Главная / это Архив / Аз Буки Веди... / Самарки против самарчанок и самаритянок

Самарки против самарчанок и самаритянок

Здравствуйте самарцы и самарки! Да, именно так: самарки! Неграмотные чиновники и журналисты называют прекрасных жительниц Самары - «самарчанками», «самарянками» и «самаритянками». Но даже ежу понятно, что самарчанки живут в городе Самарча, самарянки – в городе Самаря, а самаритянки – в городе Самаритя. В городе Самаре живут САМАРКИ.

Об этом когда-то давно писал гениальный Даль: «А САМАРКИ шепелявят и поют: «Рожан, ты мой рожан, рожан золотой!»
anischenko_mihail_1
По-моему, давно пора областной думе (где вы, мадам Боброва?) Закон принять, где будет чётко закреплено «самарец» и «самарка», а всё остальное должно быть наказуемо крупным денежным штрафом. И тогда тот же самый спортивный комментатор Владимир Кейлин вряд ли захочет грассировать и жонглировать этим странным словом – «самарчанки».

Итак:
Здравствуйте мои дорогие самарцы и самарки!

Я, поэт Михаил Анищенко, продолжаю рассказывать о тайнах земли самарской.

Сегодня, прежде чем продолжить свою главную тему, я вынужден объясниться с одним из моих читателей. Вчера, позвонив мне, он сказал буквально следующее: «Михаил, вы есть шарлатан и невежа. Никакого мистического краеведения не существует. Ваши прозрения-завихрения никому в Самаре не нужны и даже вредны, поскольку приносят непоправимый вред молодым умам. Перестаньте, Михаил, сеять в интернете чертовщину! То, что делаете и говорите вы, могут делать только сумасшедшие».

Рассерженный оппонент не удосужился выслушать мой ответ, прервав связь. А я понял, что всё же должен ответить ему. Лучше всего для этого подходит небольшой отрывок из романа, над которым я работаю в последнее время. Здесь вы познакомитесь с совершенно другим взглядом на так называемых «безумцев» и «сумасшедших» и вместе с тем снова приблизитесь к правому берегу Волги, который является главным объектом моего исследования.

Кто такие пришельцы?

- Всё гораздо проще! – замахал руками доктор Живаго. – Изредка кое-кто из людей догадывается, что в прошлом у них были способности, ныне исчезнувшие. Изредка кое-кто из них прозревает истину, что теперь они не то, чем были прежде, и живут не там, где прежде. И тогда их считают сумасшедшими.

Вот, например, великий провидец Григорий Сковорода считал, что везде надо смотреть надвое, ибо всякая вещь и всякое явление двоятся; всё зримое причастно иному миру; всё таинственное врастает в обиход, а обиход делается частью таинственного. И так далее – без конца. Киты, на которых стоит земля, зверь Индрик, огнеродный змей Елеафал, – это вещи, о коих не должно спрашивать, в коих не можно сомневаться. Ты понимаешь меня?

- Да, – ответил Сева Пастушок. – Но скажите, доктор, насколько можно доверять провидцам и прорицателям?

- О-о! – выдохнул доктор Живаго. – Священник Павел Флоренский считал, что все они, добрые и злые, прирождённые и выученные, переживают такие времена, когда видят, ведают и слышат и всячески воспринимают то, что для других незримо и непостижимо всем прочим. Все они живут двойной жизнью. Перед всеми ними отверзаются настежь двери потустороннего. Каждый такой человек борется с природой и вступает с ней в союз. Он – часть природы; она – часть его. Двое становятся одним.

Мысли и слова мага – уже начинающиеся действия. Слово кудесника – вещно. Оно – сама вещь. И потому, слово кудесника само по себе есть новое творение, мощное, дробящее скалы… и двигающее горою, низводящее Луну на Землю, останавливающее облаки, меняющее все человеческие отношения, всё могущее.

«Над чёрной глыбой вознестися не могли бы лики роз твоих, если б в сумрачное лоно не впивался погружённый тёмный корень их». А ещё, Пастушок, ты должен знать, что в нашем мире много миров. А в человеке много человеков. В каждой груди есть прекрасная, древняя искра Божественного света, а в ком-то ни одна, а много. На земле в одинаковых телесных оболочках живут ангелы, мастера и пришельцы. В телах моих умалишённых подопечных живут пришельцы.

- Инопланетяне? – спросил Сева Пастушок.

- Инопланетяне – чушь! – доктор Живаго буквально захлёбывался словами. – Запомни, сынок: пришелец – это душа, которая избегает обычного процесса приобретения человеческого тела посредством рождения. Вместо этого душа совершает соглашение с другой душой, чтобы осуществить обмен энергий, называемый словом «редугэ». Пришелец на уровне души сближается с человеком, которому, попросту говоря, стало невмоготу на этой земле, который угнетён своей судьбой и предначертанием. Душа Пришельца начинает вести переговоры с омертвевшей душой этого человека, говоря ему: «Вместо твоей смерти или совершения самоубийства, позволь мне помочь тебе. Когда ты будешь готов, я займу твоё тело, и ты сможешь отправиться домой, на небеса, со всеми почестями. Я буду кормить твоего кота, посылать деньги твоим брошенным детям, любить твою жену, и буду выполнять другие твои обязанности.

- Забавно! – засмеялся Сева Пастушок. – Тогда скажите, доктор, каким образом можно понять, что ты пришелец?

- Очень просто. Пришельцы – это те, кто: пробудившись однажды, ощутили, что вся их предыдущая жизнь дурной сон, или нечто, что они не в состоянии постигнуть. Очень часто пришельцы не помнят своего детства или значительных частей своей жизни. Родные и близкие пришельцев помнят о их вздорном характере и многочисленных попытках самоубийства. Пришельцы, после совершения обмена, почти ежедневно слышат о том, что они неожиданно стали совсем другими людьми. А через некоторое время, когда закончится адаптация, пришельцы склонны совершать внезапные и решительные поступки, такие, как изменение своего имени, переезд в другую местность, развод, смена профессии, принятие другой веры, и тому подобное. Вот почему в моей больнице столько знаменитостей.

- А в других городах, в других психушках тоже самое?

- Нет! – восторженно сказал доктор Живаго. – В настоящее время только Самарская земля способна творить чудеса.

- Самара – всё! Ура Самаре! – сказал Сева Пастушок, и это тоже были не принадлежавшие ему слова.

- Правильно! – засмеялся доктор Живаго. – Самара – всё! Скоро она станет столицей новой и старой России.

- А Москва?

Москвы не будет. Поэтому я очень тороплюсь. Главная моя цель с помощью этих неизлечимо больных людей отыскать Лукоморье и Беловодье, ушедший на дно град-Китеж и недоступный Белый Город, который всё чаще проявляется над Жигулями! Почему он до сих пор остаётся там, где нас нет? Ты, что-нибудь знаешь об этом, мальчик?

- Где нас нет, доктор?

- Там – доктор Живаго махнул рукой. – Тальков был не прав! Мы должны вернуться в страну дураков, ибо сказано древними, что на дураках мир держится! Это единственный путь для русского человека!

Михаил Анищенко

на фото: у дома в селе Шелехметь с женой Татьяной-Омелией (фото Николая Крупина).