Главная / это Архив / в Мире / Мировая пресса / Путин говорит "демократия", а подразумевает "слабых бьют". Обзор прессы

Путин говорит "демократия", а подразумевает "слабых бьют". Обзор прессы

Реакция Путина на протесты в Москве иллюстрирует, как мастерски он применяет диверсионные стратегии, чтобы подорвать оппозицию и даже высмеять идею демократии. Этот "супергерой а-ля Берлускони", если и верит в право, то только в право сильнейшего.

Реакция Путина на протесты в Москве отлично иллюстрирует то, как бывший глава ФСБ мастерски применяет шпионские диверсионные стратегии, чтобы подорвать оппозицию и даже высмеять идею демократии. Этот "супергерой а-ля Берлускони", если и верит в право, то только в право сильнейшего, пишут СМИ, хотя декабрьские выборы показали, что "альфа-самец всея Руси" уязвим.

"Реакция премьер-министра Владимира Путина на протесты в Москве отлично иллюстрирует то, как бывший глава советской разведки мастерски применяет диверсионные стратегии, обычно используемые в шпионаже, чтобы подорвать оппозицию и даже высмеять идею демократии", - пишет Chicago Tribune.

Шпионская деятельность - это в основном диверсии, а не сбор информации, как мы видим в фильмах, утверждает автор статьи Рэчел Марсден. И эффективный способ диверсии в отношении концепции или понятия состоит в том, чтобы воспользоваться ее названием, придав иное содержание. Например, многие деспоты из стран третьего мира использовали термин "демократический" в названиях своих политических партий.

Путин провозглашает "демократию" - то, за что выступают протестующие в Москве, говорится в статье, но, например, либеральной прозападной Партии народной свободы власти не дали даже зарегистрироваться в качестве легитимной избирательной альтернативы.

Применяя прием, взятый непосредственно из "Искусства войны" Сунь Цзы - библии военных и шпионских стратегий, Путин использует против своих оппонентов присущую им неорганизованность, отмечает автор. Когда протестующие попросили встретиться с Путиным, чтобы обсудить свои проблемы, он ответил, что не может этого сделать, так как не знает, чего именно они хотят и кто из них обладает истинным авторитетом.

Действующий премьер-министр России, который, если ничто не помешает его замыслам, вернется на пост президента в 2012 году, - специалист по инсценировкам, "супергерой а-ля Берлускони", как пишет в своей книге эксперт Французского института международных отношений (IFRI) Тома Гомар. "Действительно, у него немало общих черт с его другом Сильвио Берлускони - например, такой пиар, что можно подумать, будто благодаря СМИ ему уже ни перед кем не надо отчитываться", - соглашается корреспондент Les Echos.

В то же время Гомар обращает внимание на фундаментальное отличие Путина от Берлускони: Путин убежден, что "мир будущего будет жестоким", и пугает всю Европу, всячески готовя свою страну к возвращению политического насилия. Тем не менее, и "альфа-самец всея Руси" уязвим, показали выборы 4 декабря.

В заключение Les Echos приводит отрывок из книги Гомара: "Гопник, вернувшийся на путь истинный благодаря дзюдо и юриспруденции, а затем устроившийся на работу в органы, Владимир Путин считает физическую силу последним аргументом, потому что в России, как и везде, "слабых бьют". Если он и верит в право, то только в право сильнейшего".

InoPressa.ru