Главная / Важно / «Звездный путь «Прогресса»» История авиазавода №1, будущего ОАО «РКЦ «Прогресс» (7)

«Звездный путь «Прогресса»» История авиазавода №1, будущего ОАО «РКЦ «Прогресс» (7)

За свою долгую трудовую жизнь ОАО «РКЦ «Прогресс», бывший авиазавод № 1 имени Сталина, несколько раз менял свое название, а также профиль выпускаемой продукции. Почти всю более чем вековую историю он верно служил авиации, космонавтике и защите своего Отечества. Воспитал не одно поколение талантливых конструкторов, ученых, инженеров. Был кузницей кадров для многих предприятий отечественного аэрокосмического машиностроения. Таким он остается и сейчас. Окончание книги Б.В.Белякова.

Беляков-Б-В-2

Дорога в космос

Датой стремительного превращения авиационного завода № 1 в ракетостроительное предприятие официально считается день 2 января 1958 года. Именно тогда, во второй новогодний день, было принято закрытое постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о размещении на Государственном авиационном заводе № 1 серийного производства межконтинентальной баллистической ракеты Р-7.

Пуск Р-7 (кинохроника) 1958 г.

На самом деле все началось несколько раньше. Сразу после того, как осенью 1957 года В.Я.Литвинова вызвали в Москву прямо из Сочи, где он отдыхал с семьей. Ему сказали, что он должен срочно прибыть на совещание в ЦК КПСС. Там, в присутствии руководства страны и первых лиц минавиапрома он впервые услышал о грядущих переменах на его заводе. Там же он впервые познакомился с Сергеем Павловичем Королевым. Тот пригласил его на свой опытный завод № 88 в Подлипках. Вместе они побывали в сборочном цехе. Литвинов впервые увидел производство "семерки", услышал обстоятельный рассказ Королева об этом изделии, а также его обещание изготовить на опытном заводе узлы и агрегаты для первых куйбышевских ракет.

Совет главных конструкторов

Вернувшись домой, Литвинов собрал в своем кабинете главных специалистов и рассказал им, что ожидает коллектив завода в ближайшем будущем. Обстоятельно описал он и ракету Р-7. Чтобы нагляднее изобразить ее, взял со стола пять карандашей и собрал из них «макет семерки».

Никто из куйбышевцев тогда еще не видел эту ракету, хотя слышали о ней многие. Сейчас ее знают «в лицо» все. Она стоит на проспекте Ленина нашего города как памятник первым ракетостроителям завода № 1. Георгий Евгеньевич Фомин был одним из них. Он начинал работу в сборочном цехе № 15 завода имени Сталина руководителем группы испытаний двигательных установок и пневмогидравлических систем ракеты, впоследствии стал заместителем Генерального конструктора, Почетным работником Центра «ЦСКБ-Прогресс» и хорошо знает всю историю «семерки». Вот его рассказ.

«Ракета Р-7, а точнее изделие (индекс Министерства обороны) 8К71 – двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) пакетной схемы. Это первая МБР в СССР и в мире. Масса ее головной части – 5,4 тонны, дальность полета, а по военному – стрельбы - до 8000 км. Двигатели – 8Д75 (на центральном блоке), 8Д74 (на боковых блоках). Система управления (СУ) – комбинированная (автономная, инерциальная плюс радиотехническая система боковой коррекции и выключения двигателя центрального блока).

Р-7 с ИСЗ-3 на стартовом комплексе

Ракета Р-7 разработана ОКБ-1 под руководством Главного конструктора С.П.Королева. В начале 1954 года она еще не имела названия, а разработка эскизного проекта велась просто по теме «Т-1». 30 января 1954 года Совет главных конструкторов детально рассмотрел ход работ по проектированию ракеты, утвердил основные тактико-технические характеристики с тяжелой головной частью и присвоил имя ракете: межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) Р-7. В то время схема стартовой системы была классической, то есть с опорой на торец ракеты. Но вскоре исследования в ОКБ-1 и ГСКБ «Спецмаш» В.П.Бармина показали, что классическая схема старта существенно ухудшает массовые и эксплуатационные показатели ракеты пакетной конструкции. На совещании Совета главных конструкторов в конце февраля 1954 года было предложено рассмотреть альтернативную схему стартового устройства с подвеской ракеты за силовой пояс, проходящий по верхнему стыку боковых блоков с центральным. В том же году эта схема была утверждена, она действует и поныне.

4 мая 1954 года было принято Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР о разработке МБР Р-7. Так новое изделие официально получило свидетельство о своем рождении. Но это было изделие для армии, а Королев мыслил масштабнее. И буквально через несколько дней, еще не ведая, полетит его ракета или нет, он обратился к Министру оборонной промышленности СССР Д.Ф.Устинову с предложением о создании искусственного спутника Земли. Такова была прозорливость Главного конструктора. Работая над созданием ракетно-ядерного щита страны, он уже тогда грезил полетами к звездам.

А в 1955 году, за два года до пуска все еще находящейся в чертежах ракеты, Королев на заседании Военно-промышленной комиссии предложил на базе Р-7 создать трехступенчатый носитель, способный открыть путь к Луне и планетам Солнечной системы. Мистика какая-то! Но он очень верил в успех своего дела.

И вот 30 января 1956 года мечты Главного конструктора начинают сбываться. Правительство СССР и ЦК КПСС приняли Постановление о разработке искусственного спутника Земли массой 1000-1400 кг. В ОКБ-1 с энтузиазмом взялись за эту работу.

31 августа 1956 года была образована Государственная комиссия по проведению летных испытаний ракеты Р-7 (8К71) в составе: В.М.Рябиков (председатель комиссии, заместитель председателя Совмина СССР), М.И.Неделин (первый заместитель председателя комиссии, Главный маршал артиллерии, заместитель Министра обороны СССР), С.П.Королев (технический руководитель испытаний), ведущие конструкторы ракетной техники и крупные организаторы ракетной промышленности В.П.Глушко, Н.А.Пилюгин, М.С.Рязанский, В.П.Бармин, В.И.Кузнецов, И.Т.Пересыпкин, А.Г.Мрыкин, С.М.Владимирский, Г.Р.Ударов, А.И.Нестеренко, Г.Н.Пашков.

Работы по спутнику массой 1000-1400 кг шли трудно, Королев опасался, что американцы могут опередить нас, и 5 января 1957 года обратился к Д.Ф.Устинову с предложением создать за короткий срок простейший относительно небольшой спутник, и вывести его на орбиту до начала Международного геофизического года. Это предложение было принято и 7 февраля 1957 года вышло Постановление Совмина СССР и ЦК КПСС о создании и запуске первого ИСЗ с целью «проверки возможности наблюдения за простейшим спутником на орбите и приема сигналов, передаваемых с него». А ведь «семерка» в те дни еще ни разу не летала!

Первый пуск ракеты Р-7 состоялся 5 мая 1957 года. Он был неудачным. Потом из-за дефектов заводской сборки было проведено еще два неудачных пуска. Над проектом создания межконтинентальной ракеты нависла угроза закрытия. Но 21 августа 1957 года, наконец, состоялся первый успешный полет ракеты Р-7. Об этом громко известило советский народ и мировую общественность ТАСС в сообщении от 27 августа 1957 года.

Примечательно, что в том же 1957 году, еще до запуска Первого искусственного спутника Земли, но после первого пробного, хотя и неудачного, пуска «семерки» С.П.Королев вместе с академиком М.В.Келдышем направил письмо в Правительство СССР с предложением о создании ориентированного спутника для фотографирования Земли с доставкой экспонированной фотопленки с орбиты в специальных спускаемых капсулах.

4 октября 1957 года «семерка» вывела на орбиту первый в мире искусственный спутник Земли. Никто из отечественных ракетостроителей тогда не придавал этому запуску особого значения. Для всех это была обычная повседневная работа. Лишь Сергей Павлович Королев всем нутром ощущал тогда торжественность момента. Он даже попросил прислать на стартовую площадку горниста, и тот перед самым пуском, который состоялся в 22 часа 28 минут, протрубил утреннюю побудку, словно возвещая начало космической эры планеты Земля.

На другой день, после сообщения ТАСС о запуске в СССР первого искусственного спутника Земли, весь мир словно взорвался от этого известия. Советские люди испытывали огромную радость и гордость за свою науку и технику. Нашу страну поздравляли во всем мире. Но кое-кто испытывал и разочарование. Больше всех переживали американские ракетчики, потому что про них даже в конгрессе США говорили: «99 процентов разговоров о спутнике приходилось на американских ракетчиков, в то время как на стороне советских специалистов оказалось 100 процентов дела».

Америка запустила свой первый спутник лишь 1 февраля 1958 года. А первая американская межконтинентальная баллистическая ракета «Атлас» взлетела только после 15 неудачных пусков. К тому времени в нашей стране был запущен уже второй спутник с собакой Лайкой. А 15 мая 1958 года был выведен на орбиту и третий, весом 1327 килограммов. Это была настоящая космическая лаборатория, начиненная датчиками для изучения природы космического пространства и радиотехнической системой для передачи полученных в космосе измерений на наземные пункты приема. Такова предыстория серийного производства ракет в Самаре.

Самарская «семерка»

Королев

История же была такова. С.П.Королев отчетливо понимал, что мощностей его опытного завода № 88 никак не хватит для производства ракет-носителей - базы для продолжения важных космических программ. Тем более что сам проект 8К71 создавался для производства баллистического оружия, и его нужно было делать все больше и больше. Осенью 1957 года Королев направил в Совет Министров докладную записку, в которой говорилось о планах освоения космоса и необходимости создания крупномасштабного производства межконтинентальных ракет. Для этого он просил перепрофилировать одно из оборонных предприятий на серийный выпуск «семерки». Об этом же он говорил и на встрече с Н.С.Хрущевым в декабре 1957 года. Вот так 2 января 1958 года появилось закрытое постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 2-1 «Об организации серийного производства изделия 8К71 на Государственном авиационном заводе № 1 имени И.В.Сталина Куйбышевского Совета народного хозяйства». В том же документе говорилось о производстве двигателей для этой ракеты на заводе № 24, нынешнем ОАО "Кузнецов". А заводу № 1 предписывалось параллельно с производством самолетов Ту-16 в четвертом квартале 1958 года выпустить не менее трех новых "летных изделий".

Выбор завода для серийного производства нового грозного оружия не был случайным. Накануне специально созданная Государственная комиссия побывала в нескольких городах страны, подбирая место для производства «семерки». Она остановилась на заводе № 1, потому что он был одним из самых надежных поставщиков военных самолетов, имел талантливого директора и богатый опыт быстрого переоснащения производства на требуемую продукцию. К тому же он располагался рядом с железнодорожной магистралью, по которой шли грузы на полигон Тюра-Там. И даже имел некоторый опыт постройки ракет: двухступенчатой Р-3 в 1939 году и радиоуправляемой для самолетов Ту-16 и Ла-250 в 1960 году.

Козлов-Д-И

Руководить серийным производством ракет в Куйбышеве Королев назначил своего заместителя, начальника ОКБ-1 Дмитрия Ильича Козлова. Ему поручили разработать план перепрофилирования завода. Этот план был подготовлен менее чем за три недели. 28 февраля 1958 года в Куйбышев прибыла группа конструкторов во главе с Козловым, для которого это было первое знакомство с городом, где ему предстояло прожить всю дальнейшую жизнь.

