Главная / это Архив / в Мире / в России / Кто сегодня в храмах стоит, во что верят и на кого молятся

Кто сегодня в храмах стоит, во что верят и на кого молятся

Есть немало людей, которые всерьез стремятся жить по Писанию, храня верность Преданию и являя свою веру в конкретных делах. Это и есть народ Божий, но говорить о нем языком социологии трудно, потому что они как раз могут быть какими угодно и входить в любую из групп. Пока такие люди существуют, жива и Церковь.

(img)
РИА Новости. Илья Питалев

Неверущий, но православный

Социологические опросы дают абсурдные на первый взгляд цифры: большинство жителей страны считают себя православными, при этом в Бога из них верит немногим больше половины, с основами вероучения знакома хорошо если треть, а в церкви регулярно бывает от силы десятая часть. Данные эти не сильно изменились за последние 10–15 лет, и если в ранние 90-е еще можно было все объяснить наследием атеистического режима (ну негде было людям знакомиться с основами вероучения и храмов было ничтожно мало!), то теперь уж так не скажешь. Не знают и не ходят — значит, сами не хотят. Но при этом православные. Главное для активистов — защита святынь по простым и понятным правилам: наши не наших всегда били и бить будут.

Есть такой анекдот: перед воскресной службой в храм врываются двое в масках и с автоматами. «Православные остаются, остальные — на выход!» — кричат они зверским голосом. Народ, натурально, ломится в двери, выпрыгивает в окна, спасая свою жизнь. В храме остаются всего несколько дрожащих человек Неизвестные срывают маски — это священник и диакон. «Ну что ж, остались одни верные, начинаем литургию», — говорит тогда священник.

Впрочем, в Италии можно было бы рассказать такой же анекдот про католиков, а в Швеции — про лютеран. Это меньшинство, особенно гонимое, четко знает, чего оно хочет и зачем собирается, а религия большинства всегда страдает расплывчатостью. У кого есть хоть какая религиозная потребность или просто смутная тоска по неземному — с этим к господствующей конфессии.

Долгие годы православная общественность выглядела этаким монолитом в глазах всего общества, да и в своих собственных тоже. Конечно, все люди разные, но если эти люди православные, они стараются примерно одинаково поступать, и говорить, и думать примерно одно и то же. Разве не так?

Совершенно не так, убеждаемся мы раз за разом.

Вот, к примеру, зашла в храм женщина с больным ребенком в коляске, ее попросили коляску убрать, она отказалась. Бытовой конфликт? Но православный рунет от него трясло несколько дней как в лихорадке, потому что для одних самым важным было заботливое отношение к больному ребенку, а для других — благочинное течение службы и соблюдение правил. И ругались меж собой так, что хоть святых выноси, но все участники разговоров при этом православные.

Или другой пример: в начале этой недели газета «Известия» опубликовала заметку о том, что буддисту Сергею Шойгу назначат личного духовника от РПЦ, который будет ему помогать принимать важные решения, а заодно и командовать всеми армейскими священниками. Тут же последовало множество возмущений-опровержений, но, похоже, материал-то не вполне вымышленный — просто кто-то выдал желаемое (для себя) за действительное (для всех). А у других православных и желания оказались другими, и снова возник конфликт перепостов.

Так кто же они, православные, о чем они могут и о чем не могут договориться хотя бы меж собой? Всех вариантов не перечислить, но назовем несколько типичных случаев.

Подробнее: Московские новости