Главная / Места Самары / Станция метро «Безымянка»

Станция метро «Безымянка»

Станция «Безымянка» граничит с «Победой», а расположилась она под улицей Победы. Для выхода на улицу используются подземные переходы, для непосредственного перемещения по станции приспособлены две удобные лестницы. Открытие станции состоялось 26 декабря 1987-го. Состоит «Безымянка» из двух действующих ныне вестибюлей.

На возведении станции инженерам, архитекторам и простым рабочим понадобилось шесть лет. А сама станция вошла в первую очередь на возведение.

Работа проходчиков была начата в 1981 году. Тогда бригаду возглавил А. Павлов. Проходческая бригада прокладывала путь от Дворца спорта до «Безымянки». Для работы использовался первый смонтированный щит ТЩБ-7.
Уже через год от начала проходки удалось произвести первую сбойку. Тогда бригада проходчиков, под руководством Саратовкина, смогла вывести проходческий щит к котловану «Безымянки». Этим событием ознаменовались проходческие работы по объединению «Кировской» и «Безымянки» единым тоннелем. С этого момента и в течение трех последующих дней строители занимались возведением станции, а к 1985 году появилась возможность отдать станцию архитекторам, для старта отделочных работ.

Главный архитектор Самары – Моргун, просто не мог оставить эту станцию другим архитекторам. Как говорил он сам, к этой станции он прикипел душой. В связи с этим ответственным за разработку проекта станции стал Моргун.

Моргун, будучи еще совсем юным парнем, был эвакуирован в маленький поселок, который носил название Безымянка. Там, со слов великого архитектора, на его глазах стремительно развивался маленький населенный пункт. События, проведенные в этом поселке, оставили глубокий след в сознании юного парня. Наверняка, благодаря этим событием, для Моргуна было столь важно взяться за создание проекта станции, носящее такое же название, как поселок, спасший его от войны.

Уже в 16 лет архитектор получил первую работу – он устроился клепальщиком на авиационный завод. Все что осталось в памяти у архитектора, связанное с этим маленьким поселком и заводом, которому тот отдавал свои силы, было отражено и в облицовке «Безымянной». Зима 1941-42 годов особенный отпечаток оставила в памяти архитектора.

Тогда он видел огромное многообразие силуэтов на белом снеге. Он мог наблюдать силуэты: танков, строящихся сооружений, точных геометрических форм авиационного завода. Вся эта прелесть, ассоциировалась у Моргуна с безопасностью и, одновременно, тревогой. Именно эти картины он решает отобразить на стенах «Безымянки». Конечно, в его воспоминаниях осталось место и для лозунгов, которые были нанесены на черно-красных полосах.
Поставив перед собой задачу отобразить картины далекого прошлого на стенах станции, архитектор удовлетворял не только свою потребность, как творца. В основном, этого требовала его душа. Таким оформление Моргун, как бы, хотел «расплатиться» с поселком за свое спасение.

Кроме непосредственной «Безымянки» предлагалось много других названий для этой станции. Происходили настоящие дебаты. Администрация предлагала такие варианты: «Безымянка нашей памяти», «Безымянка времен войны» и т.д. В конечном итоге все сошлись на варианте «Безымянка». Только это решение смогло удовлетворить всех, кто предлагал идеи для названия. Это имя станции стало, как бы, памятником, как нелегкого времени Великой отечественной войны, так и поселка, который смог спасти тысячи жизней людей, бегущих от войны.

Художник Александр Федорович Темников выступил вторым автором проекта. В своем тандеме с Моргуном, эти люди показали поразительное сходство во взглядах. Сразу были отодвинуты в сторону идеи придания данной станции парадности или праздности. Никаких лепок и яркое освещение. Нет, такого в 1941-42 годах не было. Они сошлись на идее сделать общую гамму в черно-белых тонах. В белых тонах были выполнены боковые стены и полы из мрамора. Черные тона достались платформам и гранитным пилонам.

Известно, что во времена ВОВ самолетостроители совершили настоящий трудовой подвиг. Фризы, которые протянулись вдоль боковых стен, благодаря усилиям Темникова и Моргуна, смогли отобразить этот подвиг с помощью тематических рисунков. Образы на фризах были выполнены, как в виде графических изображений, так и с помощью вырубки на мраморных блоках. Как говорили авторы проекта – эти образы должны будут выступить зарубками на память каждому, кто будет жить в мирное время.

Была идея, и отойти от привычных для Самарского метрополитена колонн. К сожалению, современные на тот момент каноны техники безопасности не позволили этого сделать, и пришлось украшать «стандартные» колонны.
Грустная весть поразила авторов проекта. Оказалось, что главный художник, на которого была возложена задача нарисовать эскизы для фризов «Безымянки» скоропостижно скончался. Тогда художнику не хватило буквально пары недель для завершения создания этих рисунков. Ничего не оставалось, как искать нового художника и производить перерисовку эскизов с нуля.

