Общество

В Самаре открывается выставка «Мир Уильяма Хогарта»

С 5 марта по 27 апреля в Самарском художественном музее пройдет выставка «Мир Уильяма Хогарта». Самарский художественный музей обладает значительной коллекцией гравюр английского графика и живописца Уильяма Хогарта (1697 — 1764), которая состоит из 115 листов. На выставке «Мир Уильяма Хогарта» представлено 77 лучших работ из всех известных серий мастера: «Карьера шлюхи» (1732), «Карьера мота» (1735), «Четыре времени суток» (1738), «Прилежание и леность» (1747), «Четыре степени жестокости» (1751), «Выборы в парламент» (1755 – 1758). Также в экспозицию вошли парные гравюры «Улица пива», «Переулок джина» (1751), две гравюры «Вторжение» (1756), иллюстрации к поэме «Гудибрас» Сэмюэла Батлера (1726 и работы «Пузыри Южного моря» (1721), «Маскарады и опера» (1724), «Опера нищего», «Саусорская ярмарка» (1733), «Бедствующий поэт».

667

О художнике

Хогарт открывает новую эпоху и во многом определяет лицо английского Просвещения. Благодаря творчеству Хогарта и его эстетическим взглядам, в английском обществе XVIII века формируется представлении о роли и месте Художника. Теперь он воспринимается как нечто значительно большее, чем оформитель красивого быта или регистратор происходящего, в глазах современников он становится проповедником и строгим судьей своего времени. Можно проследить явную связь между ранними произведениями Хогарта и искусством француза Жака Калло и голландца Питера Брейгеля Старшего. Еще важнее, что корни творчества Хогарта уходят в традиции английского народного искусства – лубка конца XVII – начала XVIII века и гравированного портрета «знаменитостей на час» — от государственного деятеля до преступника или героя народного скандала.
Сюжеты своих произведений Хогарт подглядывал непосредственно в самой гуще жизни. Все доступные ему средства выразительности художник подчинил своему твердому стремлению бичевать пороки. Впоследствии он становится одним из суровых судей своей страны пристально всматриваясь в картины порока, нужды и бедственных состояний – вплоть до самых отталкивающих. Хогарт первым в английской живописи сумел увидеть жизнь во всей ее неприглядной наготе и воспроизвести ее совершенно беспристрастно. Его «правда жизни» мало походила на то, что требовалось от жизни ценителями искусства. Этим явным несоответствием в значительной степени и было обусловлено неизменно критическое отношение Хогарта к современным ему английским художникам, его резкое несогласие с ними по всем кардинальным вопросам эстетики и художественной практики. К другим искусствам он, напротив, питал противоположные чувства: литература и театр допустили правду жизни на страницы романов, повестей и на сценические подмостки раньше, чем английская живопись. Отсюда и происходит, быть может, столь тесное родство произведений Хогарта с литературой и театром того времени, Дефо, Свифт и Филдинг со своей повествовательной прозой, Лило и Эдвард Мур со своими «мещанскими драмами» поясняют больше в живописном наследии Хогарта, чем сопоставления его с творчеством художников того времени.
Он предлагает смотреть на своих героев как на актеров, одетых соответственно тем ролям, какие они исполняют, — то драматическим, то комедийным, то фарсовым, в соответствии с драматургическим замыслом. Серии и одиночные жанровые произведения Хогарта – уникальный материал для изучения английского быта и нравов XVIII века. Это своего рода живописный роман, воплощенный в нескольких или даже одной работе. Натуру он берет всюду: лондонские улочки и предместья, бары, игорные дома – это тот мир, который бесконечно ему интересен. Творческий метод Хогарта построен целиком на материале непосредственных жизненных впечатлений: «Вместо того, чтобы забивать память затхлыми правилами или утомлять глаза копированием скучных попорченных картин, — писал он в «Автобиографии», — я всегда находил, что изучение натуры – наиболее прямой и надежный путь к познанию нашего искусства».
Суровый, безжалостный взгляд Уильяма Хогарта неумолимо разоблачает человеческие пороки, преследуя достойную цель – исправление нравов. Эта идея становится ключевой. Будучи последовательным деятелем эпохи Просвещения, художник изобретает новый тип произведения, который позволяет ему разворачивать действие во времени и пространстве. Именно в этом жанре картин-сюит, выполненных первоначально на холстах, а затем повторенных в гравюрах, Хогарт нашел свое артистическое призвание. В течение всей жизни Хогарт пытался воплотить идеал «полезного» художника – критика и «исправителя» современной ему среды.
Новаторство Хогарта заключалось в том, что он не только противопоставил сфере рафинированных чувств и утонченных любезностей мир порочных страстей, исступленной злобы, грубого сквернословия, но и привел их в непосредственное соприкосновение: в изящных джентльменах он видел убийц, а в великосветских модницах – вульгарных «потаскушек»; вместо салонных развлечений он стал изображать ночные попойки, неприкрытый разврат и азартные игры, доводящие до безумия и преступления. В его сюжетных циклах с документальной точностью рассказаны истории непрерывного движения вверх и вниз по социальной лестнице.
Новый ход в искусстве определился новой эстетической традицией. Природа и естественность становятся опорой для художника. «Я начал ставить природу выше лучших произведений искусства…, — говорит Хогарт в «Автобиографии». – Я часто говорил, свидетельствует он далее, — что, когда живопись в усвоенном мною стиле станет уделом более искусных рук (допуская, что мои силы недостаточны для того, чтобы выявить в полной мере все ее преимущества), она станет более завлекательной и полезной, чем вековечный пафос и скучнейшие повторения затертых, избитых библейских сюжетов или нелепых историй о языческих богах». Хогарт развенчивал всех «исправителей природы» и не боялся утверждать, что даже образцовые произведения искусства всегда уступают бесконечному разнообразию жизни. Он полагал, что любые шедевры живописи «никогда не представляют таких красот, которые не были бы одновременно и подражанием природе, и уступали бы своим образцам». Именно эта мысль лежит в основе той эстетической системы, которую Хогарт представил в своем «Анализе красоты».
Не оставив учеников и близких последователей, Уильям Хогарт оставил после себя несколько сотен произведений живописи и графики. Основное место среди них занимают картины маслом, число которых превышает 400. Больше всего среди них портретов, которые и при жизни художника, и в течение длительного времени обходились молчанием. Славу Хогарту принесла лишь небольшая часть его произведений – сатирические и бытовые сцены, известные и публике и специалистам почти исключительно по гравюрам. Для современников и потомков Хогарт был, в основном, создателем бытовых сценок, рисующих жизнь Лондона того времени, автором сюжетов, которые оценивались прежде всего с точки зрения их занимательности. Хогарт-обличитель сменился на Хогарта-моралиста, потом – критического реалиста. Собственно же Хогарт-живописец, предшественник Гойи и Домье, был открыт лишь импрессионистом Уистлером в нале ХХ века.

Самарский областной художественный музей

*

По теме

Back to top button