Главная / Общество / Школы для приемных родителей, которые сегодня создаются в стране, уже больше трех лет работают в Самарской области

Школы для приемных родителей, которые сегодня создаются в стране, уже больше трех лет работают в Самарской области

Можно ли научить любви и терпению за 30 часов, выясняла корреспондент «РГ» Школы для приемных родителей, которые сегодня создаются в стране, уже больше трех лет работают в Самарской области 80 процентов приемных детей в Самарской области, перешагнув порог совершеннолетия, продолжают проживать в ставших им родными семьях. Принимая в семью ребенка, не следует ждать от него немедленной благодарности.

Психолог самарского городского центра «Семья» Елена Тонкопеева рассказывает, что создание таких школ начинали с того, что собрали воедино вопросы, которые чаще всего задавали на консультациях приемные родители, уже воспитывающие детей. В числе главных проблем оказались: ложь, воровство, неряшливость, трудности с обучением, обусловленные задержкой психического развития, конфликты с родным ребенком.

Проанализировав картину, поняли: больше всего приемным родителям не хватает знаний основ возрастной психологии. К этому решили добавить и практические навыки, необходимые в семейном воспитании.

Самоучитель для продвинутых Новая программа федерального министерства образования, которая вступила в силу с октября этого года, отличается от самарского ноу-хау тем, что в ней больше внимания уделяется именно проблемам детей, имеющих опыт проживания в неблагополучных семьях. Ведь, в отличие от родных чад, они уже успели пережить и пренебрежение, и жестокое обращение взрослых, прошли через разлуку с близкими, имеют опыт бродяжничества и жизни в сиротских учреждениях – все это надолго откладывает отпечаток на их поведение.

Но люди, берущие в семью такого ребенка, порой питают иллюзии: раз прежде ему не давали любви, то теперь достаточно поместить малыша в комфортные условия, обласкать, купить хорошие игрушки и накормить – и он будет благодарен.

– Надо знать и быть готовым к определенной специфике таких детей. Скажем, если ребенок воровал, чтобы выжить в неблагоприятных условиях, он этот навык не забудет так просто, даже если попадает в условия, где его хорошо кормят. И родителям надо не фиксировать ребенка на воровстве, не позорить его: «По тебе тюрьма плачет, ты весь в своих родителей пошел и такой же, как они, вороватый будешь», а терпеливо объяснять, что это неправильно… Задача приемных родителей в том и состоит, чтобы помочь детям выработать навыки, нужные для жизни в новых условиях, – поясняет Елена Тонкопеева.

Родительские уроки

Научить родительскому ремеслу за 30 часов невозможно (на это и жизни не хватит), но дать основы правильного поведения с трудным ребенком – реально.

– В учебной программе есть лекционный блок из 13 тем, и этот печатный материал мы даем родителям на дом: есть вопросы – задают на семинаре, там же проходит и контроль знаний. А на занятиях в центре «Семья» уже отрабатываются практические навыки – как вести себя, если ребенок украл сладости из магазина, что делать, если подросток занимается онанизмом, на чью сторону встать, когда приемный ребенок дерется с родным?

Ответы на эти вопросы родители ищут под руководством психолога, который дает пояснения.

Ребенка взяли из детского учреждения, и теперь он сытый и ухоженный, но продолжает прятать под матрац еду. Если его за это ругать и не давать ему тепла, он так и будет таскать продукты, чтобы привлекать к себе
внимание. Это особенность многих детей, которым приходилось несладко.

Часто приемный ребенок бывает неряшливым: прячет вещи за батарею или кладет грязное белье вместе с чистым. Не стоит удивляться, ведь в детдоме он жил в таких условиях, где вещи могли не делить на свои и чужие, чистые и грязные – все лежало в общей куче.

Всем ли нужна школа

Школа важна не только для малышей, отправляющихся на семейное жительство, но и для самих приемных родителей. Ведь появление «чужого» ребенка в семье – это стресс, который может длиться годы. Поэтому, прежде чем приступить непосредственно к занятиям, психологи много работают с кандидатами.

– Мы проводим тестирование, показывающее сильные и слабые стороны будущих родителей, но однозначного ответа на вопрос, подходит ли ребенок семье, оно не дает. Я всегда повторяю, что выбирать ребенка нужно не головой, а сердцем: что происходит с человеком, когда он видит, разговаривает, прикасается к ребенку. В моей практике был случай, когда женщина пришла на прием и сказала, что не хочет идти на свидание с вообще-то хорошей девочкой. Я объяснила: значит, это не ваш ребенок и чувства дают это понять, – рассказывает Елена Тонкопеева.

А бывают случаи, когда семья уже в начале занятий отказывается от идеи взять ребенка. Это нормально, ведь, благодаря погружению в проблему, взрослые вовремя понимают, что их истинные желания никак не связаны с заботой о приемном ребенке. От такого отказа и ребенку польза – не придется пережить еще одно предательство.

– Сейчас в нашей группе занимаются 17 человек: шесть супружеских пар и пять одиночек, которые готовятся стать опекунами. Вообще-то для близких родственников школа не является обязательной, но большинство от полезных навыков не отказываются. У нас есть очень активная бабушка, которая задает тон на всех занятиях, – говорит Елена Тонкопеева. – После двух месяцев занятий, а проводятся они раз в неделю, приемным родителям предстоит экзамен, на котором они должны объяснить описанную в билете психологическую ситуацию, с которой в любой момент могут столкнуться в жизни.

В школе признаются, что садиться за парту хотят не все. Особенно самоуверенными бывают люди, имеющие опыт воспитания родного ребенка – «нам нечему учиться».

– В моей практике была женщина, которая пропускала занятия, ссылаясь на то, что она детский врач и может найти подход к любому малышу, даже капризному больному. Но когда она взяла приемного ребенка, то призна-
лась мне, как ей тяжело. Хорошо, что пришла на консультацию быстро, не стала доводить ситуацию до кризиса, – рассказывает Елена Тонкопеева.

Не по душе или не по уму

Случаи возврата приемных детей хоть и редко, но случаются, признаются самарские специалисты. Обычно в этом случае обнаруживается полная психологическая неготовность приемных родителей принять ребенка таким, какой он есть.

– Когда мы анализировали статистику распада семей, нас интересовали не столько цифры, сколько причины.

Выяснилось, что неготовность родителей к воспитанию приемного ребенка приводит к распаду отношений на самых разных сроках. У одних это происходит практически сразу, у других через 5-7 лет. Например, берут дошкольника, который еще легко управляем взрослыми, а в подростковом возрасте у него начинаются протестные реакции. Беда в том, что такие родители не учились у психолога и не знали, что можно обращаться к нему за консультацией, они скрывали проблемы и от социального педагога. Но когда ситуация накаляется до предела, такой родитель приходит в органы опеки и говорит: «Заберите ребенка», – с сожалением отмечает Елена Тонкопеева.

Чтобы не доводить ситуацию до «края», в школы приемных родителей сразу после их открытия стали приглашать не только «новичков», но и тех мам и пап, которые уже выпустили во взрослую жизнь первых «подопечных». И, как признавались потом «бывалые», на занятиях они получили много новой информации и переосмыслили свой прошлый родительский опыт. А самая «богатая» мама Самарской области Валентина Чекмарева, воспитавшая 36 детей (21 из которых приемные) уверена, что, принимая детей на воспитание, нужно всегда трезво оценивать свои родительские силы и учиться в школе приемных родителей.

Ирина Чечурина

"Российская газета - Неделя" 27 декабря 2012—Четверг № 300 (5973)
SV.RG.RU