Люди (архивная рубрика)Люди и общество

«Я так думаю!» Валерий Карлов: «Как это было в Самаре на самом деле»

Сегодня в редакции Самара today удивительный человек, которого знали многие самарцы еще много лет назад, а поскольку сегодня 19 августа и есть повод вспомнить те самые времена, 20-летие которых официально отмечается в России — это Валерий Александрович Карлов. В те годы их называли «неформалы». Это люди, которые организовывали знаменитые митинги против Муравьева. Неформалы — значит инакомыслящие. И вот сегодня мы отмечаем дату 20-летия… Дату чего?

— Попытки военного переворота в нашей стране. Да, была попытка военного переворота. И на мой взгляд, если бы в этой компании были более решительные, кровожадные, я бы сказал так, — ребята типа наших некоторых генералов самарских, то пролилась бы рекою кровь. И я не знаю, в какой бы стране мы сегодня жили бы. Я не знаю.

Честно говоря, с высоты сегодняшних знаний, я не знаю — хорошо было то, что ГКЧПисты проиграли, или плохо для нас? Ибо выиграли от этого только люди с нечистой совестью, жуликоватый народ выиграл. После этого рухнула наша промышленность, рухнула экономика нашей страны. Люди стали нищими. И такого количества бездомных наша страна, даже в царские времена не знала. Хотя более кровавых режимов, чем режима большевиков, мир вообще не знал. Но такого количества нищих и бездомных в России не было.

Благодаря тем событиям, которые были в 90-х годах, мы с вами были депутатами Областного Совета.

— Да, вы были председателем комиссии, а я был зам.председателем комиссии другой — соцзаконности, правопорядку и социальной защищенности.

Это было время, когда люди на площадях собирались и требовали вернуть историческое имя своему городу, и во многом, благодаря этому Самара стала Самарой, а не Куйбышевом. Но потом выяснилось, что Советы, в которых мы с вами были, оказались «хасбулатовские», хоть мы про него не очень-то и знали. Они были распущены и пришли «настоящие демократы»… И вот они победили.

— Этих демократов настоящими можно назвать только если в кавычках. А вообще у нас демокератия была, начиная где-то с восемьдесят восьмого по девяносто первый год. После девяносто первого года, после путча, Ельцина как подменили. Я с ним встречался последний раз где-то в июне девяносто второго года. Он полностью сменил после этого все свое окружение. Он убрал именно настоящих демократов первой волны. И началась волна «прихватизации», по-другому это не назовешь, и разграбление нашей страны.

Все любят задавать этот вопрос, я его задам — «Где вы были 19 августа 1991 года?»

— Понимаете, о том, что что-то готовится подобное я узнал интуитивно. Я это почувствовал в середине июля месяца, где-то во второй половине. За мной опять начал «хвост» тащиться. Я его обнаружил. Я много лет до этого ловил бандитов. Как в то время начальник уголовного розыска области А.И.Урюпин говорил: «Группа Карлова с почерком работает, красиво ребята умеют работать».

Ну так вот. Это было просто невозможно не обнаружить, имея опыт такой. Я поделился своими сомнениями с нашими депутатами, мне не поверили. Но чем дальше, тем больше я в этом убеждался. Два человека за мной «ходили». Правда, потом оказалось, что их было трое. Вот однажды я их обманул, это было в районе автомобильного рынка на Антонова-Овсеенко, ушел от них. Там есть большой милицейский дом, пришел туда, понимая, что мой телефон прослушивается. И от нее позвонил ближайшему помощнику Ельцина В.Ф.Камчатову. И предупредил их, что что-то готовится: за активистами, «неформалами» «топтуны» ходят. Он ответил: «Мы это знаем».

А за неделю до путча, я был в отпуске, тоже обманув своих «опекунов», уехал в Ленинград. И утром 19-го я проснулся в гостинице в Ленинграде.
«Лебединое озеро» не с 8 утра началось, а я проснулся от того, что радио вдруг заработало. Было сообщение, что у Горбачева плохо со здоровьем и он не может… И я сразу позвонил Собчаку домой. И говорю: «Анатолий Александрович…

Вы были с ним уже знакомы?

— Ну, я как приехал, первым делом в горСовет, я и до этого несколько раз в командировку ездил туда, заодно и многих депутатов знал. И с Собчаком познакомились. Говорю ему: «Анатолий Александрович, ты в курсе дела? В стране, по-моему, военный переворот произошел». Он говорит: Да, мне только что позвонили». — «Мне нужно в Самару». А у меня билет был на 20 какое-то число… И меня в этот же день посадили на рейс «Ленинград-Самара» и где-то пол-третьего дня я был в Самаре.

(далее Валерий Александрович Карлов рассказывает подробнее о событиях тех памятных дней.
Смотрите видео.)

***

По теме

Back to top button