На заводе в это время уже во всю шла подготовка к новому производству. Сборку самолетов Ту-16 перевели в другой корпус и часть работников цеха 12 направили туда. Часть людей отправили на вновь созданный участок производства складной дачной мебели, других подключили к реконструкции цеха № 12, который готовили под сборку нового изделия. Большую группу инженерно-технических работников послали на стажировку в Подлипки. Там, на заводе № 88 в течение полугода они прошли общий курс основ ракетной техники, сдали зачеты, после чего стали осваивать ракетное производство на тех же рабочих местах и в тех же должностях, на которые их назначили в Куйбышеве.

Группа Козлова в это время работала в цехах завода, размещая в них производство деталей и узлов для ракеты Р-7. Чтобы помочь ей, директор Литвинов издал приказ, в котором говорилось, что все распоряжения Д.И.Козлова приравниваются к распоряжениям директора завода. Литвинов также предоставил ему возможность самому набрать штат ведущих специалистов из всех цехов завода.

Особую озабоченность вызывало будущее сварочное производство. Если раньше на заводе № 1 сварка занимала скромное место в общем объёме производства, то теперь она стала одним из главнейших технологических процессов. От ее качества зависит прочность всех несущих конструкций ракеты. Поэтому в период реорганизации завода № 1 производился тщательный отбор сварщиков. Специальная комиссия проверяла качество их работы. Потом многих направляли на дополнительную стажировку в Подлипки.

В апреле-мае уже были видны первые результаты самой масштабной в истории завода перепланировки. В июне была пущена компрессорная станция для подачи в цеха воздуха высокого давления. В августе был готов сборочный корпус, где все блестело свежими красками. Рабочие ходили в красивых костюмах и беретах бежевого цвета, а инженерно-технический персонал в халатах и шапочках синего цвета. В контрольно-испытательной станции халаты у всех были белыми.

1 октября 1958 года была торжественно перерезана ленточка у входа в новый сборочный цех № 15. Здесь уже стояли конструкции и двигатели первой ракеты, полученные с опытного завода № 88. Началась их сборка. В ноябре комиссия Госкомитета по оборонной технике проинспектировала завод и смежные предприятия и доложила, что «Завод № 1 в настоящее время представляет нормально действующее предприятие по производству изделий Р-7, которое может обеспечить выполнение как программы 1958 года, так и программы 1959 года». Но работа завода в эти дни шла на пределе человеческих возможностей, круглосуточно, без выходных.

30 декабря 1958 года первую собранную на заводе № 1 ракету отправили на стартовую площадку для проведения летных испытаний, которые были назначены на 17 февраля

30 декабря 1958 года первую собранную на заводе № 1 ракету отправили на стартовую площадку для проведения летных испытаний, которые были назначены на 17 февраля. Тем же поездом прибыли в Тюра-Там заместитель Главного конструктора Д.И.Козлов, начальник цеха № 15 М.Г.Перченок, представители военной приемки и группа специалистов завода, руководителем которой был назначен начальник смены КИС А.М.Солдатенков.

Р7-2

31 декабря изделие прибыло на полигон. Вагоны с блоками ракеты подали к монтажно-испытательному корпусу. Здесь они стояли в ожидании разгрузки, которая задерживалась из-за намеченного на 2 января пуска первой лунной автоматической станции. Лунную станцию успешно запустили, а 3 января случилось ЧП. Во время проведения на станции маневровых работ один из мотовозов столкнулся с вагонами, в которых находилась куйбышевская ракета. Удар был настолько сильным, что сцепко-упоры блоков ракет порвались. Топливные баки, а также некоторые узлы были повреждены так, что о запуске этого изделия не могло быть и речи. Пришлось спешно готовить к испытаниям вторую ракету. Но и с ней не обошлось без происшествий. За несколько часов до старта обнаружилась неисправность преобразователя тока. Чтобы не сорвать пуск, бригадир сборщиков Василий Прокофьевич Малина, несмотря на сильный мороз на тридцатиметровой высоте в темноте, на ощупь, снял неисправный преобразователь и к утру поставил новый.

Р7-3

17 февраля 1959 года первый запуск куйбышевской ракеты Р-7 все же состоялся. Он был успешным. В декабре того же года состоялся пуск еще одной куйбышевской «семерки».

После этого партия наших изделий была поставлена в части министерства обороны и эти ракеты заступили на боевое дежурство.

Р7

23 июля 1959 года С.П.Королев образовал в Куйбышеве на территории завода № 1 отдел ОКБ-1, присвоив ему № 25, и поручил ему полное конструкторское сопровождение при изготовлении заводом ракет Р-7 (8К71).

В скором времени завод осваивает новую модификацию МБР – ракету Р-7А (8К74), а отдел № 25 преобразуется в филиал ОКБ-1, статус его повышается, Он уже привлекается не только к сопровождению производства ракет на заводе, но и к проектированию их новых модификаций, в основном ракет-носителей семейства Р-7 (Р-7А), а затем и космических аппаратов наблюдения Земли.

Ракета-Р-7-8Л71

В 1964 году С.П.Королев приказом № 48 от 25 июня закрепляет за филиалом № 3 ОКБ-1 весь объем работ по созданию ракет-носителей семейства Р-7А и космических аппаратов фотонаблюдения, определив таким образом будущее нового в стране головного конструкторского бюро.

Филиал № 3 ОКБ-1 (с 1974 года – ЦСКБ) в тесном сотрудничестве с заводом № 1 (с 1961 года – завод «Прогресс») за более полувековую историю ракето- и аппаратостроения изготовили более 1800 ракет-носителей и около тысячи космических аппаратов. Обеспечили запуски всех космических аппаратов СССР и России по пилотируемой программе, а также многих автоматических космических аппаратов связи, разведки, дистанционного зондирования Земли, метеорологического, научного и другого назначения. Успешно вышли на международный рынок услуг по запуску зарубежных космических аппаратов на коммерческой основе.

F2032

Подготовка к пуску МБР 8К71

12 апреля 1996 года, в День космонавтики, Президент Российской Федерации подписал Указ об образовании Государственного научно-производственного ракетно-космического центра «ЦСКБ-Прогресс» путем слияния ЦСКБ и Самарского завода «Прогресс». Это было признание зрелости научной мысли, конструкторских способностей и производственно-технологических возможностей двух коллективов, способных на решение еще более крупных задач в едином строю». Так пишет в своих воспоминаниях бывший заместитель Генерального конструктора, Почетный работник Центра «ЦСКБ-Прогресс» Г.Е.Фомин.
Фомин-Г.Е

«Как сосиски…»

После первого удачного пуска куйбышевской МБР 8К71 в 1959-1960 годах было проведено еще несколько их испытаний. 20 января 1960 года вышло постановление Совета Министров СССР о принятии межконтинентальных баллистических ракет на вооружение. В ту пору в войсках еще не было специалистов по пуску и обслуживанию МБР. Поэтому несколько раньше, 17 декабря 1959 года вышло постановление правительства о создании нового вида Вооруженных сил страны – Ракетных войск стратегического назначения.

DSC_0216

Первые ракеты для армии собирались из узлов и деталей, уже полностью изготовленных на заводе № 1. В цехе № 15 начал действовать хорошо отлаженный производственный конвейер, выпускающий по одной «семерке» в неделю. Это дало возможность побывавшему на заводе Н.С.Хрущеву заявить на весь мир: «Теперь мы делаем ракеты на конвейере, как сосиски». Однако мало кто знал тогда, что эти «сосиски» были пока далеки от совершенства. Для запуска МБР 8К71 требовалось очень много времени, что никак не вязалось с запросами военных. В то время на полигоне Байконур имелось всего два стартовых комплекса. Числившиеся на боевом дежурстве ракеты, на самом деле находились в монтажно-испытательных корпусах, и подготовка их к пуску занимала около двух суток. Особенно много времени отнимала заправка ракет жидким кислородом, который быстро испарялся. В условиях жаркого казахстанского климата цистерны с кислородом приходили на полигон полупустыми. На одну заправку изделия при норме 170 тонн жидкого кислорода порой уходило до 400 тонн этого дорогого продукта. На космодроме пришлось строить свой кислородный завод. Боевой расчет «семерки» в те годы насчитывал около 300 человек, что, по мнению военных, тоже не лезло ни в какие ворота. Тем не менее, к весне 1960 года на боевое дежурство были все же поставлены четыре ракеты, нацеленные на города потенциальных врагов СССР.

DSC_0194

Королев понимал всю критичность ситуации не хуже военных и искал выход из положения. В мае 1959 года он направил в Совет Министров СССР письмо о проекте модернизации 8К71. Это было изделие Р-7А, получившее индекс 8К74. Оно отличалось от первой «семерки» более совершенной системой управления. В новой ракете запуск и наведение на цель осуществлялись с помощью точных гироскопических приборов. В результате возросла точность попадания в цель, на 7 тонн снизился общий вес ракеты. А объем топливных баков, наоборот, возрос, что увеличило дальность полета головной части до 12 тысяч километров. К тому же упростился и процесс подготовки ракет к пуску. Теперь вместо двух суток он занимал всего несколько часов.

20

14 января 1961 года состоялся первый пуск куйбышевской Р-7А, за ним последовало еще шесть успешных. Теперь «головки» летели не на камчатский полигон Кура, а значительно дальше. Весной американские газеты запестрели фотографиями падения головных частей советских ракет в воды Тихого океана совсем близко от США. Это сильно будоражило обывателей, но еще сильнее - американских военных.
kozlov_and_all-19

А наших ракетчиков за этот успех чествовали. Завод № 1, ставший предприятием п/я 208 был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Его директору В.Я.Литвинову вручили вторую Звезду Героя Социалистического Труда. Заместитель главного конструктора ОКБ-1 Д.И.Козлов был награжден орденом Ленина. В закрытом Указе говорилось, что этих наград они удостоены «За успешное проведение беспрецедентной по масштабам и срокам работы по организации в Куйбышеве полномасштабного ракетного производства».

19

Ракета Р-7А испытывалась не только в Тюра-Таме, но и на новом космодроме «Плесецк» в Архангельской области. В 1961 году она была принята на вооружение, заменив прежнюю Р-7. Но, разумеется, работа по совершенствованию баллистического оружия продолжалась. В декабре 1959 года в ОКБ-1 приступили к разработке трехступенчатой твердотопливной баллистической ракеты РТ-1, а также облегченной ракеты Р-9, работающей на кислородно-керосиновом топливе. Серийное производство Р-9 сначала планировалось начать в Красноярске, но потом было перенесено в Куйбышев на наш завод, который получил новое название «Прогресс».

6

Первый успешный пуск нашей МБР Р-9 состоялся 21 апреля 1961 года. После этого ракета пошла в серию и стояла на вооружении в армии с 1965 по 1977 год. Но и работы по совершенствованию ракеты Р-7 не прекращались. «Семерка» стала базой для создания целого семейства ракет-носителей, с помощью которых запускались в космос пилотируемые корабли и автоматические станции наблюдения за земной поверхностью. Первым в этой серии был космический аппарат «Зенит-2». Но еще раньше на куйбышевской ракете-носителе отправился на орбиту вокруг Земли Юрий Гагарин.

Ракета для Гагарина

2_sm

Несомненно, Королев мог сделать ракету-носитель для полета Юрия Гагарина на своем предприятии в Подлипках. Но он все же выбрал куйбышевскую, потому что полностью доверял заводу № 1, который на тот момент имел большое количество успешных запусков боевых ракет Р-7, которые стали базовыми для первых двух ступеней всех будущих космических ракет, или, как их стали называть, ракет-носителей. Завод имел хорошо отлаженное сборочное производство, совершенное технологическое оборудование, отличался высокой производственной дисциплиной и культурой труда, жесткой системой контроля. Все это обеспечивало выпуск продукции с высоким качеством и надежностью. Куйбышевские ракеты были способны нести и ядерный заряд, и аппаратуру для исследования межпланетного пространства. И даже знаменитое выражение Хрущева «Теперь мы делаем ракеты на конвейере, как сосиски» – это хоть и смешной, но все же заслуженный комплимент отлаженному в Куйбышеве производству надежных ракет-носителей.

