Парад 1941-го

В Куйбышеве москвичи не сидели без дела. Уже через несколько дней после прибытия коллектив Большого театра приступил к репетициям – сначала в здании филармонии, а потом на сцене местного театра оперы и балета. За время пребывания в городе на Волге артисты ГАБТ восстановили почти весь свой московский репертуар и даже поставили новый балет «Алые паруса». Певцы Иван Козловский, Марк Рейзен, Максим Михайлов, Валерия Барсова часто выступали в цехах заводов, в госпиталях Куйбышева, в местных колхозах. Немало концертов москвичи дали в фонд строительства танковой колонны и эскадрильи штурмовиков «Советский артист». Страна узнавала обо всем этом из сообщений ТАСС.

Московские художники тоже работали. В.Ефанов, впоследствии народный художник, лауреат пяти Государственных премий, написал в эвакуации несколько картин на военные темы. Известный портретист И.Цыбульник создал историческое полотно «М.И.Калинин в Куйбышеве в 41-м году», сделал несколько портретов видных военачальников. Однако мастерам кисти не хватало кипучей повседневной работы, и она скоро нашлась. Осенью 1941 года в Куйбышеве начался выпуск «Окон ТАСС».

Трафареты плакатов готовили художники Куприянов, Крылов, Соколов, больше известные как Кукрыниксы, а также эвакуированные в Куйбышев живописцы и местные художники. С помощью трафаретов плакаты размножались в здешней художественной мастерской и рассылались во все города страны. Их можно было увидеть в витринах магазинов, в клубах и домах культуры. «Окна ТАСС» высмеивали фашистское командование, поднимали боевой дух Красной Армии и тружеников тыла. Свыше 500 таких «Окон» было выпущено в Куйбышеве в годы войны. Многие плакаты хранятся в запасниках Самарского художественного музея и в наши дни нередко становятся частью экспозиций, рассказывающих о жизни «запасной столицы».

Кстати, впервые назвал Куйбышев второй столицей государства Клим Ворошилов в своей речи на параде 7 ноября 1941 года. Как известно, военный парад в честь годовщины Октябрьской революции в тот день проходил не только в Москве, но также в Воронеже и Куйбышеве. Для участия в нем в Самаре прямо с поезда сняли следовавшую на фронт 65-ю стрелковую дивизию. Возмущенного комдива Петра Кошевого с трудом убедили, что участие в параде – важная политическая задача.

Подготовка к торжественному маршу шла на стадионе «Динамо». Однажды сюда приехал маршал Ворошилов. Он заметил командиру дивизии, что экипировка солдат старовата. Кошевой ответил, что другой у них нет. Тогда Ворошилов распорядился найти и выдать участникам парада новое обмундирование.

7 ноября полки 65-й дивизии, чеканя шаг, стройными рядами промаршировали по главной площади Куйбышева. За ними следовала мотопехота, артиллерия, танки. Потом над площадью под крики «Ура!» волна за волной пролетели истребители, штурмовики, тяжелые бомбардировщики. Парад продолжался полтора часа. Иностранцы были поражены. Вечером советское правительство устроило праздничный прием для дипломатов и журналистов. Гости засыпали военачальников вопросами: откуда столько техники и почему она не на фронте? Им отвечали, что это резервы и их хватит, чтобы разгромить врага. А в те же часы 65-я дивизия уже грузилась в теплушки и через три дня участвовала в кровопролитных боях под Тихвином.

__1941

Утро 7 ноября 1941 года было морозным и пасмурным. Шел небольшой снежок. На главной площади Куйбышева выстроились войска, участвующие в параде. На трибуну поднялись руководители партии и правительства: Калинин, Андреев, Шверник, Вознесенский, Шкирятов, Вышинский и другие, а также местные партийные и советские руководители. Рядом с трибуной находились многочисленные гости, среди которых были дипломаты и иностранные корреспонденты.