Главная / это Архив / Культура в России / Алла Демидова: “От людей мало что зависит”

Алла Демидова: “От людей мало что зависит”

Это так на нее похоже: день рождения, юбилей, а она исчезает из Москвы. Вроде три десятка лет служит в театре, вроде со всеми, с коллективом, а все равно сама по себе, с собственным мнением, резко отличным от других. Даже ее героини — от ярых эсерок до древнегреческих цариц и коронованных особ — тоже какие-то странные...

Что же делать? Алла Демидова — это кошка, которая всю жизнь гуляет сама по себе.

(img)

фото: Геннадий Авраменко

О тех, кто любит... замечания

— Алла Сергеевна, это так или я ошибаюсь — насчет кошки?

— Совершенно правильно. Я, надо вам сказать, не люблю коллективы, сборища людей. Но в театре коллектив — это сам бог велел. Однако за 30 лет, что работала на Таганке, я ухитрилась все 30 лет прожить на обочине. Вот тут недавно я прочитала дневники Золотухина, и у меня такое ощущение, что все эти 30 лет существовал какой-то другой театр, другая жизнь. Я достала свои дневники, чтобы сверить эти дни, и поняла, что у меня в это время была совсем иная жизнь — другие люди, события...

Я вроде как приходила на репетиции, отыгрывала спектакли, уходила. Мало с кем на Таганке говорила, и Валерий Золотухин, кстати, один из немногих, с кем можно было говорить и договариваться по игре. Я имею в виду — делать замечания, потому что артисты терпеть не могут, когда им делают замечания.

— А вы встречали таких, которые любят и слушают?

— Несколько. Тот же Золотухин. Тот же Высоцкий.

— Неужели?

— Да, очень любил. Во всяком случае со мной. Недаром в последний год его жизни, когда мы начали делать спектакль и он был его режиссером, то слушал. Речь идет о спектакле «Игра на двоих». Высоцкий — это он теперь легенда, и многим кажется, что он был такой, каким закончил жизнь. Нет, у него было несколько трамплинов. Первый — когда где-то на концерте почувствовал зал в пять тысяч человек — ощутил власть над ним. Второй — когда с Таганки ушел Коля Губенко, и все его роли перешли к Высоцкому. А Губенко был очень хорошим актером, физически подготовленным. Поэтому Высоцкому пришлось осваивать многое и монолог Керенского читать, стоя на плечах. И, конечно, женитьба на Марине Влади, которая в России была чуть ли не национальной героиней, знаменитой колдуньей из одноименного фильма. И вдруг кто-то, какой-то маленький, женится на такой диве — манок славы! Это все надо было держать. А держать оказалось трудно, поэтому, я считаю, такой его трагический конец был неизбежен.

Высоцкий был разный — до болезни (будем это так называть) — жесткий супермен, и я не любила его таким. Но после болезни у него было очень обостренное чувство вины, и в это время из него можно было веревки вить.

Кто еще? Дима Певцов слушал замечания. Он намного моложе меня, он был неопытный. К тому времени я уже начала работать с греческим режиссером Терзопулосом и пригласила Диму в партнеры на спектакль «Квартет». Потом мы его катали по многим странам, и Дима был очень гибкий в плане замечаний. Я думаю, на этом спектакле он получил хорошую школу.

Подробнее: МК.ru