Подготовка к пуску МБР 8К71

Для полета человека в космос по заказу Королева в Подлипки из Куйбышева отправили ракету 8К71 с серийным номером Л-16, но не одну, а с «приданым». Вслед за ней в январе 1961 года на завод № 88 выехала большая, около тридцати человек, группа работников ведущих цехов завода № 1. В составе ее был и автор этой книги, ныне пенсионер, Ветеран труда, а тогда молодой слесарь цеха № 15 Борис Беляков.

Беляков-Б-В

Нынешние ракетостроители хорошо знают Завод № 88 как колыбель всей отечественной космонавтики. Но не всем известна военная история этого завода, который до 1942 года был Московским артиллерийским заводом № 8, выпускавшим орудия различных калибров и систем. В 1942 году он был эвакуирован на Урал, а на освободившиеся площади был перебазирован Ленинградский завод «Арсенал». Около 300 его рабочих начали осваивать здесь выпуск совершенно новых для страны 25-мм автоматических зенитных орудий. Этот новый завод получил номер 88. К концу 1942 года он изготовил около 500 новых пушек. Появилась возможность начать формирование зенитных соединений для защиты от налетов врага стратегических мостов, аэродромов, железнодорожных станций. Расскажу об этом не по книгам, а по фронтовой биографии своего отца, Белякова Василия Ивановича. Он всю свою жизнь был артиллеристом-зенитчиком. Начинал службу командиром орудия, а перед самой войной стал командиром зенитного дивизиона, защищавшего Свирьскую ГЭС.

Старший лейтенант. Таким был отец в 1941 году
Старший лейтенант. Таким был отец в 1941 году

В декабре 1942 года моего отца вызвали в Москву, где он получил приказ сформировать 1173 зенитно-артиллерийский полк из орудий 72-К, тех самых 25-мм автоматов. Эти пушки он получал прямо на заводе № 88.

К весне 1943 года полк отца был полностью сформирован, укомплектован, обучен и вошел в состав Брянского фронта. Сначала он охранял железнодорожные станции Подмосковья. А свое боевое крещение прошел 12 июля 1943 года, защищая переправу наших войск через реку Оку в районе города Мценск. Отцу удалось подтянуть батареи полка к самому берегу реки, хорошо окопать и замаскировать орудия.

Весь день 12 июля немецкая авиация группами до 30 самолетов пыталась разбомбить понтонный мост. Но встреченные шквальным огнем новеньких зениток, скорострельность которых достигала 240 выстрелов в минуту, а дальность боя 2 км, фашистские штурмовики были вынуждены отворачивать от цели, а самые наглые падали сбитыми. У зенитчиков в тот день расход боеприпасов составил три суточных боекомплекта. Они не позволили сбросить на переправу ни одной бомбы и уничтожили тогда 7 вражеских самолетов. За этот бой мой отец был награжден своим первым (и самым дорогим для него) орденом Отечественной войны первой степени. Его полк дошел до Берлина и сбил еще 47 самолетов врага. Вот такие орудия делал во время войны завод № 88.

Мой отец Беляков Василий Иванович  в 1946 году
Мой отец Беляков Василий Иванович
в 1946 году

Зенитки калибра 25 мм завод № 88 выпускал до самого конца войны. Всего их было изготовлено 4560. А в мае 1946 года на базе этого завода был создан Государственный научно-исследовательский институт (НИИ-88) по ракетному вооружению, где начальником и главным конструктором отдела № 3 был С.П.Королев. Он занимался в то время разработкой и усовершенствованием отечественных баллистических ракет, созданных на базе германских «Фау-2».

Но уже в 1953 году под руководством Королева была создана отечественная ракета Р-5, с дальностью полета 1200 км, способная нести атомный заряд. А в 1957 году была собрана и испытана межконтинентальная баллистическая ракета Р-7, способная нести хоть ядерный заряд, хоть аппаратуру для исследования межпланетного пространства. Ее запустили в серию на нашем заводе № 1. А в 1961 году на ней же, только усовершенствованной и оснащенной системами жизнеобеспечения отправился в космос Юрий Гагарин. Но вернусь к своей командировке в Подлипки.

Нас, сборщиков, поселили сначала в частном доме, в котором жили две женщины – мать и взрослая дочь. А через несколько дней переселили в новый, только что построенный для работников завода 88 жилой дом. Цеху № 15 там выделили отдельную трехкомнатную квартиру с кроватями, чистыми постелями и электроплитой на кухне.

Мы не знали тогда причину нашей срочной командировки на завод № 88. Работали на тех же операциях как у себя в Куйбышеве, только под руководством местных мастеров и бригадиров. Я, например, занимался привычным делом – регулировкой плат для датчиков корректировки полета ракеты. У себя в Куйбышеве я пытался усовершенствовать эту работу и подал два рационализаторских предложения. Одно из них было принято, и я даже получил небольшое вознаграждение за свое приспособление для регулировки плат. Но в Подлипках было несколько иное оборудование и самые высокие требования к исполнению операции. Впрочем, мы у себя на заводе к этому давно привыкли и не чувствовали большого дискомфорта на новой работе. Наши ребята спокойно монтировали трубопроводы, электрику, крепили электрожгуты и прочее. А еще - с большим вниманием перенимали местный опыт сборки изделий, наблюдали работу контролеров и военной приемки. А в свободные минуты с удовольствием рассматривали экспонаты заводского музея: образцы первых ракет ОКБ-1, а также «трофейные» Фау-2 немецкого производства.

Работали мы в две смены. Кому-то из наших повезло увидеть группу первых космонавтов, которые приходили (как говорили старожилы, уже не в первый раз) посмотреть, как строят их будущие космические корабли. Мне не повезло: космонавты приходили днем, а я работал во вторую смену. Впрочем, никто из наших не запомнил тогда Гагарина в лицо. Да он и сам тогда еще не знал, что полетит первым.

Руководство сборочного цеха и местный рабочий класс относились к нам хорошо, видимо, мы им ощутимо помогали ускорить сборку ракеты, неведомого для нас (да и для них тоже) назначения. По выходным мы ездили в Москву, ходили по музеям и магазинам, где покупали различные деликатесы вроде китайских сушеных трепангов, ну и, конечно же, модную одежду из социалистических стран.

На свои рабочие места в Куйбышев мы вернулись только в феврале. А в апреле группу работников цеха 15 отправили в подшефный колхоз. Там, прямо в поле мы услышали о полете в космос Гагарина, и только тогда стали догадываться, чем была вызвана наша срочная командировка в Подлипки.

О полете Гагарина сейчас хорошо знают все, даже дети. Но нелишне будет напомнить некоторые важные детали, предшествующие этому событию.

5 января 1959 года по инициативе Королева было принято закрытое постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О медицинском отборе кандидатов в космонавты». Согласно ему начался прием заявлений и отбор молодых летчиков в космонавты, хотя про космос им, конечно, ничего не говорили, просто обещали интересную и ответственную работу. Из 3460 кандидатов сначала отобрали 347, подходящих по здоровью, росту и весу. Потом, после ряда испытаний, оставили только 29 самых здоровых. А из них к первым полетам стали готовить лишь пять.

22 мая 1959 года, опять же по инициативе Королева и при полной поддержке Хрущева, который хорошо понимал всю политическую значимость предлагаемого документа, было принято секретное постановление ЦК КПСС и Совмина СССР « О создании объектов «Восток» для осуществления полета человека в космос и других целей». Главными исполнителями объектов «Восток», т.е. ракет этой группы назывались ОКБ-1 Государственного комитета по оборонной технике СССР и Куйбышевский завод № 1, который должен был изготовить два изделия 8К71, одно из которых надо было поставить в сентябре, а другое в октябре 1959 года.

Эскизный проект корабля-спутника «Восток» был разработан в ОКБ-1 в апреле 1960 года. А 4 июня того же года было принято секретное постановление Совмина СССР «О плане освоения космического пространства». В нем оговаривались сроки запуска спутников-разведчиков и пробных спутников для отработки систем жизнеобеспечения человека в космосе.

F2521

После нескольких беспилотных запусков ракет 8К71, в том числе и двух неудачных, в августе 1960 года собаки Белка и Стрелка благополучно вернулись из космоса на землю. А в марте 1961 года корабль-спутник с собакой Чернушкой и манекеном человека, внутри которого находились морские свинки, мыши, семена растений, образцы человеческой крови и т.д., тоже благополучно приземлился (между прочим, недалеко от Куйбышева). Это было самое первое лётно-конструкторское испытание модификации космического корабля "Восток", оснащённого бортовыми системами для полёта человека по орбите Земли.

25 марта 1961 года был проведен еще один пробный пуск с запланированным катапультированием манекена. Он тоже прошел удачно. И 29 марта 1961 года Королев подготовил для Государственной комиссии решение о полете человека по околоземной орбите на космическом корабле «Восток». К этому времени Госкомиссия уже знала, что американцы назначили полет своего космонавта на 24 апреля 1961 года. И надо было, во что бы то ни стало их опередить. Комиссия назначила полет советского космонавта на 12 апреля. ЦК КПСС и правительство утвердили эту дату, а вместе с ней и всю программу пилотируемых запусков, в том числе даже полет женщины-космонавта. И 8 апреля 1961 года Государственная комиссия, наконец, приняла решение утвердить для отправки в первый космический полет Юрия Гагарина, а его дублером назначить Германа Титова.

Гагарин-4

Остальное известно всем. 12 апреля 1961 года в 9 часов 07 минут космический корабль «Восток» с Гагариным на борту вышел на орбиту с перигеем 181 км и апогеем 327 км. Этим пуском руководил сам С.П.Королев. От нашего завода за пуском Гагарина наблюдали, и в случае нештатной ситуации на старте были готовы принять любые экстренные меры, две бригады сборщиков. А также директор В.Я.Литвинов, зам. главного инженера Н.Т.Савенков, зам. главного конструктора филиала № 3 ОКБ-1, будущий «Главный пускач» ракет А.М.Солдатенков, специалисты филиала Г.Е.Фомин и М.Ф.Шум. Сразу после известия о благополучном возвращении на Землю Юрия Гагарина, Литвинов с группой Королева улетел в район приземления. А вечером 12 апреля Гагарин на самолете Ил-14 прибыл на наш заводской аэродром, откуда его увезли на дачу обкома КПСС. Там он прошел полное медицинское обследование, ответил на вопросы медиков и конструкторов, а потом отправился на отдых. 14 апреля, перед самым вылетом в Москву, Гагарин по предложению Литвинова побывал в сборочном цехе завода и поблагодарил ракетостроителей за отличный труд.

3 Гагарин в Самаре 14-041961

За этот огромный космический успех Главный конструктор ОКБ-1 С.П.Королев Указом Президиума Верховного Совета СССР был награжден второй золотой медалью Героя Социалистического Труда. А главному конструктору филиала № 3 ОКБ-1 Д.И.Козлову присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой звезды «Серп и Молот».

Что же касается Америки, то пуск космонавта, назначенный на 24 апреля из-за неполадок в ракете «Меркурий» не состоялся. Потом его откладывали еще несколько раз, и только 5 мая космонавт Алан Шепард был отправлен в космосе. Всего на 15 минут.

