Главная / это Архив / Культура в России / Ярмарка идей в Санкт-Петербурге

Ярмарка идей в Санкт-Петербурге

На манеже Санкт-Петербургского цирка на Фонтанке прошел заключительный спектакль и торжественное закрытие II Всемирного фестиваля цирковой режиссуры. Зрители увидели яркую программу оригинальных работ современных художников и режиссеров из Канады, Бразилии, Франции, Бельгии, России, Финляндии, США, Украины и Германии.

Немецкие артисты оригинального жанра, жонглеры Гордон Лиф и Пэт Фабио

Всемирный фестиваль цирковой режиссуры «Ярмарка идей» проходил без конкурсной основы, в формате своеобразного смотра творческих работ, современных концепций и идей молодых креативных режиссеров, показавших на театральной и цирковой площадках фестиваля свое необычное видение современного циркового искусства. Немецкие артисту Гордон Лиф и Пэт Фабио показали прекрассную школу мастерства жонглирования.

В официальной церемонии закрытия фестиваля приняли участие вице-губернатор Санкт-Петербурга Василий Кичеджи, который выразил теплые слова в адрес участников, гостей и организаторов фестиваля, а также генеральный директор Большого Санкт-Петербургского цирка на Фонтанке Григорий Гапонов и заместитель генерального директора компании «Росгосцирк» Борис Майхровский.

- Среди гостей фестивальной программы можно было увидеть практически всю творческую элиту культурной столицы России Санкт-Петербурга, - сказал нашему корреспонденту Борис Майхровский, - талантливых и знаменитых актеров, художников, стилистов, музыкантов, композиторов, педагогов и студентов театральных ВУЗов, которые высоко оценили творческую составляющую фестиваля. - Я желаю «Ярмарке идей» дальнейшего роста и процветания, новых интересных участников и креативных идей.

Все участники (режиссеры и исполнители) по итогам фестиваля-смотра получили почетные призы, дипломы и эксклюзивные сувениры с символикой Всемирного фестиваля «Ярмарка идей», который объединил любителей и профессионалов циркового искусства, предоставил возможность гостям увидеть великолепное шоу и проявить себя в творческих лабораториях, а также продемонстрировал возможности и перспективы развития цирковой индустрии.

Разукрашивать жизнь

Заслуженный артист России Александр Фриш

Ярким и запоминающимся было выступление ведущих фестивальной программы, в роли «Трех толстяков», одним из которых был российский немец, знаменитый жонглер, заслуженный артист России Александр Фриш. В настоящее время артист проживает и работает во многих государствах, но самой любимой и одаренной страной для себя, все же считает Германию.

Об Александре Фрише можно говорить очень и очень много. Русский с немецкими корнями. Парижанин родом из маленького областного Еманжелинска. Выпускник Челябинского института культуры и искусства. Ученик Юрия Никулина. Хороший друг Олега Попова и Вячеслава Полунина. Умный и образованный человек. Космополит. А еще - трудяга. А еще - неравнодушный. А еще…

Цирк и Фриш - односложные слова. И однокоренные, поскольку их нельзя разделить, и одно от другого невозможно оторвать. Кто о нем слышал, думают, что его так и зовут - Фриш, близкие знакомые называют Сашей, и только очень давние друзья знают, что в своей уральской юности он был Шуркой. Помните, как в «Гусарской балладе» Кутузов спрашивает у Голубкиной: «В детстве Сашкой звали? - Нет, Шуркой, Ваша светлость». Это про Фриша. Он обожает свою биографию. С упоением рассказывает о приезде в СССР в 1932 году своей рафинированной бабушки, сотрудницы Германского полпредства в Москве, Эдельтруды Эрнестовны Штельцер с мужем Паулем и сыном Вольфгангом. Позже сын поступил в Московское цирковое училище, из-за чего семья застряла в России. Затем война. Высылка всех немцев из Москвы. Пересылочные лагеря. Казахстан. Урал. Шахтерский поселок Еманжелинск под Челябинском, где несостоявшийся цирковой артист Вольфганг Фриш, ставший Володей, после ударного труда в шахте доит коров, выращивает кур и много лет выступает в шахтерской самодеятельности с популярным среди поселковых номером «Чарли Чаплин».

Александр Фриш в кругу коллег по цеху (второй справа в желтом костюме)

- Александр, видимо, веселость отца генетически передалась и вам?

- Как-то в Риме я нашел на помойке старый велосипед, отремонтировал его и ездил спокойно по вечернему городу, - вспоминает Александр, - то есть я веду себя, как чувствую. - В Европе и в Париже, в частности, таких «сумасшедших» много. Они разукрашивают жизнь. Не боятся, что над ними будут смеяться. Мой педагог, великий мастер Вячеслав Борисович Бокарев (потрясающе светлый был человек) говорил нам, студентам института культуры: «Самое главное - не позволять никому украсть твою мечту». Отец никогда не давил на нас, не разрушал наши иллюзии, очень бережно регулировал наше с братом становление…

Отец показывал сыновьям-погодкам, Женьке и Шурке, трюки, которым успел обучиться в училище. Бил с ними чечетку. Но дальше Женька, на радость матери отправился работать на шахту, а Шурка, в заговоре с «Чарликом», стащив бабкин чемодан, с которым когда-то Эдельтруда Эрнестовна прибыла в Россию, подался в Челябинск, в «артисты».