Такой художник был найден и им оказался Андрей Николаевич Кузнецов. Напоминаем, что этот человек был ответственен за создание витража для украшения станции «Победа». Кузнецов, как и многие другие, тоже был эвакуирован в Самару. Поэтому, у него было что сказать про поселок Безымянка, а следовательно, он мог предлагать свои идеи по эскизам. Главная идея художника заключалась в отходе от идеи вырубки изображений. Вместо этого он предложил использовать мозаику.

Такую идею художник обосновал экономией во времени и рабочей силы. Дело в том, что для создания врезки нужно было использовать сразу всех мастеров, работающих над убранствами Самарского метрополитена, в то время как для реализации мозаики можно было задействовать несколько человек. Идею Кузнецова положительным образом восприняли Моргун и Темников.

В процессе составления будущего проекта станции «Безымянки», впоследствии, был подключенный еще один соавтор. Им оказался сын Моргуна – Дмитрий. Несмотря на своего именитого отца, этот парень продемонстрировал, что он и сам весьма талантливый художник.

Моргун (старший), для того чтоб вдохновить московского Художника на создание им качественной мозаики долгое время водил его по самому поселку Безымянка, по местам в которых тот проводил юность и, не обходил стороной краеведческие музеи Самары. Дух, которым пропитался Кузнецов, позволил ему в своей мозаике отобразить именно те картины, которые Моргун представлял в своем первоначальном проекте.

Мозаика получилась по истине искусной. Даже искушенные ценители убранств, до сих пор, глядя на мозаику разработанную Кузнецовым, восхищаются ее прелестью. Главная особенность этой экспозиции – это плавные переходы мозаики в естественные цвета основного облицовочного материала. Сейчас, пассажиры, которые в первый раз попадают на «Безымянку» не могут остановиться и войти в состав, прежде чем не рассмотрят всю экспозицию Кузнецова до конца.

Великолепно показали себя облицовщики, которые занимались реализацией эскизов художников и архитекторов. Они продемонстрировали себя, не в роли простых рабочих, а в роли тех людей, которые являются настоящими ценителями искусства. Был такой случай, когда из-за недостаточности материала определенного цвета рабочие устроили забастовку и все только ради того, чтоб воплотить в жизнь идеи художников и архитекторов.
Моргун еще долго вспоминал случай, когда целая бригада облицовщиков убеждала его, что невозможно воплотить в жизнь одну из его идей. Тогда, бригадир этих рабочих подошел к архитектору и сообщил, что эти хлопоты он возьмет на себя. Стоит отметить, что работа была выполнена наилучшим образом. Имя этого бригадира – Е.Г. Тарасенко.

Станция на данный момент представляет собой настоящий монумент памяти того страшного времени начала войны. Особенно приятно пройтись вдоль «Безымянки» в те времена, когда там мало пассажиров. Когда идешь вдоль перрона, разглядывая изображение заводов и рабочих, возникает четкое ощущение того, что ты переместился в те времена и что вдали слышаться отголоски военных действий.

В сердцах рабочих, ответственных за возведение «Безымянки» надолго в памяти останутся воспоминания про первое ноября 1987 года. Тогда, уставшие, но крайне довольные работяги сразу после рабочей смены не ушли домой. Нет, они дождались 23 – 00 чтоб стать свидетелем первого запуска состава, отправленного с этой станции, и он прошел крайне успешно.

Далее последовали праздничные митинги и, уже в следующем месяце с «Безымянки» отправились первые пассажиры. Это значимое событие на веки останется в памяти жителей Самары.

Другие места Самары

Станция метро «Алабинская»

Если говорить про Самарский метрополитен, то станция «Алабинская» в нем самая молодая, ведь ее открыли в 2015 году. Стоит отметить, что по первому проекту она должна была носить название «Октябрьская», но, администрация метро решила, что нынешнее название ей больше подойдет.

Станция метро «Кировская»

Проспект Кирова под своим грунтом расположил одноименную проспекту станцию. Сама «Кировская» имеет два вестибюля, хотя станция одностворчатая. Вместо уже привычных для Самарского метро лестниц для передвижения пассажиров здесь использованы два эскалатора. Один из вестибюлей станции имеет наземное строение.

Станция метро «Гагаринская»

Улица, которая носит имя великого советского космонавта, под своим основанием разместила станцию «Гагаринскую». Сама станция расположена недалеко от перекреста улицы имени Гагарина с Революционной улицей. Как и было задумано при первоначальном проектировании, станция состоит из двух полноценно функционирующих вестибюлей, каждый из которых имеет эскалатор. Для выхода на улицу использованы подземные переходы.