Рождение ЦСКБ

Успешные пуски первых изготовленных в Куйбышеве ракет укрепили мнение Королева и руководства страны о том, что завод № 1 может стать не только базой для серийного выпуска нового оружия, но и его конструктивного усовершенствования, а возможно и самостоятельной разработки новых видов МБР.

В мае 1959 года Главный конструктор подготовил докладную записку в Совет Министров СССР с предложением о создании на заводе № 1 специализированного подразделения – филиала ОКБ-1 для контроля за серийным производством выпускаемых изделий, а также для опытно-конструкторских работ по новым темам. В этой же записке он предлагал утвердить руководителем данного филиала своего заместителя Д.И.Козлова.

Это предложение требовало быстрого решения, а оно задерживалось в чиновничьих кабинетах. И тогда Королев на свой страх и риск 23 июля 1959 года подготовил и подписал приказ № 74 о создании непосредственно на территории завода №1 (завода «Прогресс»), но в составе ОКБ-1 нового серийно-конструкторского отдела в количестве 100 человек, поставив во главе его Д.И.Козлова. Это приказ позже был утвержден ЦК КПСС и Совмином СССР. С тех пор день 23 июля отмечается как день рождения ЦСКБ.

Разрабатывая новое оружие для защиты страны, Королев создал из своего ОКБ-1 четыре новых филиала, каждый со своими задачами и руководством из числа наиболее опытных работников бюро. Отправляясь на новое место работы, каждый старался взять с собой проверенных людей. Позже Дмитрий Ильич Козлов так вспоминал о работе своего филиала.

«Я приехал в Куйбышев один. Виктор Макеев, когда создавал филиал в Миассе, взял с собой 116 человек из Подлипок. Янгель в Днепропетровск тоже увез более 100 человек. Решетнев в Красноярск пригласил 50 человек из королевского ОКБ-1. Я взял в Куйбышев одного себя, больше никого. Всех подбирал сам здесь, на месте – и рабочих и инженеров. И снова помог Литвинов. Первые сто человек, которых я пригласил к себе, были с авиационного завода. И он ни одной кандидатуры не отклонил, всем разрешил перейти ко мне».

Набрав штат для своего филиала, Козлов приказом от 17 ноября 1959 года присвоил отделу номер 25, определил его структуру и назначил руководителем А.И.Апексимова. Основной задачей отдела в то время было оперативное решение технических вопросов, связанных с освоением серийного производства изделий на заводе № 1. Но постепенно отдел № 25 начал брать на себя и конструкторские задачи, совершенствуя качество выпускаемой заводом продукции. Сначала это были разработки по приземлению спускаемых аппаратов с гашением скорости приземления с помощью твердотопливных тормозных двигателей. В 1961 году отделу было поручено конструкторское обеспечение серийного производства аппаратов «Зенит-2» и непосредственное участие в разработке ракеты-носителя «Восток-2» (8А92), предназначенной для запуска этих аппаратов. Основными отделами ОКБ-1 с участием куйбышевских специалистов была разработана проектная документация на этот носитель и передана в куйбышевский Филиал №3 ОКБ-1 для ее реализации. Здесь уже в полном объеме была разработана конструкторская, испытательная, эксплуатационная документация и проект запущен в производство. В короткие сроки в цехах завода была изготовлена, испытана и отправлена на космодром первая ракета этого наименования.

В том, что завод № 1 стал превращаться в головное предприятие по выпуску ракет Р-7, велика заслуга филиала № 3 ОКБ-1, который и сам стал головным по созданию различных модификаций «семерки». В 1961 году большая группа специалистов отдела № 25 была отправлена на стажировку в ОКБ-1. Ей предстояло освоить производство автоматических космических аппаратов, таких как КА «Зенит-2». Его серийное производство было поручено заводу № 1, который с 1 января 1962 года стал именоваться заводом «Прогресс».

9

Да и отделу № 25 несколько раз меняли название. В 1960 году он был Филиалом № 3 ОКБ-1. В 1967 году – КФЦКБЭМ, а с 1974 года – ЦСКБ, а в 1996 году путём слияния с Самарским заводом «Прогресс» КБ стало частью крупного предприятия под названием ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс». С 2014 года оно сменило форму собственности, и известная самарская фирма стала ОАО «РКЦ «Прогресс».

С новыми названиями зачастую менялись направления работы, увеличивался кадровый состав, менялись условия труда и быта конструкторов. В иные благополучные годы численность предприятия «ЦСКБ-Прогресс» достигала 30 тысяч человек. И тогда, и сегодня здесь создавались уникальные разработки аппаратов, позволяющих получать четкие фотографии земной поверхности, а также собирать данные о плодородии почв различных уголков нашей планеты, о ее метеорологических условиях, надвигающихся ураганах, наводнениях, других опасных катаклизмах. А еще - изучать возможности космической медицины, биологии, материаловедения и многого другого.

РН Восток на ВДНХ

Самарские космические конструкторы стали надежными партнерами российских ученых во многих фундаментальных и прикладных исследованиях. Они продолжают плодотворную работу по разным направлениям отечественной науки.

Наши глаза в космосе

Ракета Р-9 у Центрального музея Вооруженных Сил
Ракета Р-9 у Центрального музея Вооруженных Сил

В 1961 году в вооруженные силы страны на смену МБР 8К74 пришла более совершенная – компактная и «скорострельная» МБР Р-9А. Но и ее производство на заводе № 1 продолжалось не долго. Армия переходила на боевую МБР Р-16, которая имела почти на 100 тонн меньшую стартовую массу, чем МБР 8К74, В то же время эта ракета имела большую дальность стрельбы, лучшую точность попадания в цель, и, пожалуй, самое главное, она обладала высоким эксплуатационными свойствами, что позволяло небольшим по численности боевым расчетом и за короткое время произвести ее запуск.

Ради справедливости надо сказать, что все куйбышевские, а точнее Королевские ракеты: Р-7, Р-7А и Р-9А заправлялись жидким кислородом и керосином. Это топливо было экологически чистое, но плохо подходило для армии, особенно жидкий кислород. Он быстро испарялся, и баки ракеты нужно было постоянно пополнять на старте. В таких условиях трудно было рассчитывать на высокий уровень боеготовности ракетных войск. К тому же Р-7 и Р-7А были громоздки, требовали много времени на сборку, проверку, заправку. Поэтому военные отдали предпочтение янгелевской ракете Р-16, имевшей токсичные компоненты топлива на основе азотной кислоты и гептила. Но при жестком соблюдении требований техники безопасности с ними можно было работать без больших хлопот и без ЧП. Именно Р-16 стали основой того, что называют ракетно-ядерным щитом. Этих ракет было изготовлено более 1000.

Так что «семерка» с ее пакетной схемой, по сути, утратила свое боевое значение. Зато она набирала все больший авторитет как носитель спутников различного применения, а также пилотируемых космических кораблей. И завод № 1, в 1961 году сменивший название на завод «Прогресс» не только не утратил свою роль серийного производителя ракет, но и стал ведущим по исполнению космических программ.

Еще на заре рождения Р-7, во время ее пробных запусков в 1957 году главный конструктор С.П.Королев и академик М.В.Келдыш, просчитав возможности «семерки», обратились к руководству страны с предложением о создании спутника, который бы вел с околоземной орбиты фотосъемку Земли и доставлял экспонированную пленку в спускаемых капсулах. Это была первая в стране заявка на создание космического наблюдателя. До производства его долго не доходили руки, потому что все еще шла отработка самой ракеты, а потом готовился запуск первого космонавта.

Но 22 мая 1959 года ЦК КПСС и Совмин СССР с подачи Королева приняли постановление о создании объектов «Восток», в котором шла речь не только о полете человека в космос, но и о разработке спутника-наблюдателя за земной поверхностью. Это была поддержка идеи о разработке фотоспутника, эскизные проекты которого конструкторы королевского ОКБ-1 негласно готовили еще с 1956 года.

Перед ними ставилась задача создать аппарат, который бы с высоты 200-400 километров и скорости полета 8000 метров в секунду мог фотографировать Землю так, чтобы можно было различить объекты размером 10-15 метров. При этом нужно было учесть компенсацию сдвига изображения, обеспечить температурный режим для безотказной работы фотоаппаратуры плюс-минус 1-2 градуса по Цельсию в условиях максимального солнечного освещения и ухода в тень Земли. А также обеспечить устойчивую ориентировку на фотографируемые объекты. А еще создать надежную систему радиосвязи со спутником, чтобы можно было дать команду на выполнение той или иной задачи при фотографировании. Само собой разумеется, что многослойный иллюминатор спутника должен быть идеально прозрачным, а фотоаппаратура соответствовать своему назначению.

Для этого в ЦКБ «Красногорский завод» был разработан фотокомплекс «Фтор-2» с тремя фотоаппаратами: «СА-20» с фокусным расстоянием 1 метр, топографическим фотоаппаратом «СА-34» с фокусным расстоянием 200 мм и фотоаппаратом для съемки звездного неба с целью привязки снимков Земли к координатам местности. На первых порах устанавливалась экспериментальная фототелевизионная аппаратура «Байкал» и аппаратура «Куст-12М» для радиоразведки. На серийных космических аппаратах фототелевизионная аппаратура и аппаратура радиотехнической разведки не устанавливалась. Однако этот опыт не пропал даром. Он использовался другими головными КБ нашей страны (КБ «Южное», М.К.Янгель, ОКБ-52, В.М.Челомей) при создании специализированных космических аппаратов военного и гражданского назначения).

Длиннофокусные аппараты «СА-20» вели съемку земной поверхности шириной примерно в 60 км с разрешением на местности 6-10 м. Установлены они были «веером» так, что общая полоса съемки была шириной около 180 км. Топографический аппарат получал снимки земной поверхности шириной в 210 км с разрешением около 30 м.

Съемка тремя аппаратами «СА-20» и «СА-34» велась одновременно. Таким образом, по интересующему специалистов участку местности получали одновременно снимок с разрешением 6-10 м и еще один с разрешением около 30 м. Это позволяло выявить конкретные объекты на местности и определить их координаты с помощью аппаратуры «СА-34». На военном яэыке это называется – обнаружить объекты и выдать по ним целеуказания, то есть выявить тип целей и их местоположение, географические координаты.

Запуск первого спутника, начиненного аппаратурой «Фтор-2» состоялся 11 декабря 1961 года. Он был неудачным. Две куйбышевские ступени ракеты 8К72 отработали нормально. Однако на блоке «Е», изготовленном на заводе № 88, прогорели газопроводы двигателя, и на 407-й секунде полета сработала система аварийного подрыва.

Сборка спутника Космос-4
Сборка спутника Космос-4

Первый успешный запуск космического аппарата «Зенит-2», созданного в ОКБ-1, и получившего название «Космос-4» состоялся 26 апреля 1962 года. Он дал не только ценную фотоинформацию, но и надежды на осуществление далеко идущих планов по использования его для нужд обороны страны и различных народнохозяйственных задач.

Но еще до этого запуска, 31 июля 1961 года было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об обеспечении серийного выпуска объектов «Зенит-2» и носителей к ним». В нем говорилось о передаче всей работы по производству «Зенитов» на завод № 1 Куйбышевского совнархоза и о выпуске четырех таких комплексов в 1961-1962 году.

Во исполнение этого постановления филиал № 3 отправил в Подлипки на учебу большую группу конструкторов, а завод Прогресс – специалистов по сборке. На предприятии началось производство деталей и узлов нового аппарата. Одновременно Филиал № 3 ОКБ-1 в содружестве с проектантами ОКБ-1 приступил к разработке носителя «Восток-2» (8А92), специально предназначенного для запуска серийных космических аппаратов «Зенит-2». Стоит отметить, что носитель «Восток-2» был первой в нашей стране ракетой, разработка которой велась по тактико-техническому заданию Министерства обороны, то есть это был первый носитель для Советской Армии.

