Главная / это Архив / в Мире / Мировая пресса / Шах и мат (французская пресса)

Шах и мат (французская пресса)

Путин, возможно, не досидит до конца своего президентского срока – такое мнение в интервью еженедельнику «Пуэн» высказал экс-чемпион мира по шахматам, а ныне оппозиционер - Гарри Каспаров.

REUTERS

«Пуэн»: Ваша последняя книга называется «Путин, шах и мат!» Вы, действительно, считаете, что он уже проиграл?

Гарри Каспаров: Конечно, нет. Однако его власть над страной уже не такая сильная. Я не знаю, сколько времени он еще останется у власти, но я думаю, что не все шесть лет...

«Пуэн»: Однако до настоящего времени некоторая популярность среди населения России сохраняется...

Гарри Каспаров: Нельзя не отметить, что в течение первых лет он был популярен. Люди хотели стабильности, твердой и сильной власти. Но с этим покончено. Путин больше не представляет собой надежду, и его рейтинг падает.

«Пуэн»: Дело Pussy Riot можно считать поворотом?

Гарри Каспаров: Нет, но это дело пролило свет на истинное лицо режима Путина… Важен не процесс над Pussy Riot, а 24 сентября 2011 года, когда Медведев уступил Путину свое место в Кремле. В этот день россияне сказали себе: «Подождите, теперь он здесь навсегда!»…

«Пуэн»: Существует ли пропасть между москвичами, шокированными приговором Pussy Riot, и провинцией, больше доверяющей Путину?

Гарри Каспаров: Совершенно нормально, что эта разница есть. В США жители Оклахомы не реагируют так, как жители Сан-Франциско… Люди в российской глубинке на самом деле настроены не пропутински, они просто боятся изменений. Они боятся, что все рухнет. Кстати, не думайте, что недовольство идет от среднего класса. Средний класс представляет всего 20% населения. «Синие воротнички» широко требуют перемен, потому что они чувствуют, что система в тупике, что нет никакой возможности прогресса.

«Пуэн»: А какая разница между Путиным и Медведевым?

Гарри Каспаров: Никакой. Я сражаюсь с этим мифом с самого начала. Единственная между ними разница в том, что начальник – Путин.

«Пуэн»: Чем Вы объясните то, что за двадцать лет ни одна большая либеральная или умеренная партия не появилась в России?

Гарри Каспаров: Вопрос не в либералах или умеренных. В России вообще нет политической партии. Зюганов, Чубайс, Явлинский – все эти лидеры являются фигурантами. Они не борются за власть, они входят в систему. Это ложные партии. Для тех, кто принадлежит к лагерю либералов, все складывается довольно трудно, мы только начинаемся.

«Пуэн»: И Вы, Вы стремитесь к власти?

Гарри Каспаров: Лично я не стремлюсь к власти. И, включая тот день, когда Путин окажется вне игры. Я предпочитаю интеллектуальную сферу.

«Пуэн»: Тогда кто?

Гарри Каспаров: Это неправильно поставленный вопрос. Неважно, кто сменит Путина, важно, какая будет система.

«Пуэн»: Вас оправдали, хотя Вы обвинялись в участии в неразрешенной манифестации…

Гарри Каспаров: Это исключение. Мне повезло. Камера фиксировала каждую секунду того, что я там делал... Но, что касается второго обвинения (Каспаров якобы укусил полицейского, и за это ему грозит пять лет заключения), я не знаю… В отличие от шахмат, невозможно предвидеть, какой будет их реакция.

«Пуэн»: Политика труднее шахматных турниров?

Гарри Каспаров: Разница между шахматами и российской политикой в том, что в шахматах есть правила…

«Пуэн»: Ваши мысли еще заняты игрой? В смысле быть одержимым ею, как герой «Игрока в шахматы» Стефана Цвейга?

Гарри Каспаров: Представьте себе, нет… Я, конечно, читал Цвейга и также «Защиту Лужина» Набокова. С шахматами всегда есть риск, как с математикой или физикой, – из-за абстрактного мышления. Но, в общем, поверьте мне, шахматисты люди нормальные.

Инна Ракузина

Источник: Русская редакция RFI