Главная / Видео / Люди / "Я так думаю!" Сергей Волков, спортивный журналист (2)

"Я так думаю!" Сергей Волков, спортивный журналист (2)

Вот так вот мы и живем. Вот так мы заботимся о своих спортсменах. Вот так мы и получаем такой результат, как мы получаем Сизоненко. У нас нет музея спорта. У нас разграбили все какие-то ценности. В том числе, - и команды "Крылья Советов". Бывший начальник команды собрал и пристроил все эти награды в одной из пивнушек, к своему сыну, чтобы народ завлечь, болельщиков, чтобы доход был...

Сегодня в редакции Самара today Сергей Волков, известный журналист самарский журналист, работающий на ниве спорта. И мы ему хотим задать вопрос, который мы задаем всем, кто имеет отношение к спорту - судьба одного бывшего самарского спортсмена Александра Сизоненко.

- Во-первых, я хочу слова благодарности вам сказать - вы - единственная, наверно, редакция, которая этот вопрос поднимает. Вообще всю эту проблему. Конечно, менталитет у Самары, он и всегда был не самый интеллигентный, прямо скажем. Это не Питер, где люди, скажем так: более культурные что ли... Все-таки купеческая мещанская Самара - вот как она была, и это не мои слова, - это сказал Генрих Приматов, заслуженный тренер СССР, который создал большой баскетбол в Самаре. Он был наставником куйбышевского "Строителя". И он сказал: "Вот как была купеческая Самара, как было это мещанство - эти нравы, быт, это все осталось. Никуда это не делос. Это все в головах людей, видимо, даже на каком-то генетическом уровне".
И поэтому, когда в свое время, мы спасали Сашу Сизоненко...

А я вам напомню, что в 1987 году в газете "Собеседник", которая тогда гремела на российском, Всесоюзном уровне, я написал как раз... Был автором публикации об Александре Сизоненко.

- Правда?

- Да. Когда ему назначили пенсию в 67 рублей 50 копеек, когда он жил на одних таблетках, когда он приходил ко мне домой - а мы с ним были соседи домами, по старой дружбе. Когда он приходил, жена готовила обед или ужин, картошку... Он приходил, съедал, он приходил в гости, чтобы поесть. Просто поесть. Тяжело было на все это смотреть. Я написал об этом заметку в "Собеседнике" - колоссальный был вал внимания оказан этому человеку.

Мы его с помошью ГТРК "Самара", тогда еще "Куйбышевская студия телевидения" она называлась, вместе в редактором информационных программ Григорием Эйдлиным, мы женили Сашу Сизоненко! Все это происходило на наших глазах. Есть кино, которое снимал Игорь Саранский, известный теледокументалист. Есть масса фотографий, которые мы публиковали. И мы же, в прямом эфире на Куйбышевском телевидении, вскрывали посылку из Чехии, когда ему приходили здоровые башмаки, не знаю, какого размера, шестидесятого... И мы все это очень горячо обсуждали.

Тогда мы добились, что распоряжением облисполкома Сизоненко платили какие-то добавочные деньги. Ему подняли пенсию. Выделялись дополнительные какие-то средства. И вобщем все было замечательно. Но, как всегда, не все так просто в нашей жизни...Жениться-то он женился, а семью-то надо содержать. А семью содержать не на что.

И произошел очень неприятный случай. Они у соседки, вместе с женой, заняли очень большие деньги, равносильно автомобилю. Проели. А когда возвращать, то купили в газетном киоске "сберкнижку" и просто там написали - двадцать тысяч рублей, к примеру. И этой бабушке отдали. Бабушка, когда пошла снимать деньги, ее повязали в сберкассе. Все раскрутилось. И все окончилось уголовным делом. К сожалению. Есть вот такой негативный оттенок всей этой истории. И Сизоненко вынужден был продать квартиру, рассчитаться с этой бабушкой, уехать в Питер. Пожил там у родителей жены. Потом родители жены извелись от его очень тяжелого характера.

- Ну, он же нездоровый уже был человек...

- Да. Действительно, врачи говорили: "Саша, ты еще лет 10-15 протянешь и все"...

Мы с ним виделись лет пять назад. Я его разыскал в Питере, из этой коммуналки, где он сейчас живет, на соревнования женской баскетбольной команды ВБМ-СГАУ. Он посмотрел, встретился с нашим губернатором Константином Титовым. Опять поднимали вопрос, чтобы ему доплачивать. Ему помогли. Опять был вал интереса к личности Сизоненко. Многие действительно помогли. Но все это разовая помощь.