1 июня 1962 года состоялся пробный пуск еще одного космического аппарата «Зенит-2» , но уже с ракетой-носителем 8А92 (РН «Восток-2М»), в разработку которой, как уже говорилось выше, внесли большой вклад специалисты Филиала № 3 ОКБ-1, и она была изготовлена полностью на заводе "Прогресс». В этом запуске принимали участие куйбышевские конструкторы, испытатели, а также слесари и монтажники. Руководил пуском С.П.Королев, так как сам аппарат был изготовлен на заводе № 88. Испытательную бригаду филиала № 3 возглавлял ведущий конструктор В.А.Рясный, а за подготовку системы управления отвечал начальник отдела № 9 Г.Е.Фомин.

Копия ракеты «Восток», ВДНХ, Москва
Копия ракеты «Восток», ВДНХ, Москва

Этот пуск оказался неудачным. Ни с того ни с сего на первых секундах работы вдруг отключились двигатели одного из боковых блоков. Ракета рухнула прямо на стартовое устройство, вызвав взрыв и большой пожар, который сильно повредил стартовую площадку. Причиной неудачи стал отказ коммутационного блока, у которого из-за сильной вибрации преждевременно сработал дистанционный переключатель и отключил двигатели.

Стартовое устройство за короткое время восстановили, коммутационный блок доработали и 28 июля 1962 года вторая ракета-носитель 8А92 со спутником, которому дали имя «Космос-7», доставила «Зенит-2» на рабочую орбиту. Это был последний спутник этой серии, изготовленный в Подлипках.

А следующий аппарат под названием «Космос-9» с «Зенитом-2» на борту, запущенный 27 сентября 1962 года, был уже чисто куйбышевским. Снимки, сделанные им, оказались превосходными. И С.П.Королев принял решение о передаче филиалу № 3 всей технической документации на изготовление фотоспутников, или как их тогда называли, «национальных средств контроля». Их производство и испытания завершились осенью 1963 года, после чего решением правительства комплекс «Зенит-2» был передан на вооружение Советской Армии.

С освоением КА «Зенит-2» началась космическая эпоха в истории филиала № 3 ОКБ-1 и завода «Прогресс».

Первые запуски "Зенитов" открыли широчайшие возможности исследования из космоса Земли и находящихся на ней объектов. Сформировалось четыре главных направления таких исследований. Для них специалисты предлагали различные варианты новых спутников, а именно:

- для обзорной съемки больших участков местности, с широким захватом и умеренным разрешением,
- для детальной и высокодетальной съемки ограниченных участков местности с разрешением, достаточным для распознавания различных образцов техники и возможностью наведения съемочной аппаратуры на достаточно большой угол вправо и влево от плоскости орбиты спутника,
- для получения стереоскопических снимков определенных участков местности с сопровождением этих снимков высокоточными данными о местоположении спутника в пространстве в момент съемки и его угловой ориентации. Это позволяло создавать точные топографические карты на любые территории земной поверхности,
- для решения широкого круга народно-хозяйственных задач от сельского хозяйства до геологической разведки полезных ископаемых. При этом важно было получать информацию о наблюдаемых объектах в нескольких диапазонах спектра. Проще говоря, необходимо было получать снимки в заранее определенных цветах, а еще в ультрафиолете и инфракрасном излучении.

Но по результатам работы первого спутника фоторазведки обзорного типа «Зенит-2» заказчиков больше всего заинтересовало детальное и высокодетальное фотографирование отдельных участков земли. Для этого была нужна более совершенная аппаратура и более длительный срок активной работы на орбите самого спутника.

В 1964 году началась модернизация космических аппаратов фотонаблюдения. Филиал №3 ОКБ-1 разработал проект модернизированного космического аппарата обзорного наблюдения «Зенит-2М» В Красногорске для него был создан более совершенный фотографический комплекс «Фтор-2Р3». Но заказчикам остро требовались еще и космические аппараты детального наблюдения. Разработка такого аппарата была поручена Филиалу №3 ОКБ-1, а изготовление и весь комплекс наземной экспериментальной отработки – заводу «Прогресс». Филиал № 3 составил техническое задание на принципиально новую фотоаппаратуру. ЦКБ Красногорского Механического завода приняло заказ и приступило к разработке аппаратуры с заданными характеристиками.

Специалисты ЦКБ КМЗ с задачей блестяще справились, изготовив уникальный комплекс аппаратуры «Фтор-4» в составе двух длиннофокусных аппаратов СА-9 и одного топографического аппарата СА-34. Одновременно в ОКБ-1 с участием проектантов, конструкторов и специалистов по бортовым системам Филиала № 3 ОКБ-1 был разработан космический аппарат «Зенит-4». Этот аппарат в отличие от предшественника КА «Зенит-2» обладал целой системой программных разворотов на объекты фотографирования, а точность его ориентации и стабилизации в момент съемки была значительно выше. Система электропитания и терморегулирования а также другая бортовая техника обеспечивали необходимые условия для четкой и безотказной работы новой фотоаппаратуры, что продляло срок активного существования спутника на орбите. Космические аппараты «Зенит-4» с первого номера изготавливались заводом «Прогресс» и выводились на орбиты более мощным носителем 11А57, разработанным Филиалом № 3 ОКБ-1.

Носитель 11А57 («Восход») от начала до конца – от проекта до изготовления был создан Филиалом № 3 ОКБ-1 и заводом «Прогресс». Эта ракета использовалась для запуска первых в СССР многоместных космических пилотируемых кораблей «Восход-1» и «Восход-2» и стала предтечей легендарного семейства ракет-носителей типа «Союз».

РН 11А57 "Восход" на площадке 1
РН 11А57 "Восход" на площадке 1

Бывший заместитель Генерального конструктора, начальник проектного отделения по разработке КА ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс» Г.Е.Фомин вспоминает об этом так: «Новая аппаратура детального типа позволила на КА «Зенит-4» повысить разрешение получаемой информации в 3-4 раза по сравнению с «Зенитом-2». Здесь был введен режим дежурного полета, который применялся, например, при неблагоприятных для съемки условиях освещенности местности. Режим полета КА стал значительно экономичнее, так как расход электроэнергии и других ресурсов стал исключаться в периоды, неблагоприятные для наблюдения или вообще не требующие работы аппаратуры по разным соображениям. При этом срок существования новых спутников на орбите увеличился в 7 раз. Для запуска космических аппаратов «Зенит» впоследствии стали использовать более совершенный и надежный носитель 11А511У, который одинаково хорошо служил еще и для пилотируемых запусков, и для отправки грузовых космических кораблей, а также для большого семейства отечественных и зарубежных космических аппаратов. Этот носитель 11А511У и сегодня служит пилотируемой космонавтике.

Очередным важным направлением работы аппаратов «Зенит» стало картографирование земной поверхности. Оно было необходимо, так как даже наша страна не имела достоверных топографических карт на большие территории Сибири, Средней Азии, Дальнего Востока. А у многих стран Африки, Азии, Южной Америки таких карт вообще не существовало. Спутники типа «Зенит» начали выправлять такое положение.

Картографирование требовало особой аппаратуры. Тут была необходима техника для стереоскопической съемки. А в момент фотографирования нужно было точно зафиксировать информацию о пространственном и угловом положении спутника. Сам космический аппарат должен был находиться на орбите продолжительное время, чтобы можно было неоднократно снимать одни и те же участки территории Земли.

Новая фотоаппаратура для стереоскопической съемки была разработана в ЦКБ «Красногорский завод». Она получила название «Жемчуг-5». Вместе с ней на картографический КА «Зенит-4МТ» был установлен лазерный дальномер, доплеровская аппаратура а также звездные фотокамеры для получения данных о пространственном и угловом положении космического аппарата в момент съемки с целью привязки полученных снимков к географическим координатам Земли.

Картографический КА «Зенит-4МТ» был полностью создан Филиалом № 3 ОКБ-1 и заводом «Прогресс» с участием многих смежных предприятий оптической, электромеханической, электротехнической, электрохимической, электронной, приборостроительной, радиотехнической, металлургической и других отраслей промышленности СССР. Все отечественное!

Первый картографический «Зенит-4МТ» был запущен на орбиту 27 декабря 1971 года. Он помог обновить и уточнить имеющиеся карты Земли и создать новые – на прежде не изученные материковые территории.

Спускаемый аппарат КА «Зенит-2»
Спускаемый аппарат КА «Зенит-2»

Позже было создано еще пять модификаций аппаратов семейства «Зенит» со своими задачами, в том числе КА обзорного типа «Зенит-2М», детального «Зенит-4М», «Зенит-4МК», «Зенит-4МКМ» и универсального назначения «Зенит-6У» («Зенит-8»). Они же послужили конструктивно-аппаратурной базой для создания различных спутников народно-хозяйственного назначения типа «Фрам», «Ресурс», научного назначения типа «Энергия», «Эфир» и прикладного назначения типа «Фотон», «Бион». Все вместе они помогли получить уникальные данные о состоянии природных ресурсов планеты – лесов, рек, морей, а также сельскохозяйственных угодий, помогли выбрать перспективные направления для геологоразведки, космической медицины, материаловедения, других отраслей экономики, а также оказали помощь фундаментальным научным исследования в области мироздания.

Но нет предела совершенствованию. Со временем были исчерпаны возможности длиннофокусных объективов фотоаппаратуры – для самых «длинных» из них уже не хватало места в спутниках «Зенит». Чтобы получить более детальное изображение уголков планеты, пришлось запускать «Зениты» на максимально низкую орбиту, что вызывало проблемы с аэродинамикой КА. Конструкторов перестала устраивать одноразовая доставка пленки с завершением работы аппарата. А также недостаточно долгая жизнь системы управления аппаратом и его электроники из-за малой емкости батарей и другие недостатки. Все это заставляло думать о создании более совершенного аппарата фотонаблюдения.

В 1962 году на филиале № 3 ОКБ-1 развернулись работы по проектированию космического аппарата нового поколения «Янтарь-2К». Куйбышевские специалисты предложили свою конструктивно-компоновочную схему «Янтаря» и новую идеологию его работы. Планировалось увеличить разрешающую способность фототехники с помощью новой аппаратуры «Жемчуг-4» и создания новых высокоразрешающих типов фотопленок. Новый проект давал возможность обеспечить оперативную доставку экспонированной пленки двумя спускаемыми капсулами. Принципиально менялась и система электропитания. Теперь КА получал энергию от солнечных батарей, что в несколько раз увеличивало срок его активного существования на орбите. Еще одним принципиально новым решением было оснащение аппарата комплексом управления на базе бортовой цифровой вычислительной машины – БЦВМ «Салют-3М». До сих пор вычислительных машин не имели даже пилотируемые космические корабли. А на «Янтаре-2К» такая машина решала все задачи управления КА, в том числе и автономной навигации спутника, которую помогали осуществлять астрорадиотехническая система САН и радиовертикаль-высотомер РВВ.

Янтарь-2К («Феникс», 11Ф624)
Янтарь-2К («Феникс», 11Ф624)

Вся конструкция космического корабля «Янтарь-2К» состояла из трех отсеков: агрегатного, приборного и отсека специальной аппаратуры. Впервые в истории космического аппаратостроения корпус спускаемого аппарата и кассетная часть фотоаппарата были спроектированы как единая конструкция. Корпус разрабатывал Филиал №3.

