Боль давней трагедии

Шестьдесят лет назад, когда та наша страна отмечала День Воздушного флота, произошла страшная по тем временам авиационная катастрофа. Завершив испытательный полёт и учебно-боевые бомбометания и стрельбы по наземным целям, в Куйбышев возвращался самый большой той поры четырёхмоторный бомбардировщик Ту-4. Почти полная копия американской летающей крепости Б-29.

"Тушка" взлетел с аэродрома завода №18 МАП СССР (позже - Куйбышевский авиационный завод, завод "Авиакор"). Пилотировал его профессиональный военный экипаж, где командиром был прошедший Великую Отечественную войну полковник Василий Буренков, вторым пилотом - майор Владимир Любченко и штурманом - выходец из ГВФ Василий Политов.

Поскольку полёт был испытательным, то на борту находились и 11 заводских специалистов, каждый - по своему профилю, и представитель Рыбинского моторостроительного завода, двигателями которого был оснащён бомбардировщик.

Кстати, он, Юрий Голованов был самым младшим из всех, ушедших в тот полёт, ему не исполнилось и 19-ти лет. И вот, после пролёта Саратова, уже, когда самолёт вошёл непосредственно в Куйбышевскую зону радионавигационного контроля и когда была установлена связь с заводской лётно-испытательной станцией, эфир вдруг замолчал.

У всех, кто следил за полётом этой советской летающей крепости, возникла догадка: случилось что-то невероятное. И первыми об этом узнали сотрудники Куйбышевского управления КГБ СССР. Они поспешили на аэродром, где и рассказали о своём видении, почему оборвалась связь с самолётом. Оказывается, Ту-4 упал на землю.

С высоты в 4,5 тысячи метров, при всех четырёх работающих двигателях, но с отсутствующим стабилизатором. Об этом рассказал один из очевидцев падения самолёта, это же подтвердила и проведённая специалистами лётно-техническая экспертиза.

Праздник всех авиаторов был омрачён. Вскоре же последовали и похороны погибших. Траурная процессия вобрала в себя тысячи людей. Проститься с жертвами авиакатастрофы пришла чуть ли не вся рабочая Безымянка. Люди шли колоннами по пять человек, и когда авангард процессии спускался мостопрехода на проспекте Кирова, то арьергард только что-то отошёл от проходной завода №18. Трудно было пересчитать тогда количество венков и букетов живых цветов. И вся эта масса легла на могилы погибших.

Также вскоре завод позаботился и о памятниках. Была создана траурная, обнесённая красивым металлическим забором аллея. Главным её украшением её стали установленные на первых трёх постаментах, где были погребены командир Ту-4, второй пилот и штурман, пропеллеры с разбившейся машины. В заводском музее, созданном, правда, много позже, этой трагедии было отведено своё почётно-траурное место.

Самолётостроители ряд лет любовно ухаживали за могилами своих товарищей. В лихие же 90-е нашлись вандалы, что осквернили святые места: в угоду своим низменным потребностям поснимали с постаментов украшения, изготовленные из алюминиевых и медных сплавов.

"Сборщики и продавцы "Металлического лома"! Проще - сволочи! Правда, много спустя, заводчане привели траурную аллею в первоначальный вид.

Мне довелось идти в числе тех, кто провожал погибших почти до самого кладбища. Несколько лет, пока я жил вблизи него, многажды посещал эти могилы. Осмотрел их и в 2010 году. Не в плохом они состоянии. Вот только, со слов бывших работников завода №!8, знаю, что после 1991 года (а я тогда работал в "Самарских известиях" и опубликовал мартиролог - "Полётов в этот день не бывает") массовых поминовений не проводилось.

Не знаю, как будет сейчас, только хотелось, чтобы и спустя 60 лет, в их память прозвучали и траурные речи, и молча опрокинуты чарки.

Виктор САДОВСКИЙ

Дополнительная информация по теме:

Центральный музей ВВС РФ

Как Сталин скопировал первый советский стратегический бомбардировщик Ту-4.