Мировая пресса

«Первый уровень обороны»: диктатор опасается за статуи Ким Ир Сена и Ким Чен Ира

Введение редко применяемого «первого уровня тревоги» было реакцией на высказывание Южной Кореи о том, что на любую целенаправленную военную провокацию севера она ответит нападениями на большие бронзовые статуи отца и деда Ким Чен Ына.

Foto: dpa

Как сообщает Die Welt, по приказу президента США в четверг два бомбардировщика B-2 устроили учения с отработкой нападения на точечную цель на небольшом острове к югу от столицы Южной Кореи Сеула и возвращением на авиабазу Уайтмен.

«Полеты были реакцией на угрозу включить американские базы в Японии, на острове Гуам и на Гавайях в список целей северокорейских ракет, высказанную Ким Чен Ыном в среду. Одновременно с угрозой «верховное командование Корейской народной армии» ввело «первый уровень обороны», — пишет автор статьи Торстен Крауэль.

Крауэль отмечает, что введение редко применяемого «первого уровня тревоги» было реакцией на высказывание Южной Кореи о том, что на любую целенаправленную военную провокацию севера она ответит нападениями на большие бронзовые статуи отца и деда Ким Чен Ына.

По словам Крауэля, объявив статуи военными целями, Южная Корея подтверждает готовность немедленно напасть на руководящие институты северного государства в случае, если армия Кима еще раз столь же намеренно обстреляет южнокорейские цели, как три года назад она обстреляла корвет «Чхонан» и остров Енпхендо. «Скульптуры в Северной Корее имеют статус светской святыни. Их разрушение имело бы немалый психологический эффект», — пишет Крауэль. Кроме того, по его словам, Сеул напоминает о сносе статуи Саддама Хусейна в Багдаде десять лет тому назад и сигнализирует, что смена режима вполне возможна.

«Провозглашение «первого уровня обороны» показывает, что Ким это понял», — продолжает Крауэль. По его словам, об этом решении объявил глава военной разведки генерал-полковник Ким Ен Чхоль, представитель «Главного командования Корейской народной армии», активируемого только во время войн и кризисов и возглавляемого, скорее всего, самим Ким Чен Ыном.

«Разумеется, в пропагандистских целях Пхеньян исходит из того, что Южная Корея вербально намекает на готовность к насильственному свержению режима не без согласования с Вашингтоном. Ведь до 2015 года действует структура командования со времен Корейской войны: высшее командование надо всеми южнокорейскими войсками находится в руках не южнокорейского генштаба, а американского генерала», — пишет Крауэль.

«Пхеньян слишком хорошо информирован о Сеуле, чтобы не различать действительные намерения и демонстративное бряцание оружием в духе «Ты — мне, я — тебе». Но в войне слов это не имеет значения», — отмечает автор.

Во-первых, пишет он, руководство Северной Кореи всегда недоверчиво относится к крупным учениям на юге, поскольку, по словам экспертов, Северная Корея в 1950 году сама маскировала нападение на Южную под маневры. Во-вторых, угроза поражения статуй и полет американских бомбардировщиков позволят Ким Чен Ыну снова предстать перед населением в пропагандистском образе молодого руководителя малой страны, противостоящего могущественной Америке.

«В то же время все стороны, невзирая на громкие жесты, очень стараются держать ситуацию под контролем при помощи мелких знаков», — продолжает Крауэль. Так, американские бомбардировщики облетели остров, не пикируя с открытыми бомболюками, а с выдвинутыми шасси, как на параде. «Посыл заключался в том, что это демонстративный жест, а не прямая угроза», — отмечает автор.

В свою очередь, во время визита Ким Чен Ына на десантные учения на побережье Ходо представитель «верховного командования» генерал Ким Ен Чхоль носил кепи, которое северокорейские офицеры носят только в ритуальных случаях. «Подобными намеками режим передает то, о чем он не хочет говорить открыто. Кепи — эквивалент выпущенных шасси бомбардировщиков B-2. Это знак: «Мы угрожаем вам, но пока что в стволе нет патрона», — пишет Крауэль. Кроме того, по его словам, если бы Ким Чен Ын хотел выразить более серьезную угрозу, он бы проводил маневры на строящейся базе десантных лодок в непосредственной близости от южнокорейского острова Енпхендо.

Помимо этого, как третий знак можно было бы расценить визит генерального директора северокорейской государственной туристической компании в Китай. «Из-за напряженной обстановки китайские турбюро начинают отменять заказы, а китайские туристы для режима являются важным источником валютных доходов», — пишет Крауэль. Поэтому руководитель государственной туристической компании занимает высокое место в иерархии высших чиновников Северной Кореи. По данным южнокорейской газеты «Чосон ильбо», он в середине марта сказал менеджерам китайских турбюро: «Не беспокойтесь, войны не будет. Присылайте столько туристов, сколько сможете».

«Если он не подразумевал, что Северная Корея хочет использовать туристов в качестве живого щита, как десять лет назад Саддам Хусейн, то он, вероятно, сказал правду», — заключает Крауэль.

Источник: Die Welt

InoPressa.ru

***

По теме

Back to top button