Изготавливал его завод «Прогресс» и отправлял в Красногорск. На Красногорском заводе корпус оснащали необходимой техникой и возвращали на завод «Прогресс». В результате получился спускаемый аппарат – совместное творение Куйбышева и Красногорска. Он возвращал на землю экспонированную фотопленку, фототехнику «Жемчуг-4» и вычислительную машину «Салют-3М» для последующих запусков. А две спускаемые капсулы позволяли оперативно доставить экспонированную фотопленку на Землю в нужное время. Длительность полета «Янтаря-2К» на первых порах составляла 30 суток, но потом была существенно увеличена.

Концепция Филиала № 3 ОКБ-1 была признана наиболее удачной и положена в основу проектирования семейства космических фоторазведчиков второго поколения.

Согласно правительственному постановлению от 27 июля 1967 года Куйбышеву отводилась роль разработчика и изготовителя самого космического аппарата и серийного производителя ракеты-носителя для выведения его на орбиту. В качестве носителя для нового КА была избрана унифицированная ракета 11А511У, специально разработанная КФ ЦКБЭМ для совместного пилотируемого советско-американского полета по программе «Союз-Аполлон» (миссия ЭПАС) и ставшая самой массовой ракетой-носителем в мире для запуска пилотируемых космических кораблей и автоматических КА различного назначения.

В конце 1973 года первый опытный экземпляр КА «Янтарь-2К» был собран на заводе «Прогресс» и 23 мая 1974 года запущен с космодрома Плесецк. Однако по причине нерасчетного разделения второй и третьей ступеней новой ракеты-носителя на расчетную орбиту он не вышел.

13 декабря 1974 года «Янтарь-2К» был все же благополучно запущен, и, отработав, как планировалось, 12 дней, вернулся с отснятой пленкой. Потом прошли запуски с расчетной длительностью полета, с отработкой всех видов аппаратуры, а также с возвращением на землю спускаемых капсул. Все испытания прошли успешно, и Государственная комиссия подписала акт о сдаче комплекса в эксплуатацию.

Но уже вскоре после этого в ЦКБ КМЗ и ГОИ имени С.И.Вавилова были разработаны новые объективы, а в ГОСНИИФОТОПРОЕКТе новые типы фотопленок, которые при тех же габаритах и весе фотоаппаратуры повышали разрешающую способность системы «объектив-фотопленка» в два раза. Все это потребовало модернизации спутника.

Внешне новый КА «Янтарь-4К1» ничем не отличался от своего предшественника. Но он имел более совершенный фотокомплекс, работал на орбите уже не 30, а 45 суток. Модернизированная система ориентации и стабилизации и новая система терморегулирования имели более надежные свойства, исключавшие смаз и размытость снимков.

Выводился космический аппарат на орбиту все той же надежной ракетой 11А511У. Все три запуска с апреля 1979 года по декабрь 1980 года прошли успешно и новый «Янтарь» был принят Госкомиссией. Между прочим, наравне с ним в это время все еще работали и куйбышевские модернизированные «Зениты». Они были сняты с производства только в конце 1980-х годов. А «Янтарь» уступил место более совершенному аппарату в 1983 году. На базе «Янтаря» конструкторы и производственники создали еще несколько типов новых, более совершенных космических аппаратов фотографической и оптико-электронной разведки.

Разработанные в Самаре (Куйбышеве) космические аппараты для фотонаблюдения Земли были и остаются одним из крупнейших достижений отечественной космонавтики. Они помогли землянам не только лучше узнать свою планету, но и сыграли огромную миротворческую роль, установив контроль за соблюдением международных договоров об ограничении производства стратегических вооружений. Не случайно труд многих самарских конструкторов был отмечен высокими правительственными наградами.

За создание первых спутников "Зенит-2" в 1978 году их ведущим разработчикам ЦСКБ А.В.Чечину и В.С.Кандалову была присуждена Ленинская премия, а М.Ф.Шуму и Г.А.Подгорнову - Государственная премия. Большая группа работников ЦСКБ была награждена орденами и медалями страны.

В канун своего 20-летия в 1979 году Центральное специализированное конструкторское бюро в Куйбышеве за производство новой высокоэффективной техники Указом Президиума Верховного Совета СССР было награждено орденом Ленина. А его руководитель - Герой Социалистического Труда Д.И.Козлов за выдающиеся заслуги в создании специальной техники был награжден орденом Ленина и второй золотой медалью "Серп и Молот". На его родине в Тихорецке был открыт бронзовый бюст дважды Героя.

А конструкторы ЦСКБ продолжали совершенствовать свою технику. Вслед за серией комических аппаратов семейства «Зенит» и аппаратами нового поколения «Янтарь-2» были созданы новые средства наблюдения Земли с более широкими возможностями. Сначала это был "Янтарь-1КФТ" (КА «Силуэт» или «Комета») для создания высокоточных топографических карт. Потом космический комплекс "Орлец" для широкополосного детального и обзорного наблюдения с повышенной оперативностью доставки информации в спускаемых капсулах.

Но настоящий переворот в технике космических наблюдений Земли произвел "Янтарь-4КС1" и его последующие модернизации. Они устранили главный недостаток прежних аппаратов - ограниченный и всегда дефицитный запас фотопленки. На "Янтаре-4КС1" ее просто не было. А были новые электронные фотоаппараты - предшественники тех, что мы называем сейчас цифровыми. Преобразовав оптико-электронное изображение в цифровую форму, можно было легко передать эту информацию по радиоканалам или через геостационарный спутник-ретранслятор на Землю в режиме реального времени. Так появилась аппаратура оптико-электронного наблюдения (ОЭН) с большими сроками активного существования на орбите, и самарское "всевидящее око" стало еще и "недремлющим".

Янтарь-4КС1 («Терилен»)
Янтарь-4КС1 («Терилен»)

Первый запуск КА "Янтарь-4КС1" состоялся 28 декабря 1982 года. Он дал хотя и качественное изображение, но все же не вполне сопоставимое с фотопленочным. Заказчиков не устраивало линейное разрешение изображений местности, что затрудняло достоверно идентифицировать требуемые объекты наблюдения. К тому же нельзя было увидеть объекты, находящиеся в теневой части витка аппарата.

В Красногорске и Зеленограде стали усовершенствовать фотоэлектронную аппаратуру для "Янтаря", а в Казани подготовили технику наблюдения в инфракрасном диапазоне. В мае 1984 года новый "Янтарь-4КС1" был запущен на орбиту. Он успешно отработал всю программу испытаний и был принят в эксплуатацию. С этой поры заказчики стали получать информацию детального уровня разрешения в любое время суток и практически в режиме реального времени.

Усилиями ЦСКБ и завода «Прогресс», а также Красногорского оптико-механического завода и Зеленоградского НПО «ЭЛАС» удалось поднять качество получаемой фотоэлектронной информации до уровня фотопленочной. Первый запуск космического аппарата с новым оборудованием был произведен в феврале 1986 года. Спутник успешно проработал на орбите 238 суток при номинальном сроке 180 суток. Эксплуатация таких аппаратов продолжалась до 2001 года и прекратилась из-за недостаточного финансирования программы.

Космические лаборатории

Активными пользователями информации, полученной от аппаратов дистанционного зондирования Земли стали российские ученые. Но у них были свои запросы. Учитывая специфику науки, конструкторы "ЦСКБ-Прогресс" сделали попытку использования резервных возможностей самарских ракет-носителей, которые могли отправить в космос значительно большую массу полезного груза, добавив на КА контейнер с аппаратурой научного назначения. Так вместе с "Зенитом-2М" был запущен на орбиту вполне самостоятельный спутник "Наука", который после выполнения программы научных исследований отделялся от космического комплекса и сгорал в плотных слоях атмосферы.

Спутник "Наука" был предназначен для поиска источников рентгеновского излучения в космосе, изучения спектра галактических гамма-лучей, химического состава космических лучей и других исследований в космосе. А также для измерения температуры отдельных зон Мирового океана, его теплого и холодного течений, температуры материковых льдов и изучения их поверхностной структуры. С помощью этого спутника отрабатывалась методика выявления зон облачных образований и зарождения в них осадков, что помогало уточнению прогнозов погоды.

Спутник "Наука" работал за пределами земной атмосферы и фиксировал данные, которые нельзя было получить с Земли, потому что на их чистоту влияла земная атмосфера. Уникальные данные, полученные спутником "Наука" привели к созданию целой серии специальных аппаратов для научных исследований по разным направлениям. Космические аппараты "Энергия" и "Эфир" изучали химический состав и спектр частиц космического излучения, а также физические свойства метеорных частиц. Для этого снаружи СА устанавливали контейнеры с ловушками метеорных частиц.

Бион-М №1
Бион-М №1

Большой интерес ученых всего мира вызвали космические аппараты "Бион", разработанные конструкторами "ЦСКБ-Прогресс" в 1973 году. Они создавались для отработки систем жизнеобеспечения и изучения радиационной безопасности, а также влияния невесомости и других космических факторов на живые организмы. Для этого в специально подготовленных отсеках «Биона» на орбиту запускались лабораторные крысы, обезьяны, земноводные, рыбы, насекомые, микроорганизмы, а также различные растения и семена. Сразу после приземления, прямо на месте спуска животные и растения проходили послеполетные исследования, а затем длительные, до 100 суток лабораторные.

Первоначально программы научных исследований с помощью спутников «Бион» были полностью отечественными. Но вскоре к участию в таких опытах были приглашены ученые США, Франции, Германии, Канады, Китая, Польши, Чехословакии и многих других стран. Они расширили спектр наблюдений за живыми организмами в космосе и внесли большой вклад в изучение космической биологии и медицины.

Разработку еще одного научного направления исследований в космосе взяли на себя самарские космические аппараты «Фотон». Они были предназначены для получения опытных образцов различных материалов, лекарственных препаратов, оптических стекол, изготовленных в условиях микрогравитации и невесомости. На орбите проводились опыты по выращиванию кристаллов полупроводниковых материалов. Изучались возможности развития клеточной и костной ткани. Велись наблюдения за влиянием факторов космических полетов на мышей-песчанок, тритонов, ящериц, различных микроорганизмов.

В экспериментах еще на одном КА «Фотон-М» приняли участие ученые 16 стран мира, разместившие здесь не только биологические образцы, но и свои приборы. Во время полета было выполнено более 70 различных исследований.
В числе космических аппаратов, созданных конструкторами «ЦСКБ-Прогресс» были изделия необычного назначения. Так в ноябре 1992 года был запущен «Ресурс-500», который совершил космический перелет «Европа-Америка». В канун празднования 500-летия открытия Колумбом Америки «Ресурс-500» доставил в США на спускаемом аппарате 18 контейнеров с поздравлениями, сувенирами и подарками от детей России детям Америки. Этот перелет был очень тепло встречен населением США.

Самарский космический аппарат дистанционного зондирования Земли Ресурс-ДК на работе в космосе
Самарский космический аппарат дистанционного зондирования Земли Ресурс-ДК на работе в космосе

Хозяйский взгляд на планету

Уже на первых снимках, сделанных из космоса спутниками фотонаблюдения, аналитики могли увидеть зарождение ураганов, лесных пожаров, ледовых заторов на реках и прочих опасных явлений, происходящих на нашей планете. Это подсказывало необходимость вести глубокие исследования природных аномалий с целью их прогнозирования и снижения ущерба народному хозяйству.

