Главная / Видео / Люди / “Я так думаю!” Анатолий Волошин, руководитель банка (2)

“Я так думаю!” Анатолий Волошин, руководитель банка (2)

Кажется, что у нас только Волжский автомобильный завод и все забывают про химию. У нас родилось и есть с десяток фирм федерального значения, а некоторые фирмы уже и международного значения. Вы представляете себе, сколько весят женские стринги? Их производит тольяттинская компания «Парижанка», центральный офис в Тольятти - это 30% рынка России женского белья, фабрики в Сингапуре, Риге, Ницце. Только в прошлом году они поставили в США 180 тонн женских трусов!.- Тонн?! - А дальше компании «Бегемот», 70 магазинов в странах СНГ, продающих игрушки, центральный офис, центральный склад, центральное производство, все в Тольятти. Тольяттинская компания «Тэллсон», у них тоже 70 магазинов по стране и тоже процентов 25 рынка производства матрасов. Я думал, что все матрасы везут из Китая, оказывается, их делают в Тольятти и продают по всей России...

В редакции «Самара today» мы продолжаем серию бесед с руководителем правления банка Анатолием Парфирьевичем Волошиным. В первой части мф с вами остановились на том, кто же получил выгоду от того, что государство хотело помочь АвтоВАЗу. Мы начали говорить с вами о том, что ситуацию в экономике Тольятти по-прежнему определяет АвтоВАЗ, но она не критична, да?

- Так получилось, конечно, что Тольятти – это, как Нью-Йорк, в свое время приехали комсомольцы, авантюристы в хорошем смысле слова…

- Не только в хорошем.

- …не только в хорошем и, поэтому понятно, что, если взглянуть на карту бизнеса города Тольятти, то она настолько интересна! Кажется, что у нас Волжский автомобильный завод и все забывают про химию. У нас родилось и есть с десяток фирм федерального значения, а некоторые фирмы уже и международного значения, например, там есть фирма «Парижанка». Не многие знают, что «Парижанка» - это 30% рынка России женского белья и фабрики в Сингапуре, Риге, Ницце, поставка. Я встретился с президентом, он только в прошлом году в США поставил 180 тонн женских трусов.

- Тонн?

- Тонн! Вы представляете себе, сколько весят эти женские стринги? 180 тонн! Это же туда тоннами поставляется! Так, это тольяттинская компания, центральный офис в Тольятти. И вот он-то мне и рассказывал: «Все говорят, что это же миф, что в России тяжело делать бизнес». Он говорит: «Вы пойдите и попробуйте во Франции сделать бизнес – это невозможно!». То есть, там вот этих государственных ограничений, свобод и социальных требований от работников невероятно!
Вот там работать невозможно, в России – это так себе. А дальше компании – «Бегемот» компания, 70 магазинов в странах СНГ, продающих игрушки, центральный офис, центральный склад, центральное производство, все в Тольятти, это тольяттинская компания. «Тэллсон» фирма, которую мы сейчас… вот, чем отличается региональный банк? Она обслуживалась, фирма обслуживалась в московском банке и, когда у них случился пожар, там плохо было застраховано, фабрику должны были остановить. Из московского банка сказали так: «Быстро закрывайте кредит и уходите!». А у них тоже 70 магазинов по стране и тоже процентов 25 рынка производства матрасов.
Я думал, что все матрасы везут из Китая, оказывается, их делают в Тольятти и продают по всей России и что им сказали? Им сказали: «Идите к «Бин-банку». Они пришли к нам и мы, как региональный банк, как городской банк, понимая, что, да, есть определенные риски, но, если вовремя не помочь предприятию, то мы просто потеряем такого крупного игрока, потому что они взяли, пока они могли сами, мы им дали деньги, они разместили под своей маркой и на других заводах выпускали матрасы, но торговля не прерывалась, потому что, если прерывать торговлю…

- Ну, понятно, бизнес рухнет.

