Главная / Общество / Капитан теплохода "Петр Алабин" - об уроках "Булгарии"

Капитан теплохода "Петр Алабин" - об уроках "Булгарии"

На этой неделе исполнился год с момента затопления теплохода "Булгария", в результате которого погибли более 100 человек. Русская служба Би-би-си поговорила с капитаном аналогичного судна, "Петр Алабин", о том, какие уроки извлек из трагедии с "Булгарией" российский речной флот.

Капитан теплохода "Петр Алабин" Михаил Киселев говорит, что после трагедии с "Булгарией" требования к безопасности судов ужесточились

Пассажирский двухпалубный теплоход "Булгария" 10 июля прошлого года перевернулся и стремительно затонул в районе поселка Сюкеево Камско-Устьинского района Татарстана. Более 100 человек погибли.

Теплоход "Петр Алабин" принадлежит тому же типу, что и погибшая "Булгария", и оказался одним из первых транспортных судов, подвергшихся тщательной проверке после катастрофы.

Мы спросили у капитана теплохода "Петр Алабин" Михаила Киселева, что изменилось для его теплохода и на речном флоте за прошедший год.

О проверках

Михаил Киселев: Мы также находимся под следствием, ничего не изменилось. За год официально не предъявлено никаких обвинений.

Би-би-си: В плане проверок вы чувствуете на себе какие-то изменения?

М.К.: Пока пароход стоит, нас пока не выпускают... Ужесточились, конечно, требования. Мы сейчас стоим в Тольятти, на судоремонтном заводе. Суда, механизмы, системы, спасательное оборудование сейчас требуют привести в соответствие правилам и нормам.

Вообще-то так всегда и было. Просто сейчас люди немножко перепуганы, поэтому ещё этот факт играет роль. Если раньше какие-то мелочи оставляли на доделку экипажа [уже во время навигации], то теперь никакие мелочи не пропускаются - пока не будут сняты все вопросы по судам, суда стоят.

О безопасности

Би-би-си: Как вы считаете, безопаснее стало в речном флоте?

М.К.: Да на речном флоте всегда было безопасно. Опять же, всё зависит в первую очередь от того, кто эксплуатирует теплоход и кто работает на теплоходе, какой экипаж судна...

Би-би-си: Как вы думаете, сможете ли вы сейчас окупаться, если всё-таки выйдете в эксплуатацию?

М.К: На данный момент окупаемость меня не сильно волнует, но то, что пассажиры любят и верят в нас. Я никогда никого не подвергал никакой опасности и не подверг бы никогда. Я знал, что я делаю, и всегда отвечал за то, что я делаю. И не снимал себя никакой ответственности. Поэтому мы, наверное, и не утонули, а видите, ещё барахтаемся. Ну и пассажиры переживают за нас в Самаре, за нас борются и поддерживают нас всячески.

Би-би-си: А как они борются за вас?

М.К.: И ждут, и звонят, и просят рейс организовать, и организации звонят, и частные лица, и хотят в круизы ездить на нашем теплоходе. По крайней мере, люди не боятся, то есть доверяют. Мне, теплоходу, или экипажу моему – не знаю. Из экипажа там основные [члены экипажа] по 32-37 лет отработали.

Би-би-си: То есть сколько вам остается до выхода в эксплуатацию?

М.К.: Там сложная процедура: сначала регистр, классификация, потом лицензирование, потом судно предъявляется Роспотребнадзору, потом предъявляется Ространснадзору… Ну при условии, что все документы в полном порядке, то это, наверное, недели две-три…

Подробнее на сайте Би-би-си

четверг, 12 июля 2012 г., 00:57 GMT 04:57 MCK