Главная / Общество / Требования самарской полиции к правозащитнице Л.Кузьминой не обоснованны - так решил суд

Требования самарской полиции к правозащитнице Л.Кузьминой не обоснованны - так решил суд

Суд отклонил иск самарской полиции о защите репутации к правозащитнице и СМИ. В результате суд отказал в удовлетворении иска в полном объеме. В своем решении суд указал на необоснованность всех заявленных полицейским начальством требований.

Правозащитница Людмила Кузьмина. Фото Ассоциации "ГОЛОС".

25 июля 2012 г. Октябрьский районный суд Самары рассмотрел по существу исковое заявление ГУ МВД РФ по Самарской области к редакции и издателю газеты «Пульс Поволжья», автору текста «На митинге в Самаре полицейские задерживали женщин и стариков» Сайяре Дворцовой и председателю самарской организации «В защиту прав избирателей «ГОЛОС» Людмиле Кузьминой, передает корреспондент Открытого информагентства.

В суде выступили в качестве свидетелей сотрудник полиции и две участницы митинга, которые были незаконно задержаны. Это впоследствии было подтверждено решением суда: производство по делам было прекращено в связи с отсутствием в действиях участниц акций протеста события и состава преступления.

Сегодня в суде представитель правозащитницы, правовой аналитик Ассоциации “Агора” Дамир Гайнутдинов представил возражение на иск полицейского начальства. Он заявил, что требования самарской полиции не основаны на законе и попросил суд отказать в удовлетворении иска в полном объеме. Юрист обратил внимание, что истцы не доказали факт распространения сведений Кузьминой, а также порочащий характер этих сведений.

- В оспариваемой публикации не содержится утверждений о нарушении истцами действующего законодательства, не дается оценка законности действий сотрудников полиции, а лишь описывается отношение автора к некоторым задержаниям, - отметил кандидат юридических наук Дамир Гайнутдинов.

Юрист подчеркнул, что Верховный суд России и Европейский суд по правам человека указывают на необходимость различать фактические утверждения и выражение мнения, “проводить тщательное различие между фактами и оценочными суждениями”. В частности, Европейский суд неоднократно указывал, что “существование фактов можно доказать, в то время как правдивость оценочных суждений не подлежит доказыванию. Требование доказать правдивость оценочного суждения невозможно выполнить, и оно посягает на саму свободу убеждений”.

В постановлении Пленума Верховного суда от 24 февраля 2005 года говорится: “При рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты..., поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности”.

Таким образом, позиция Европейского суда и Верховного суда РФ однозначна - требовать доказывать можно только утверждение о факте, но никак не личное мнение (оценочное суждение).

Представитель правозащитницы Дамир Гайнутдинов обратил внимание судьи Инги Рапидовой, что Европейский суд по правам человека “неоднократно подчеркивал важность свободы слова и требования убедительного обоснования каждого случая ее ограничения, а также указывал на то, что защитой пользуется не только содержание высказывания, но и его форма, а в особенности это касается обсуждения вопросов, представляющих общественный интерес”.

- Обсуждение и оценка действий полиции при разгоне публичной акции, посвященной нарушениям на выборах в парламент страны, несоменно представляет собой значительный общественный интерес, - заявил Дамир Гайнутдинов. - Таким образом, при решении вопроса о привлечении авторов оспариваемых публикаций к гражданско-правовой ответственности необходимо установить существование неотложной общественной потребности ограничить конституционное право граждан на выражения своего мнения по общественно-значимому вопросу в пользу права органов полиции на защиту деловой репутации. Заметим, что истцами не приведено ни одного довода в пользу существования такой неотложной потребности.

Также сегодня в суде юрист Гайнутдинов заявил ходатайство о приобщении к материалам дела внесудебного комиссионного лингвистического исследования, проведенного по этому делу по инициативе Ассоциации Агора. Эксперты Нижегородского государственного университета заявили, что пост в блоге Людмилы Кузьминой - “информация о действиях ряда представителей полиции, участвующих в мероприятиях, связанных с проведением митинга, выражена в форме оценочного суждения и предположения”, а также, что “сведения порочащего Главное управление МВД России по Самарской области и Управление МВД России по Самаре характера, в том числе утверждения о нарушении указанными лицами действующего законодательства в публикации не выявлены”. К такому выводу пришли действительный член Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам, кандидат филологических наук, доцент филологического факультета Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского и профессор Международной Славянской Академии со стажем работы 35 лет, стажем экспертной работы 15 лет Елизавета Колтунова и доктор филологических наук, профессор кафедры современного русского языка Нижегородского государственного университета со стажем работы свыше 25 лет Тимур Радбиль.

Полицейские ГУ МВД РФ России по Самарской области и лично замначальника Управления Игорь Сизоков, выступающий в иске третьим лицом, заявили, что текст “На митинге в Самаре полицейские задерживали женщин и стариков” корреспондента газеты “Пульс Поволжья” Сайяры Дворцовой якобы содержит недостоверные сведения о прошедшей в городе 17 декабря 2011 года акции протеста. Так, руководству полиции не понравилось сообщение правозащитницы Людмилы Кузьминой о том, как “пряча глаза в пол” и “сгорая от стыда”, “мальчишки-курсанты” вчетвером “потащили в автобус” бабушку-участницу митинга. Эта информация вошла и в материал в “Пульсе Поволжья”, и в пост в личном блоге Кузьминой. Сегодня в суде полицейские представили третье уточнение своих исковых требований, в которых сами полностью отказались от каких-либо претензий к Людмиле Кузьминой и пытались добиться только опровержения в газете, оставив при этом Кузьмину соответчиком по иску.

Открытое информационное агентство