- Да, то есть, все, потом зайти на этот рынок, забрать свою долю будет гораздо тяжелей. На самом деле в Тольятти и банки – «ФиаБанк», «Автовазбанк», «Химбанк» - это только свои банки. Что у нас там еще? «РТС-банк», который сейчас растет, «Эл банк», пять банков, хотя было больше, был еще «НТБ» банк, городской банк, который работал с городскими предприятиями и был еще «Потенциал», который не пережил кризис.

- Поэтому, говоря о моно-городе, понятно, что Тольятти – это не только АвтоВАЗ?

- Да, это не только АвтоВАЗ, но и АвтоВАЗ… нельзя было называть моно-городом! Потому, что реально… что сейчас вообще в глобальной экономике? В глобальной экономике все взялись и говорят: «Давайте создавать малые предприятия!». Деньги качают в это малое предприятие, банки заставляют кредитовать эти малые предприятия. «Давайте создавать!».
Но никто даже не хочет повернуть голову и посмотреть, а что происходит в мире? Что делают малые предприятия? Малые предприятия во всем мире – это сфера услуг для населения, ну и сфера производства сувениров. Вот это малые предприятия, которые работают на население, а все остальные во всем мире малые предприятия, они возникают вокруг огромных корпораций, вокруг «Фольцвагена», «Мерседеса», «Сименса», «Аэробуса», то есть возникают малые предприятия…

- Как сервис?

- …которые делают комплектующие, или услуги большим корпорациям. Ведь для того, чтобы создать малое предприятие, нужно понимать, куда будет сбыт, ему надо купить оборудование какое-то и понимать, куда сбывать, потому что печь пирожки больше не создашь. Ну, можно в Тольятти еще одно предприятие, чтобы пирожки печь, но оно уже не надо, а вот делать комплектующие и масса малого бизнеса была создана Волжским автозаводом.
И Волжский автозавод оставался, наверное, единственным предприятием в стране, выпускающим товары, как называлось раньше, товары культурно-бытового назначения в массовом масштабе. Вы назовите еще одно предприятие такое в стране.

Мы пять миллиардов на телефоны тратим в год, на покупку и за 20 лет не смогли построить заводы по производству сотовых телефонов, мы потеряли, в принципе, и производство массовое, потому что все заводы автомобильные, которые строятся под Санкт-Петербургом, я-то их называю это «гнать кино», то есть, когда объявляют о том, что какой-нибудь «Ниссан»… или «Тойота» 60 миллионов инвестировала в автомобильную промышленность России...
Я спрашиваю: «Вы знаете, сколько снять блокбастер?». Ну, в среднем, это 100 миллионов, есть и дороже, и 250, и 350 миллионов снять блокбастер. Так, если бы они захотели снять кино, как производить автомобили в России, то им бы не хватило 60 миллионов, а инвестировать в автомобильную промышленность нашей страны 60 миллионов? Ну, на самом деле это «гнать кино».

- Ну, это обычному жителю Самарской области, который слушает наш с вами разговор, ему это все зачем знать о том, что кто-то должен такие огромные деньги вложить, чтобы построить новый завод? Проще уже пойти и купить готовый автомобиль.

- Им проще, только, не знаю, может быть на самом деле жители просто должны понимать, многие же интересуются, а как развивается наша экономика, а какие школы экономические и вообще, как…

- А какие школы экономические?

- А нету экономических школ!

- Вот в том-то и беда.

- И поэтому, когда я слышу, в министерстве экономики говорят: «2% рост ВВП России». Или говорят: «Нет, надо скорректировать, в этом году будет 1% роста». Но, вы знаете, я говорил и кризиса реально не было в стране, в чем проблема? Россия, живя среди развитых стран, недопотребила массу того, чего потребляет Запад, то есть у нас, например, среднее количество квадратных метров на одного жителя у нас метров 12, или 14 по стране. В Европе за 60, в Америке за 80 на одного жителя.

- Ну, это как средняя температура в больнице, мы же понимаем, что…

- Нет, нет.

