывала, что полет проходит по плану, без учета возникших неисправностей.

«Мы два раза бывали в Москве, но нам частично пришлось работать с телеметрическими данными и переданными нам высокоточными фотографиями», — рассказывает Питер Дабок. В целом, он доволен качеством переданной информации и уровнем сотрудничества с российской стороной. Единственный минус, по его словам, заключается в невозможности получить некоторые данные за пределами России, что, кстати, касается и США. Из его опыта работы с американцами следует, что «в подобных случаях они передают намного меньше сведений, чем россияне».

Результаты российской экспертизы появились раньше европейской. Доклад с аналогичными заключениями был представлен 24 сентября, однако до сих пор не был обнародован. Российские инженеры уже приступили к устранению дефекта разгонного блока. Возобновление пусков «Союзов» намечено на ближайшие дни.

Оригинал публикации: Galileo, histoire d’un fiasco

Опубликовано: 08/10/2014 14:31

("Le Monde", Франция)

InoSMI