Мировая прессаСпорт

Победа немцев на «последнем великом» чемпионате как символ абсолютного превосходства (обзор инопрессы)

Победа немцев на ЧМ по футболу доказала, что политика и спорт взаимосвязаны, а «успех порождает успех»: философия экономического и футбольного возрождения Германии созвучны неслучайно. ЧМ-2014 может стать последним великим мировым первенством.


Победа немцев на чемпионате мира доказала, что политика и спорт взаимосвязаны, а «успех порождает успех»: философия экономического и футбольного возрождения Германии созвучны неслучайно. Как бы то ни было, ЧМ-2014 в Бразилии может стать последним великим мировым первенством: на очереди Россия и Катар — «самодовольные автократические режимы», пишут СМИ.

В 2018 году первенство мира по футболу примет Россия, а еще через четыре года — Катар. Именно поэтому весь последний месяц присутствовало невысказанное ощущение того, что ЧМ-2014 станет последним великим чемпионатом — моментом относительной невинности перед падением. «Да, бразильцы потратили миллионы, набивая карманы коррупционеров. Но прегрешения бразильцев померкнут в сравнении с тем, что нас ожидает — гротескными спектаклями самодовольных автократических режимов», — пишет футбольный обозреватель Фрэнклин Фоер в статье, которую публикует The New Republic.

«Этот розыгрыш Кубка мира стартовал в обстановке неожиданно сильной открытости и оптимизма. Темные лошадки вроде Коста-Рики дали жару европейским державам. Преобладающий стиль игры отражал позабытую сторону человеческой природы — уверенный, почти жизнерадостный, с рекордным для групповой стадии количеством голов и минимумом циничной тактики», — говорится в статье.

Однако в плей-офф недостатки турнира быстро вскрылись, признает специалист: «ЧМ-2014 не хватало исторически великой команды, и голы иссякли. Крушение Бразилии было психологически захватывающим, но душераздирающим. На протяжении 50 лет Бразилия представляла собой идеал футбола, играя в стиле, который (возможно, по наивности) превозносили за чистоту и красоту. Разгром этого идеала назревал давно, но наблюдать за тем, как он рассыпается столь откровенным, ужасным образом, казалось ударом по самому идеализму».

«Ну что ж, очередь за Россией и Катаром. Кто может сказать, на что будет похожа геополитическая ситуация через четыре года, не говоря уже о восьмилетнем сроке. Однако позвольте мне сделать не очень смелое предположение, — просит Фоер. — По сравнению с жизнерадостностью последнего месяца, настроение будет хмурым. Следующие мировые первенства будут сильнее отягощены моральными сомнениями — часть давно ожидаемого сведения счетов с пороками FIFA и теми, кто ими пользовался. К тому же, тяжело представить, что игра сохранит сегодняшний атакующий настрой. Факторы, способствующие созданию благоприятной для атакующего футбола среды, редко задерживаются надолго. Неизбежные «темные века» поджидают за углом, и воспоминания об этом турнире потребуются, чтобы нас поддержать».

Журналистка The Guardian Луиз Тейлор представляет себе возможные последствия победы немцев в финале. Прежде всего, Германия станет популярна у туроператоров: кому нужна Барселона, когда есть Бавария? На советах директоров владельцы футбольных клубов будут требовать от своих топ-менеджеров «раздобыть в команду немца». Благодаря Мануэлю Нойеру эра голкиперов с «надежными руками» уйдет в прошлое: теперь от вратарей будут требовать еще и уверенной игры ногами. Начинающие тренеры отменят учебные поездки в Испанию, устремившись в ту часть Европы, что раскинулась от Прибалтики до Альпийских гор.

«Пока за [тренером сборной Германии Йоахимом] Лёвом, чьи неровные успехи во главе клубов давно забыты, гоняется бомонд Лиги чемпионов, британские политики могут задаться вопросом: является ли созвучие философий, стоящих за экономическим и футбольным возрождением Германии, абсолютно случайным. Параллели неизбежно будут изучены», — говорится в статье.

«От Дрездена до границы с Нидерландами, немцы вскоре привыкнут к тому, что их наконец признали по-настоящему красивыми. После стольких лет, на протяжении которых они внушали уважение, восхищение (пусть и вымученное) и даже страх, футбольная революция, которая стартовала в традиционно методичной манере в 2000 году, закончилась бархатной революцией», — констатирует Тейлор.