Ситуация с Сизоненко - это олицетворение нашего уровня социальной жизни страны. Кинули человека, уникального человека, единственного в мире спортсмена, который оказался на обочине жизни - и все разводят руками, но никто не хочет помочь.

Да, конечно, сейчас, после очередного всплеска, когда он попал в больницу - помогли ему, что-то сделали.

Но опять же Самара - вы правы здесь - осталась безучастна к этому горю. К нашему человеку! Ведь он наш, самарский! Он здесь добывал славу Самаре! Он здесь был любим. Это был такой... можно даже так сказать - это была визитная карточка нашей Самары - Саша Сизоненко.

Надо было помочь. Я вот даже думаю: как же так, почему у нас министерство спорта, наше областное, оно такое безучастное? А все-таки, я так думаю, что безучастно оно потому, что люди-то, которые возглавляют это министерство спорта, не знают историю самарского спорта. Они не знают людей. Они не знают корни. Они не знают, кто у нас тут прыгал, бегал, играл...

- А, может, и знать-то не хотят?

- Я думаю, что да! Вы знаете, вот сейчас мы разговариваем, а на стадионе "Металлург" проходит Международный юношеский турнир по футболу - впервые в жизни все ведущие детские клубы Европы, в том числе и английский "Челси", откуда Юрий Жирков, приехали к нам на "Металлург" играть!

И что вы думаете? Может, провели какую-то пресс-конференцию по этому поводу? Может быть, собрали журналистов, объяснили? Может, показали кого-то из звезд, футболистов, которые приехали вместе с детьми? - Нет! Вы знаете, нет! И для меня это странно.

Информационная политика министерства, мягко говоря, не выдерживает никакой критики. Потому что отгородились они от журналистов, и не только от спортивных, а вообще от журналистов.

Вот есть какие-то пресс-релизы, с ошибкам, причем, и орфографическими, и синтаксическими, и стилистическими - и самое страшное - фактологическими ошибками! И по сто раз приходится перепроверять эту информацию, потому что она не соответствует действительности.

Вот так вот мы и живем. Вот так мы заботимся о своих спортсменах. Вот так мы и получаем такой результат, как мы получаем Сизоненко.

Для меня в этом нет ничего удивительного. Но мне страшно за тех людей, а страшно и за себя: вот, к примеру, пройдет какое-то время, и забудут и о Волкове и о Барышеве...

Забудут о других, спортсменах... И никто не вспомнит, что был такой обладатель "Золотого пера" спортивный журналист, единственный. И на этом все закончилось. Как же так? Ну, как же так?!

У нас нет музея спорта. У нас разграбили, фактически, так можно сказать, все какие-то ценности, которые существовали, они были в кабинетах бывших начальников, возглавлявших город и область. Все реликвии спортивные разошлись по частным музеям. В том числе, - и команды "Крылья Советов". Бывший начальник команды, не буду называть фамилию. который собрал и пристроил все эти награды в одной из пивнушек, к своему сыну, чтобы народ завлечь, болельщиков, чтобы доход был...

- Да ты что?!

- Сейчас-то уже и пивнушка эта "закончилась", не выдержала конкуренции. И где эти реликвии "Крыльев Советов"? - Нет. Раньше это все было на базе. Раньше мы приходили и в зале пресс-конференций все это висело. И сами спортсмены,-футболисты ходили и лозунги тольк читали великих мастеров футбола, тренеров особенно, наставников, которые вдохновляли их перед игрой.

А сейчас? Мы приходим как в "казенный" какой-то дом. Где ходят одни мрачные охранники. Приходим на базу "Крыльев Советов" как на какую-то секретную военно-морскую базу. Я уже устаю об этом говорить, потому что раньше мы были желанными гостями, спортивные журналисты, - сейчас - "Шаг влево, шаг вправо!"...

Не дай Бог, ты какой-то шпион-лазутчик, проникший туда.

Это настолько смешно, и настолько это неправильно и поэтому какое отношение может быть к руководству, к работнику этого клуба, когда они не понимают самого главного?!
Я ставлю точку на этом.

- Да. Спасибо.

- Я ставлю точку: самое главное - надо дружить с журналистами! В советские времена, вы знаете, нас называли "четвертой властью", а сейчас, по-моему, только вытирают ноги.

- Спасибо. Я был очень рад видеть вас в нашей редакции. Спасибо вам за очень интересный рассказ, за очень важные проблемы, поднятые сегодня.

- Я с удовольствием приду еще. Спасибо.