Успешно окончив институт культуры, в 70-х годах был приглашен в знаменитый по тем временам в вокально-инструментальный ансамбль «Ариэль». В роли конферансье объявлял знаменитые «В краю магнолий» и «Старую пластинку» то верхом на моноцикле, то, жонглируя этими самыми старыми пластинками. Его фантазии приводили к конфликтам - зачем «Ариэлю» клоун, если они и сами гении. Сходились-расходились, и Фриш исчез. Из «Ариэля» и из Челябинска.

А через несколько лет, в начале 80-х, шпрехшталмейстер Московского цирка на Цветном бульваре Завен Мартиросян объявил: «Артист оригинального жанра, клоун-эксцентрик А-александр Фриш!». Его номер «Кирпичики», благодаря телевидению, знала вся страна: чечетка на барабане, восемь кирпичей в ряд, потом выхватывание кирпичика из середины - и на край. И «смертельный трюк» - раздевание и одевание фрака не выпуская кирпичи из рук. Но Фриш поразил тогда не столько номером, сколько излучаемым обаянием и бьющей через край жизнерадостностью.

Вместе с Аллой Пугачевой и Геннадием Хазановым он становится лауреатом Всесоюзного конкурса артистов циркового и эстрадного искусства, в котором талант оценивался по настоящему «гамбургскому счету». Поскольку цирк в СССР восьмидесятых годах был, наравне с балетом, экспортным товаром, то Саша Фриш, став «выездным», скоро уехал на гастроли в США, был замечен цирковыми скаутами и 12 лет уже сольно гастролировал по циркам Америки, Европы и Австралии, вошел в мировую элиту цирка, стал любимцем публики десятков стран.

И где бы ни бывал Александр, с ним всегда находился чемоданчик из реквизита. Это для артиста некий символ, оставшийся от далеких времен детства..

- Наша бабушка, как только мы научились ходить, а потом плавать (это было важно для нее), приготовила мне, сестре и брату по маленькому рюкзачку, где были вещи первой необходимости, - с улыбкой рассказывает Фриш. – Жизнь научила ее и деда хватать рюкзак и бежать. От Гитлера, от Сталина. И она сказала: «Может, вам, ребята, никуда не придется бежать. Но этот рюкзачок всегда должен быть под рукой. Для путешествий». И мы с детства уяснили, что главное в жизни – это путешествия. Думаю, что метафора сегодняшнего дня- чемодан. Раньше мы были привязаны к прописке, к дому, к друзьям, а сегодня открылась возможность ездить по всему миру.

- Вы не разделяете путешествия во времени и пространстве?

- Это связано. Все вместе - путешествие по жизни. Скажем, ты переходишь из страны детства под названием «город Еманжелинск» и волею судьбы попадаешь в Австралию, где была моя первая гастроль. Но из детства я еще «переехал» в юность и по дороге на всех перекрестках встречался с разными людьми. Рюкзак-то условный, не обязательно с ним ехать на Канарские острова. И говорю я не о средствах передвижения, а о его сути. Если тебе запретили путешествовать где-то, путешествуй в своей квартире, по своему огороду, и каждый день ты будешь открывать для себя новое. Но самое главное - выходить и идти. Переступать порог самоограничений. Вот о чем речь.

Возвращение в родные пенаты

Наступила «перестройка», московский цирк на Цветном бульваре возглавил знаменитый артист театра, кино и цирка Юрий Никулин, друг и духовный наставник Александра Фриша, и по его просьбе Фриш без колебаний вернулся в Москву, где вновь работал «на Цветном». За это время он был удостоен звания заслуженного артиста России и вышел из «артистов» сразу же после ухода Юрия Никулина из жизни.

- Я никогда не думал о пенсии, - размышляет Александр, - дескать, выйду на заслуженный отдых, построю себе дачу. - Но праздник с цирком закончился, я отработал там 20 лет, и однажды мне жена говорит? «Тебе нужно снять с головы свой барабан, поставить в угол моноцикл». У нас дома стояла старая металлическая клетка, птички давно улетели. Жена взяла мои цирковые башмаки, повесила в эту клетку и закрыла. Первые три дня было трудно. Как! Не ходить в цирк?! Теперь я иду туда как зритель, с огромной любовью. Захотел - поехал на день рождения к Олегу Попову, пришел в Брюсселе к нему в шапито. Для меня цирк остался не трудоемким процессом, а светлой мечтой, снаружи и внутри которой я был и есть.

