Главная / это Архив / в Мире / Мировая пресса / Любимый художник Путина изваял его в костюме для дзюдо

Любимый художник Путина изваял его в костюме для дзюдо

Для Церетели нет разницы между полководцами, кинозвездами и патриархами, он рисует и ваяет всех, на кого должен ориентироваться народ. Он создает кулису для неолиберализма с автократической организацией, лишенного этических и эстетических рамок.

REUTERS

"Что российское государство думает об искусстве политического перформанса, окончательно выяснилось после приговора Pussy Riot: оно тянет на два года колонии. Однако до сих пор феминистская группа практически не попадала в объектив серьезной художественной критики, как будто молодые мамы своими акциями не разоблачили мачистский порядок, во имя которого экономика, государство и Церковь ведут войну против гражданского общества. Даже либералы зачастую видят в Pussy Riot только панков, провоцирующих общество дикой саморекламой. При этом активистки сами стали жертвами куда более масштабного, громкого и безвкусного тотального перформанса, который представляет собой основную провокацию и задействует все возможные формы искусства, в том числе скульптуру", - пишет Коля Райхерт в Die Welt.

Райхерт отмечает, что критика "слепа и на другом глазу: она не видит народного искусства, кича и пропаганды. Как будто только оригинальное, обоснованное солидной концепцией искусства, которое ценят на Западе, может влиять на судьбы мира. И как будто все плохое просто исчезнет, если на него просто не смотреть".

"Тот, кто хочет серьезно заниматься ролью искусства в нынешней России, должен оставить любую надежду. Выделить Pussy Riot или Андрея Монастырского, представленного в 2011 году в русском павильоне в Венеции, но практически неизвестного дома. И проехаться на речном трамвайчике по Москве-реке, мимо 96-метровой статуи Петра Великого в римской тоге, глядящего вытаращенными глазами с фрегата, красующегося на черном фонтане", - продолжает автор. По его словам, двенадцатая по величине статуя в мире замыкает десятку самых уродливых статуй в мире по версии сайта Virtual Tourist, однако провинциальные туристы любят ее фотографировать.

"Церетели и Pussy Riot - крайние точки современного российского искусства. Знать стоит обе", - пишет Райхерт.

Райхерт пишет, что музеи "народных художников" Зураба Церетели, Александра Шилова и Ильи Глазунова окружают Кремль и храм Христа Спасителя "как антиавангардистская защитная стена". При этом музей Церетели, по его словам, пользуется популярностью, и "в то время как персонал других музеев смотрит так, как будто зарплату им не давали много лет, здесь дамы на кассе и в залах в хорошем расположении духа и дружелюбны".

"Церетели меняет стили, как тюбики с краской, и без зазрения совести браконьерствует в угодьях Пикассо и Шагала. Если верить его биографии, он познакомился с обоими в Париже. А если воспринимать его художественные решения всерьез, то он считает себя их правомочным наследником", - пишет журналист.

"В трудах Церетели есть что угодно, но нет настоящего конфликта. Это делает его искусство таким наивным, таким невинным и таким опасным", - рассуждает Райхерт. Парадокс его работ, по мнению автора статьи, состоит в том, что именно "пожизненная близость к власти позволила ему сохранить невинность". Сам "народный художник", по словам Райхерта, в приветственном слове к посетителям рекомендует рассматривать искусство с позиций этнографии и психоанализа.

В центре музея - внутренний дворик, стены которого "по православной традиции пломбированы библейскими сценами". На вставках изображены "герои Отечества и библейские персонажи: экспрессионистский Иоанн Креститель, Пушкин, три мушкетера". Помимо них, в дворике присутствует изображение канонизированного царя Николая II с семьей, где у всех закрыты глаза. "Это - не покойники, это призраки. Они никогда не уходили, они просто спят. Семьдесят лет советской власти - всего лишь дурной сон. Монархи - наши отцы", - передает Райхерт.

"Мы в символическом сердце кукольного и пиратского государства, построившего собственный образ на вытеснении. Церетели - идеальная параллель Путина: он тоже заполняет любое пространство жестами, символизирующими полноту власти, имеет мнение по любому поводу и вписывается в любую роль", - рассуждает Райхерт. Путин в музее тоже присутствует, пишет он: отлитый из бронзы в костюме борца дзюдо, "окруженный целым бандитским кабинетом из политиков, священников и кинорежиссеров, поддерживающих национально-реакционную линию России".

Помимо прочего, в музее есть целый зал, посвященный Чарли Чаплину. "Церетели не делает разницы между полководцами, кинозвездами и патриархами, он рисует и ваяет всех, на кого должен ориентироваться простой народ. Он переводит мещанский образ мысли на язык больших жестов. Так он создает универсальную кулису для неолиберализма с автократической организацией, лишенного этических или эстетических рамок", - пишет Райхерт.

Церетели, пишет автор, в своем безграничном эгоцентризме старается "из любви покрыть весь мир шоколадной глазурью"; "экзорцистское и разоблачительное искусство Pussy Riot показывает мир таким, какой он есть, и требует нового", - заключает Райхерт.

Источник: Die Welt
InoPressa.ru