Главная / это Архив / Люди / Самарская Валечка на нью-йоркском ТВ

Самарская Валечка на нью-йоркском ТВ

Ее лицо одинаково узнаваемо во всем русскоязычном мире: диктор Центрального телевидения СССР Валентина Печорина, оказывается, вот уже много лет живет в США, где продолжает работать на телевидении. Ее имя внесено в Энциклопедию Русской Америки (ЭРА). К Самаре, как выяснилось, она имеет самое прямое отношение. Уже хотя бы потому, что родилась в этом городе.

- Да, я родилась я Самаре (тогда это был Куйбышев), в семье довольно благополучной: мама с папой закончили Казанский авиационно-конструкторский институт и работали в Куйбышеве на авиационном заводе. Бабушка с дедушкой тоже работали, и жили мы одной большой, дружной семьей. У мамы в Куйбышеве была еще куча двоюродных братьев и племянников. Меня назвали Валечкой «Валяночкой-беляночкой», потому что одевали меня всегда во все белое.

Я хорошо помню свое детство, особенно запах елки и запах крахмала. Почему крахмала? Потому что к каждому Новому году шили пачку – я была снежинкой. И шили ее из марли, которую крахмалили и мокрую гладили. Я была самой красивой снежинкой в детском саду. Потом, в школе, тоже попыталась быть снежинкой, но у меня уже это не получилось, это была снежинка-переросток. Пошла я в школу в Куйбышеве, и проучилась там до 5-го класса. А потом мои родители разошлись, мама вновь вышла замуж, за военного, которого перевели в Ульяновск.

Я очень любила свое детство. Я оттуда долго не хотела выходить. И в Ульяновске, в 7 классе у меня случилась первая любовь. Я полюбила мальчика-суворовца, военного, но мы вдвоем с подружкой его полюбили. И ходили вокруг него: она с одной стороны, я - с другой. Паренек обратил внимание на подружку, на меня почему-то нет. Конечно, были слезы, записи в дневниках, а потом подружка нашла мой дневник и отдала ему. Когда он прочитал все (я там еще и записывала свои стихи), то полюбил меня.

Потом мы оказались в Одессе – отчима перевели к новому месту службы. Помню: февраль, мы бросили вещи в необустроенной квартире и побежали к морю. Вдыхали терпкий морской воздух, пробовали воду на вкус. С этого у меня началась Одесса, где уже потом случайно, я на пляже познакомилось с Виктором Ильченко и Михаилом Жванецким. Мама строго воспитывала – «ни с кем никуда не ходить, ни с кем не разговаривать». И я все время молчала. Троица Ильченко-Карцев-Жванецкий удивлялась: «Такая хорошенькая девочка, и все время молчит», но ребята привели меня в театр «Парнас». Там научили меня говорить, там научили меня общаться, там учили меня слушать. И первая моя встреча с телевидением состоялось там же, в 1959-м или в 1960-м году. Это была запись миниатюры: долго не получалось, но вдруг, нечаянно сорвался микрофон с «журавля», упал мне на голову, я заплакала натуральными слезами (а по сюжету как раз надо было плакать), и все вышло замечательно.

В «Парнасе» (или на нем) я пробыла полтора года. Потом в Одессу приехал Аркадий Райкин и забрал меня, Жванецкого и Ильченко к себе в театр (Рому Карцева он взял позже). Но я… уехала в Москву, где была принята сразу в несколько вузов, выбрав в итоге ГИТИС. Дебют у Райкина не состоялся, зато состоялся дебют на телевидении. Я делала сюжеты для программы «Москва и москвичи» - знакомила телезрителей с молодыми поэтами. Затем благополучно прошла конкурс на должность диктора.

Моим педагогом была Валентина Леонтьева. Она не учила меня, а просто водила за собой и говорила: «Валюня, ты должна видеть, слышать, и понимать. Смотри, как делаю это я, делай лучше меня». И я на все ее передачи «От всей души» ходила, слушала и внимала.

Я любила Останкино. Думаю, и Останкино, и профессия любили меня, потому что как-то мне не приходилось мучиться. У меня была передача «Мамина школа», в которой моя дочь Юля снималась с 10-ти дней от рождения, а закончила сниматься где-то в возрасте 3 лет, после того как почувствовала себя звездой (идя по улице, она сказала: «Мам, посмотри, как на меня смотрят – я же звезда!». На следующий день «звезда» была отправлена в детский сад).

В 1993 году с моим мужем Мишей мы приехали в Нью-Йорк, в гости, к его родителям. Он нашел объявление в русскоязычной газете «требуются дикторы на местное ТВ». В кадре я сказала «Дорогие мои телезрители, вы уехали, а я приехала за вами. Будем встречаться чаще». Сказала, не подумав. Через пару месяцев, уже после того, как вернулась в Москву, мне позвонили из Америки: «Раз сказала, что приехала в Америку, то уж приезжай по-настоящему». В Останкино мне выписали командировку на 2 месяца, я вернулась в Нью-Йорк. Вот и получается, что командировка длится по сей день…

Геннадий Кацов
фото – из личного архива Валентины Печориной
www.runyweb.com

Энциклопедия Русской Америки (ЭРА)