- То есть, реально?

- Там все имеют жилплощадь, а у нас реально… Но, вы знаете, я вот к ветерану пришел в прошлом году, поздравлял его со столетием, у него стоит телевизор 1960 года выпуска! То есть, это значит, что мы…

- Там и передачи идут шестидесятого года, того же качества...

- А, может быть, до сих пор идут и передачи шестидесятого года. Вы понимаете, это значит, что мы недопотребили телевизоры еще невероятное количество. У меня только недавно теща сменила свой холодильник «ЗИЛ» на новый, это значит…

- Хорошее качество.

- Да, ну, ему сорок лет.

- Но работает же?

- Но работает.

- Рука же не поднимется выкинуть, если он работает.

- Нет, она его отдала дочери на дачу. То есть, мы недопотребили, нам нужно темпы роста экономики в 7, 8, 10% обсуждать. А как обсуждать? Это надо, чтобы и партии это обсуждали и ставили задачи и выполняли эти задачи, но мы не будем о политике.

- Да, о партиях не будем, это отдельная песня. Я думаю, что вот то, что у вас это предприятие уже не российское практически, да? Оно принадлежит не нам.

- Контрольный пакет уже принадлежит не нам.

- Да, контрольный пакет принадлежит не нам, это создало какие-то проблемы для тех же смежников, партнеров, которые были в предыдущей структуре? Они как-то вписываются в новую модель?

- Конечно, все создано. Вы понимаете, потому что наши малые предприятия, которые выпускали комплектующие, которые многие выжили после кризиса 2008 года, после почти годовой остановки Волжского автомобильного завода, они как-то встали на ноги, но все заводы рассчитаны, эти маленькие предприятия, на поставку продукции в объемах пятьсот, семьсот тысяч автомобилей, а французы, а пришли французы, у них одна нитка теперь выпускает «Ларгус», а одна нитка выпускает «Ниссан альмеру», то есть, получается, что всего одна нитка.
Это значит, что треть завода работает на производство «Лады», как таковой, под что было создана достаточно большая сеть малых предприятий. Вот эти малые предприятия, они потихонечку разоряются, растворяются, чего-то еще выпускают в запчасти, но они-то обречены.
Единственное, что нас сегодня ожидает в будущем, то есть, позитивное ожидание – это свободная экономическая зона. Свободная экономическая зона для того, чтобы производить те же комплектующие, но туда приедут, это, конечно, хорошо, иностранные предприятия с новыми технологиями, автоматизированными производствами и не так много они создадут рабочих мест.
Но, в результате, Волжский автомобильный завод со 110 тысяч сегодня имеет 60 тысяч работающих и остальные как-то смогли пока трудоустроиться в городе, хотя мне говорят, что у нас самое дешевое в России такси, потому что масса народа села на автомобили и начала возить и, поэтому у нас в аэропорт доехать тысяча рублей.

- Я думаю, что мы здесь поставим еще одну точку, чтобы продолжить наш разговор в следующей части.

(продолжение следует)
---------------------------------------------

Начало сериала:

“Я так думаю!” Анатолий Волошин, руководитель банка (1)

- А сколько банков в Тольятти? И сколько банков в Самаре? Сколько вообще должно быть банков? Существует ли вообще какой-то норматив в мире?
Почти по всем показателям Россия в этом плане где-нибудь за пятидесятым местом.
– А такое ощущение, что у нас огромное количество банков, а их не хватает?
Недавно мы зарегистрировали Ассоциацию банков Самарской области банков. У нас их 19. Всего вместе с филиалами федеральных банков и сетевыми в области работают около 80 банков. На сегодняшний день, мы занимаем третье, или четвертое место в стране по количеству региональных банков на область. Сегодня более десяти областей их не имеют.

---------------------------------
“Я так думаю!” Анатолий Волошин, руководитель банка (2)

-----------------------------
“Я так думаю!” Анатолий Волошин, руководитель банка (3)

-------------------