Для этого на первых порах использовали уже проверенные на практике аппараты "Зенит-2М", адаптированные для исследования и изучения богатств Земли – геологических структур, водных бассейнов, лесных массивов, сельскохозяйственных площадей, а также высоты снежных покровов, толщины льда на реках, плотности застройки населенных пунктов и многого другого. При этом разработчики КА ставили перед собой задачу получения не просто фотографий земли с высоким разрешением, а сбор и анализ фотоинформации, отснятой в разных спектральных диапазонах, что отвечало бы интересам различных отраслей народного хозяйства. Первые экспериментальные космические аппараты, предназначенные для проверки эффективности решения таких задач, назывались «Зенит 2Н/Х». В дальнейшем на базе космических аппаратов семейства «Зенит» и с учетом опыта, приобретенного при эксплуатации КА «Зенит 2Н/Х» был создан спутник многоканального фотографирования "Фрам". С помощью его были получены первые результативные снимки в интересах народного хозяйства.

А вскоре выяснилось, что только в России фотоинформацией, полученной из космоса, интересуется свыше 1000 различных предприятий и организаций. Среди них были учреждения Роскартографии, Роскомнедр, Роскомзема, Рослесхоза, Миннауки, Минприроды, Минтопэнерго, Роскомрыболовства, а также промышленные и перерабатывающие предприятия, и даже коммерческие компании многих зарубежных стран. С учетом опыта эксплуатации космических аппаратов типа «Зенит 2Н/Х» и «Фрам» в "ЦСКБ-Прогресс" стали создавать более совершенные средства дистанционного зондирования Земли.

В 1977 году был разработан первый из них - "Ресурс-Ф1". Он был предназначен для проведения синхронных многозональных съемок земной поверхности в целях изучения природных ресурсов, охраны окружающей среды и углубления знаний о природе нашей планеты. Следующий запущенный на орбиту "Ресурс-Ф2" был снабжен принципиально новой фотоаппаратурой МК-4, разрешение и полоса обзора которой были почти в три раза выше, чем на первом комплексе, а срок активного существования увеличился в два раза. К тому же обработка получаемой информации велась в автоматическом режиме. С 1987 по 1995 год было запущено 63 таких комплекса.

Снимки, полученные космическими аппаратами типа «Ресурс-Ф1», «Ресурс-Ф2» позволили создать среднемасштабные карты на труднодоступные и необжитые районы России и ряда зарубежных стран. Удалось также обновить топографические карты масштаба 1:50000 и создать различные тематические карты средних и мелких масштабов. В частности, были обновлены топографические карты перспективных нефтегазоносных районов на севере Западной Сибири. Уточнены карты в зоне Байкало-Амурской магистрали, Заполярья и Антарктиды, высокогорий Средней Азии и многих других районов.

С развитием оптико-электронной, вычислительной и радиопередающей техники конструкторы "ЦСКБ-Прогресс" разработали и в 2006 году и вывели на орбиту более совершенный космический комплекс "Ресурс-ДК1". Это был первый российский космический аппарат оптико-электронного дистанционного зондирования Земли детального уровня разрешения с передачей информации на наземные пункты по высокоскоростному радиоканалу. Он мог вести съемку местности с разрешением до 1 метра в панхроматическом диапазоне и до 3 метров в узких спектральных диапазонах. Получал снимки с шириной охвата поверхности до 28 км и протяженностью от 16 до 2100 км. Уже более 8 лет КА «Ресурс-ДК1» исправно несет свою вахту на орбите. За это время он добыл информацию с площади более 80 млн квадратных километров земной поверхности, что почти в пять раз больше всей территории России.

Для решения основной задачи, съемки земной поверхности, космический аппарат «Ресурс-ДК1» оснащен комплексом специальной аппаратуры. Красногорский механический завод разработал и изготовил для него длиннофокусную оптико-электронную аппаратуру «Геотон-Л1». Она формирует высококачественное оптическое «бегущее» изображение наблюдаемой местности. А система приема и преобразования информации «Сангур-1», созданная зеленоградским НПП «ОПТЭКС» преобразует это изображение в электронный цифровой сигнал, производит его обработку и сжатие, а затем с помощью высокоскоростной радиолинии связи передает его на наземные пункты приема. Ныне НПП «ОПТЭКС» входит в структуру РКЦ «Прогресс» в качестве Филиала. Высокоскоростная радиолиния связи (ВРЛ) разработана в московском НИИ Точных приборов, она способна передавать на землю громадные потоки видовой информации со скоростью до 300 Мбит/с.

Аппарат "Ресурс-ДК1" хорошо помогал работникам сельского хозяйства в составлении кадастров даже небольших пригодных для использования участков земли, проводил их топографическое картографирование. А также выявлял источники загрязнения атмосферы, воды, почвы, что позволяло оперативно принимать меры борьбы с ними. Он замечал зарождение опасных явлений техногенного и природного характера и своевременно предупреждал специалистов об этом.

Дополнительно к основной аппаратуре на космическом аппарате «Ресурс-ДК1» установлена научная аппаратура двух типов: "Памела" и "Арина". Она помогает ученым вести фундаментальные научные исследования в области космологии (происхождения Вселенной).

Блок научной аппаратуры "Памела", созданный совместно итальянскими и российскими учеными, предназначен для изучения физики космических лучей, гелиосферы и околоземного космического пространства. С помощью его были получены весьма необычные данные, получившие в научной среде название "аномальный эффект «Памелы". Этот эффект вызвал огромный поток научных публикаций во всем мире, и как ожидают ученые, приведет к новым открытиям в области космологии.

Другой блок научной аппаратуры под названием "Арина" предназначен для регистрации высокоэнергичных электронов и протонов, а также высокоэнергичных заряженных частиц, появление которых обычно фиксируется перед началом землетрясений. Ученые рассчитывают, что с помощью "Арины" можно будет предсказывать землетрясения в различных уголках Земли.

В 2013 году Центром «ЦСКБ-Прогресс» запущен в космос новый космический аппарат дистанционного зондирования Земли «Ресурс-П». Он разработан с использованием конструктивно-аппаратурного задела своего предшественника с таким же названием, но по основным характеристикам значительно превосходит его. Уровень разрешения детального наблюдения повышен примерно на 30 процентов, увеличена ширина полосы захвата с 28 до 38 км, увеличено количество спектральных диапазонов. Но, пожалуй, самое главное, космический аппарат «Ресурс-П» может вести стереоскопическую съемку, что сделало его полноценным картографическим аппаратом.

"Ресурс-П" ведет контроль за загрязнением окружающей среды, контролирует водоохранные и заповедные территории, Кроме того "Ресурс-П" дает информацию по оптимизации прокладки автодорог, газопроводов, систем связи. Он подсказывает геологам районы поиска нефти, газа, рудных месторождений и других полезных ископаемых.

Вот такой необычайно широкий спектр решения задач имеет КА "Ресурс-П". Каждый его запуск дает стране экономию в сотни миллионов рублей. А все вместе космические аппараты, созданные самарскими конструкторами, оказали неоценимую помощь обороне и народному хозяйству страны.

Возможности самарских ракет

За первые полвека ракетной эры бывший завод № 1 и прежний конструкторский отдел № 25 ОКБ-1 сильно изменились. Да и выпускаемая ими продукция стала совсем другой - более мощной, надежной, технически совершенной. Это подтверждают свыше 1820 успешных запусков ракет, выпущенных за эти годы. Такого количества полетов в "штатном режиме" не знает ни одна страна в мире. За этой цифрой стоит колоссальный труд волжан. Попробуем вспомнить, как создавались и чем отличались друг от друга самарские ракеты.

Все начиналось с успешного старта первой собранной на заводе № 1 "семерки" 8К71 17 февраля 1959 года. Да и вторая, запущенная через месяц, тоже не подвела. Ее головная часть приземлилась в заданном районе Камчатки.
В конце 1959 года под руководством С.П.Королева Р-7 была модернизирована, и ее новый, более совершенный вариант Р-7А, получивший индекс 8К74, был запущен в серию на нашем заводе. Он был успешно испытан 14 января 1961 года, после чего принят на вооружение Советской Армии. Однако на боевом дежурстве эту ракету вскоре сменила более легкая, компактная и "скорострельная" Р-9А (изделие 8К75), которую завод освоил в том же 1961 году. Эта новая МБР запускалась уже не только с космодрома "Тюратам", но с новой стартовой площадки "Плесецк".

Однако и производство "семерки" не останавливалось, тем более что ее Главный конструктор С.П.Королев после запуска первых искусственных спутников Земли уже думал об отправке в космос человека. Для этого ему была нужна очень надежная трехступенчатая ракета с массой выводимого на орбиту полезного груза 1150-1840 кг. Такую задачу могли выполнить куйбышевские ракеты-носители 8К71 и новый блок "Е" (третья ступень) со специально для него разработанным в ОКБ-154 новым двигателем ЖРД8Д719. Такой пилотируемый корабль 3КА получил название "Восток-3КА" индекс 8К72. Именно на нем совершил полет в космос Юрий Гагарин.

С тех пор ракеты-носители 8К72 стали основой для целого ряда последующих пилотируемых запусков, да и не только для них. РН «Восток» применялась для запуска автоматических станций «Луна-1» - «Луна-3» а также для выведения на орбиту спутников наблюдения «Зенит-2». А после Юрия Гагарина самарские ракеты в общей сложности отправили в космос за полвека 162 космонавта, в том числе 62 иностранных – в составе международных экипажей.

Успешная и очень эффективная работа в космосе спутников наблюдения «Зенит-2» требовала более тщательной подготовки для них средств выведения на орбиту. По поручению Совета Министров СССР ОКБ-1 и его филиал № 3 в Куйбышеве в июле 1961 года начали разработку нового варианта носителя, специально подготовленного для третьей ступени космического наблюдателя. Для этого были в корне переработаны приборный отсек центрального блока, его межбаковые отсеки и отсеки боковых блоков под новую систему управления. А третью ступень – блок «Е» оборудовали более совершенными гироскопическими и коммутационными приборами. Получился новый носитель 8А92, который вместе с КА «Зенит-2» получил название «Восток-2», а в печати «Космос-9». В 1963 году он был передан заказчику – Министерству обороны СССР. За годы эксплуатации было осуществлено 45 пусков таких космических наблюдателей, построенных на заводе № 1.

В 1964 году в этом семействе произошло пополнение. Филиалу № 3 ОКБ-1 поручили модернизацию носителя 8А92 для вывода на высокие круговые орбиты космических аппаратов «Метеор» массой до 1200 кг. Потребовалась доработка головной части блока «Е», адаптация системы управления первых двух ступеней ракеты, пересмотр баллистического обеспечения.

В итоге был получен носитель самого широкого применения. Он использовался для детальной радиотехнической разведки (КА «Целина-Д»), для военной и гражданской метеорологии (КА «Метеор»), для дистанционного зондирования Земли («Ресурс-Ф»), а еще для вывода в космос спутников иностранного производства. Новый носитель получил название РНА92М и эксплуатировался до 1991 года. На нем было совершено 94 пуска, из них только 2 аварийных.

Но работа конструкторов ОКБ-1 и филиала № 3 не исчерпывалась только изучением нашей планеты. Сразу после запусков первых искусственных спутников Земли в ОКБ-1 под руководством С.П.Королева началась разработка планов исследования Солнечной системы. Готовились к отправке автоматических станций к Луне, Марсу, Венере. Для этого разрабатывалась четырехступенчатая ракета на основе носителя 8К78, которая получила название «Молния». Первый успешный пуск ее состоялся 12 февраля 1961 года. Вплоть до 1967 года было проведено еще 40 запусков, однако 11 из них были аварийными. Потребовалась серьезная работа по модернизации всей системы управления носителя. В результате огромной работы конструкторов, производственников, контролеров и военной приемки удалось снизить аварийность до 5 процентов.

