Главная / это Архив / в Мире / в России / Народное единство трещит по швам. Во многом это делается усилиями властей

Народное единство трещит по швам. Во многом это делается усилиями властей

На этих выходных Россия в очередной раз отметила праздник «народного единства», но сделала это в состоянии куда менее едином, чем прежде. За последний год масса проблем, ранее не казавшихся значительными, перешли в разряд первоочередных и становится ясно, что при том уровне компетентности, который существует в российских политических элитах, они могут с легкостью превратиться во взрывоопасные.

Россия — страна многонациональная и многоконфессиональная. Политика России в значительной мере одномерная в национальном и религиозном отношении.

В 1990-е годы православная церковь стала институтом, вызывающим у граждан наибольшее доверие. Не столько потому, что она была святой и безгрешной, сколько оттого, что все вокруг было слишком порочно и грязно.

В 2000-е Россия, встающая с колен, в первый раз за многие годы задумалась о своей идентичности, и следствием стал ренессанс национальных чувств, во многом вызванный сомнительным ощущением превосходства над представителями многих других народов, населяющих нашу страну.

Власть сочла православие своим союзником, а национализм — аналогом новой объединяющей идеи. Церковь получила большие экономические привилегии и значительную собственность; организации, так или иначе зависевшие от правительства Москвы, стали «добровольно» перечислять миллионы на чудовищный новодел — храм Христа Спасителя — со всеми его автомойками и лавочками; потом началось введение уроков религиозного воспитания в школах, призывы патриарха голосовать за всем известного кандидата в президенты и подмена статей Уголовного кодекса выдержками из решений Трулльского собора. Националисты были вознаграждены праздником 4 ноября, демонстративно заменившим 7 ноября с его интернационально-коммунистическим подтекстом; «русскими маршами»; популяризацией идей «русскаго мiра» и усилением риторики враждебности остальному миру в российском внешнеполитическом дискурсе.

Этот выбор представляется ошибочным по крайней мере по двум причинам.

Подробнее на сайте Московский Комсомолец

№ 26085 от 6 ноября 2012 г