В последние годы Александр Фриш - продюсер, шоумен, организатор и участник многочисленных цирковых и клоунских фестивалей. Все годы своей гастрольной жизни он протаскал с собой бабушкин чемодан, собрав одновременно коллекцию чемоданов, принадлежавших великим клоунам и русским эмигрантам разных поколений. Вернувшись, сам он хотел бы вернуть в Россию всех ее потерянных «детей», они же отвечают, что им самим возвращаться поздно, но пусть вернутся на родину хотя бы чемоданы, с которыми их отцы и деды бежали из «красной» России. Помните московские клоунские фестивали «День открытых чемоданов»? Их придумал Саша Фриш. «Чемодан - сердце циркового артиста: вышел на арену, распахнул, все раздал зрителю, и снова в дорогу, собирать новые впечатления», - так считает Александр.

Он не любит завершенных форм искусства. Называет их «остывшей геркулесовой кашей». Вспоминает, сколько талантливых артистов погубило рабство у собственного номера, исполняемого десятки лет. Поэтому открыл новый жанр - «фриш-ателье» с девизом «разукрашивать жизнь»: собирает вокруг себя талантливую молодежь и «бывших», заваривает с ними цирковую «кашу» и, как искусный кулинар, не дает ей остыть. Трогательно любит детей, сочинил для них «Московский цирковой проект», который в жанре цирк-ателье, давал представления под эгидой Дирекции проекта «Открытая сцена». Смог увлечь идеей проекта и сделать его участником легендарного Сергея Игнатова, народного артиста России, признанного мировой ассоциацией цирковых артистов лучшим жонглером мира.

- Цирковой проект был посвящен детям и проводился в рамках года ребенка, - рассказывает Александр Фриш. - В фундаменте проекта - мысль о грустной судьбе циркового искусства в эпоху интернета. Цирк - ручная и физическая работа, раскрытие заложенных в человеке и дремлющих в нем физических возможностей: умение координировать мышцы, внутренние балансиры, острота ориентации во внутреннем и внешнем пространстве. Цирк - показ возможностей человека на грани, задаваемой физическими законами. И всегда попытка перехода этой грани. В цирке воплощена мечта человека о свободном полете. Цирк принципиально не меняет своей сути от древнейших времен, и в этом смысле он самое консервативное из искусств, в нем нет технического развития. И не должно быть. Человек в цирке - один на один со своей природой, как в доисторические времена. И кто кого победит. Чувство праздника, возникающее всегда в цирке, это чувство победы над силами природы.

Александр Фриш (справа в желтом костюме) с ведущими фестиваля и автором статьи
Невозможная возможность. Техническое развитие приводит к тому, что человек забывает о развитии физическом и духовном. А они издревле неразделимы, что воплощено в восточной философии, в искусстве йоги. Физические возможности человека расширяются силой его духа. И, наоборот, дух слабеет от вялости мышц. Страшно за вступающие в жизнь поколения, согбенно сидящие перед экранами с компьютерными играми. Поэтому целью нашего проекта, было, - продолжает Александр, - открыть маленькому человеку его физические возможности средствами и секретами, накопленными оригинальными жанрами циркового искусства. Собственно, генетическая любовь детей к цирку и построена на скрытом в каждом человеке «желании полета». Первая задача - разбудить это желание, ввести маленького человека в мир цирка как мир неизвестных человеку его физических возможностей. В ситуации проекта и эксперимента мы попытались создать новую жанровую разновидность. Мы называем ее АТЕЛЬЕ. В ателье закладываются основы представления, намечаются рабочие моменты, там нет игры перед зрителем, но есть ее атмосфера. Поскольку проект реализовывался в театральной организации, мы намечали движение в сторону театрального ателье. Так, как если бы это была «творческая кухня», но на которой все чуть-чуть играют. Вместе со зрителями разыгрывали в формах цирка известную сказку К. Гоцци «Любовь к трем апельсинам» и по ходу сюжета обучали публику элементам циркового искусства.

- Еще, когда у меня есть время, я участвую в «Сноу шоу» моего друга Вячеслава Полунина, - говорит Александр. - Мы возим его по миру и работаем как исполнители. Это шоу о страдании одинокого человека было сделано и впервые показано в Челябинске возле памятника паровозу, в Доме культуры железнодорожников. Символ этого шоу - уходящий паровоз, прощание на перроне. Потрясающая история. И я не устаю удивляться зрительскому восприятию. Мы недавно были на гастролях в Тель-Авиве, Риме, Детройте, Нью-Йорке. Так люди по часу стоят и не уходят. Они не хотят прощаться с тем ощущением, которое задело их. Это все мне очень близко: падающий снег, пурга и человек, переживший страдание. Мы со Славой Полуниным часто переворачиваем страницы прошлого. Наверное, через страдания оно воспринимается дороже, острее, тоньше.

Александр ТОМАС

Фото автора и из архива артиста