«Если помните, в 2000 году Германия была главным европейским «больным». Пока экономика тормозила, футбольная сторона страны страдала от выбывания с Чемпионата Европы без единого выигранного мачта», — напоминает автор статьи.

За 14 лет под руководством Меркель страна вернула себе статус экономического центра, а под руководством сперва Юргена Клинсмана, а затем Лёва Германия с 2006 года доходила минимум до полуфинала каждого международного турнира. Обновленный, кардинально, но при этом тонко, преобразованный немецкий социально ответственный капитализм начал приносить плоды одновременно с социально ответственной футбольной моделью Бундеслиги.

«Попробуйте объяснить Меркель, что политика и спорт не взаимосвязаны. Или что успех не порождает успех», — заключает Тейлор.

Когда в 1990 году сборная Германии в последний раз завоевала Кубок мира, также обыграв Аргентину, Марио Гётце еще не появился на свет, говорится в статье The New York Times. Тогдашний триумф стал символом объединения Германии, нынешняя победа станет провозвестником эры еще большего процветания для экономического центра Европы.

«Я не смогу избавиться от этой улыбки, — заявил корреспондентам 29-летний Кристоф Ницше в одном из баров Франкфурта. — Теперь мы свободны».

«Будет экономический подъем, — прогнозирует Ницше. — У людей хорошее настроение».

«Отражением этого настроения стала нескрываемая радость, с которой президент страны Йоахим Гаук и обычно сдержанная канцлер Ангела Меркель обнимали в Рио-де-Жанейро каждого игрока, когда те получали золотые медали», — говорится в статье.

«Немецкая победа может с легкостью рассматриваться как символ экономического и политического господства страны в Европе и ее экономического возрождения за последние десять лет», — полагают корреспонденты NYT.

В 2002 году, когда немецкая команда закончила турнир на втором месте, страну по-прежнему считали европейским «больным», чересчур увязшим в своих привычках в мире, который требовал инноваций. Однако Германия доказала, что способна меняться.

«И напротив, в разряд главных «лузеров» в Бразилии попали европейские страны, безуспешно пытающиеся привести в чувство свои экономики, как эта сделала Германия», — заключает NYT.

После окончания ЧМ-2014 все взгляды прикованы к России, которая получила право провести это первенство в следующий раз, с 8 июня по 8 июля 2018 года. Несмотря на некоторый «скепсис в отношении России», и российский министр спорта Виталий Мутко, и президент FIFA Зепп Блаттер выразили уверенность в успехе мероприятия, — пишет Der Standard.

Газета напоминает, что на организационные расходы российскому оргкомитету выделено 665 млрд рублей, а в конечном итоге траты могут превысить бюджет бразильского чемпионата вдвое. Уже сейчас ясно, что «в большую сумму ЧМ не обходился еще никогда».

«Не далее как в феврале, в ходе Олимпийских игр в Сочи, Россия показала, что такая задача ей под силу, — говорится в статье. — Но… эйфория среди зрителей не переходила определенных границ, к тому же со всего мира доносилась критика в связи с ущербом, нанесенным окружающей среде, нарушениями прав человека и коррупцией… Ксенофобия на российских стадионах в порядке вещей, не говоря уже о гомофобии, разжиганием которой в [российском] обществе занимаются политики высокого уровня. К тому же еще не получены результаты расследования, проводимого комитетом FIFA по этике в связи со спорной передачей права проведения ЧМ сразу двум странам — России и Катару».

Как стало ясно на пресс-конференции Мутко в Рио-де-Жанейро, исход разбирательств его не заботит: «Уверен, что в процессе расследования никаких вопросов к России не будет», — сказал он. На критику российской ксенофобии министр ответил: «С расизмом у нас проблем не больше, чем в других странах, а скорее всего даже меньше». Коллега Мутко по FIFA, президент этой организации Зепп Блаттер добавил, что расизм — это вопрос воспитания, и заявил: «Часть ответственности за это воспитание должны брать на себя сами клубы. Нельзя просто сваливать ответственность на FIFA».

InoPressa.ru

*

По теме

Back to top button