Новый носитель получил индекс 8К78М. Он широко использовался для запуска автоматических межпланетных станций исследования Луны и Венеры. На нем выводились на орбиту спутники предупреждения о ракетном нападении «Око», а также зарубежные коммерческие КА. 280 запусков 8К78 было проведено до конца 2010 года.
Между тем аппаратура для съемки Земли из космоса все время совершенствовалась и при этом, как ни жаль, прибавляла в весе. Мощности первых носителей стало недостаточно, тем более что и программа пилотируемых запусков тоже усложнялась и требовала многоместных кораблей. Совет Министров СССР 27.11.1961 г. принял постановление о разработке новой, более мощной ракеты. Эта работа была целиком поручена Куйбышевскому филиалу № 3 ОКБ-1, чем признавались его прежние конструкторские заслуги.

Новая ракета-носитель 11А57 получила название «Восход». Она могла вывести на низкие околоземные орбиты полезный груз массой до 6150 кг. И этот груз мог быть как гражданским, так и военным, только для каждого нужен был свой блок «И» и соответствующий обтекатель. После тщательной отработки на земле трех модификаций обтекателей, 16 ноября 1963 года новая ракета вывела на орбиту космический аппарат фотонаблюдения «Зенит-4». А 12 октября 1964 года на трехместном корабле «Восход-1» были запущены космонавты В.М.Комаров, К.П.Феоктистов и Б.Б.Егоров. Еще один, двухместный корабль «Восход-2» под управлением П.И.Беляева стартовал 15 марта 1965 года. На нем второй член экипажа А.А.Леонов впервые в мире вышел в открытый космос через шлюзовую камеру блока «И». Это был триумф отечественной космической техники и ее разработчиков-волжан.

Ракета-носитель 11А57 была принята на вооружение Советской Армии. С помощью ее было запущено 299 изделий «Зенит» четырех модификаций. Многие ее конструкторские решения впоследствии были использованы для разработки самого многочисленного семейства самарских ракет-носителей «Союз».

РН "Союз" - визитная карточка Самары

После первых пилотируемых пусков во всем мире стал расти интерес к изучению космического пространства и не только с использованием автоматических космических аппаратов, но и непосредственно с участием человека. Перед конструкторами ставились новые задачи, связанные со сближением и стыковкой отдельных космических аппаратов и кораблей в большие пилотируемые орбитальные станции, с выходом космонавтов в космос, с переходом из одного корабля в другой, с проведением монтажных и ремонтно-восстановительных работ на внешней поверхности космических аппаратов. Эти и другие проблемы требовали все более длительного пребывания космонавтов на орбите. Для этого нужно было обеспечить комфортные условия жизни в космических кораблях, что в свою очередь, требовало увеличения запасов средств жизнедеятельности, новых приборов, оборудования и конечно же средств аварийного спасения. В конечном итоге все это вело к увеличению массы выводимых в космос грузов.

Мощности самого энерговооруженного самарского носителя 11А57 (ракеты "Восход") было уже недостаточно для отправки в космос человека на длительное время. И даже потяжелевшие наблюдатели Земли КА "Зенит-4МТ" нуждались в резерве запасов энергии носителей.

В 1962-1966 годах в Филиале № 3 ОКБ-1 (Куйбышевском Филиале Центрального Конструкторского бюро Экспериментального Машиностроения (КФ ЦКБЭМ) была разработана новая трехступенчатая РН среднего класса 11А511, получившая название "Союз". Она создавалась на базе 11А57 с модернизированным блоком третьей ступени, имеющим повышенные энергетические характеристики. Головной обтекатель этой ракеты был оснащен активной системой аварийного спасения с мощным твердотопливным двигателем увода спасаемого аппарата с экипажем от носителя в случае возникновения аварийной ситуации, как на носителе, так и в самом космическом корабле и даже на старте. За 32 пуска новой РН были выведены на орбиту вокруг Земли несколько разработанных в Куйбышеве космических аппаратов серии "Космос", а также транспортный корабль 7К-Т ("Союз-23"). На этом же носителе отрабатывались конструкции лунной кабины для ракетно-космического комплекса Н1-Л3. 26 октября 1968 года 11А511 вывел на орбиту КК "Союз-3" с космонавтом Г.Т.Береговым. Этот старт был впервые показан по Центральному телевидению и во многих странах мира. С тех пор ракета "Союз" стала визитной карточкой космического машиностроения Самары.

К началу 70-х годов сложилась ситуация, когда на заводе «Прогресс», изготавливалось несколько типов носителей, близких по своему назначению и по основным характеристикам. Это ракета-носитель 11А57 («Восход»), которая после запуска двух многоместных пилотируемых кораблей «Восход-1» и «Восход-2» использовалась исключительно для запусков спутников-фоторазведчиков. Это ракета-носитель 11А511М («Союз-М»), которая разрабатывалась специально для запуска пилотируемого военно-исследовательского корабля «9К-ВИ» и реально использовавшаяся лишь для запуска космических картографических аппаратов «Зенит-4МТ». А также базовая ракета 11А511 для пилотируемой программы «Союз», основной целью которой была постройка долговременных орбитальных станций. При этом на куйбышевскую ракету возлагалась ответственность за доставку на станцию экипажей и расходных материалов.

Большое число изготавливаемым заводом «Прогресс» и его поставщиками близких, но все же отличавшихся друг от друга ракетных блоков, двигателей, систем управления и других комплектующих тормозило отработку качества и надежности выпускаемой продукции. Трудно было обеспечить взаимозаменяемость отдельных приборов, агрегатов, двигателей и ракетных блоков.

КФ ЦКБЭМ приступил к максимальной унификации ракеты-носителя «Союз», позволявшей, тем не менее, проводить запуски различных по назначению космических аппаратов и космических кораблей. Одновременно были проведены мероприятия, позволившие увеличить массу выводимого груза и повысить надежность всех систем КА, в том числе и ракеты-носителя. Унифицированная ракета получила индекс 11А511У («Союз-У») и стала самой массовой и одной из самых надежных ракет в мире. На такой ракете запускались КА "Зенит", а также "Бионы", "Фотоны", "Ресурсы-Ф" и их различные модификации. А также новые версии космических аппаратов семейства «Янтарь». К концу 2010 года в общей сложности было запущено 763 ракеты 11А511У с коэффициентом надежности 0,991. Это один из лучших показателей в мире.

В 70-е годы благодаря потеплению советско-американских отношений было принято соглашение об организации совместного советско-американского полета двух пилотируемых кораблей типа «Союз» и типа «Аполлон». 15 июля 1965 года на ракете-носителе 11А511У в космос был выведен корабль «Союз-19» с космонавтами А.А.Леоновым и В.А.Кубасовым. Через несколько часов с американского космодрома Канаверал стартовала ракета «Сатурн-1Б». Она вывела на орбиту космический корабль «Аполлон» с астронавтами Томасом Стаффордом, Вэнсом Брандом и Дональдом Слейтоном. На второй день оба корабля сблизились и состыковались. Впервые в мире произошло «рукопожатие в космосе» советских космонавтов и американских астронавтов.

Однако мощности носителя 11А511 скоро перестало хватать. Потому что масса нового "Союз 7К-9К-11К", проектируемого для пилотируемого облета Луны превышала допустимый порог 6000 кг. Началась модернизация 11А511 с целью его облегчения и увеличения грузоподъемности. Для этого была уменьшена длина блока "И", пересмотрена вся кабельная сеть корабля, модернизирована система управления третьей ступени носителя и другое оборудование. На новом "Союзе" впервые появилась система аварийного спасения космонавтов, не зависящая от возникновения непредвиденных обстоятельств в любой ответственный момент вывода корабля на орбиту. Этот комплекс действует и поныне.

В 1999 году ракета 11А511У вышла на международный рынок. По проекту "Глобалстар" с помощью разгонного блока "Икар", который был в сжатые сроки разработан и изготовлен в ГНПРКЦ "ЦСКБ-Прогресс", наши ракеты одним запуском стали выводить на орбиту по четыре спутника связи. Всего было произведено 6 таких коммерческих запусков.

Дальнейшее повышение энергетических возможностей носителей 11А511У происходило за счет замены керосина на более эффективное горючее "циклин". Эта мера была вынужденной и проводилось с целью обеспечения возможности запуска трех космонавтов в корабле типа «Союз» в скафандрах. Такая предосторожность была принята после трагической гибели Г.Добровольского, В.Волкова и В. Пацаева. Но она, эта замена широкой практики не получила из-за высокой токсичности и дороговизны продукта циклин. В 90-х годах производство циклина было прекращено. Возникшую проблему дефицита мощности носителя удалось решить проектантам и баллистикам с помощью оптимизацией траектории полета ракеты. Такая ракета-носитель получила индекс 11А511У-2. Она совершила 70 безаварийных пусков в период с 1982 по 1995 г.г. Но со временем и она стала отставать от требований заказчиков.

Еще один вариант повышения тяговых характеристик ракеты "Союз" был осуществлен с помощью малой модернизации двигателей первой-второй ступеней носителя. Необходимость этой модернизации была вызвана тем, что в 90-х годах изменился «массово-габаритный стандарт» космонавта – он стал «рослее», «полнее» и «тяжелее». Соответственно выросла и масса модернизированных кораблей «Союз», получивших название «антропологических». На такой ракете, получившей название "Союз-ФГ" были установлены двигатели с усовершенствованными форсуночными головками, оптимизирована система управления и система опорожнения баков. Все это дало прибавку массы полезного груза на 200 кг. Ракеты "Союз-ФГ" до настоящего времени обеспечивают запуски пилотируемых космических кораблей "Союз-ТМА" и "Союз-ТМА-М" а также транспортных "Прогресс-М1".

Развал Советского Союза предопределил и крушение многих космических программ, намечаемых в сотрудничестве со смежниками. Украинские разработчики систем управления ракет-носителей оказались за рубежом. Космодром Байконур тоже стал заграничным и стремительно разворовывался. А высокоширотный "Плесецк" значительно снижал тяговые характеристики и грузоподъемность самарских ракет. Многое нужно было менять с учетом изменившейся в стране обстановки.

Но нет худа без добра. Оказавшись в сложном положении, конструкторы космической техники стали искать новые пути решения возникающих проблем. НПО "Энергомаш" совместно с самарскими двигателистами провело модернизацию двигателей первой и второй ступеней, что дало прибавку выводимого на орбиту груза на 200-300 кг.

А Воронежское КБ "Химавтоматика" помогло повысить энергетику двигателей третьей ступени до 1000 кг за счет создания нового высокоэнергетичного двигателя для блока третьей ступени носителя. Екатеринбургское НПО «Автоматика» имени Н.А.Семихатова предложило цифровую систему управления носителями, которая оказалась в 10 раз точнее аналоговой при выведении корабля на орбиту. НПО имени С.А.Лавочкина разработало новый разгонный блок "Фрегат", хорошо совместимый по габаритам и энергетике с самарскими носителями.

Применение разгонного блока «Фрегат» сделало самарские ракеты-носители универсальными средствами выведения, то есть средствами, способными выводить полезные нагрузки на любые околоземные орбиты. На орбиты с любым наклонением и с любой высотой в апогее и перигее, а также на любые отлетные траектории – к Луне, Марсу, Венере, другим планетам, кометам и астероидам Солнечной системы.

24

Совместными усилиями всех разработчиков был создан модернизированный носитель "Союз-2". Но средств для его воплощения в жизнь было выделено недостаточно. Пришлось осуществлять этот проект поэтапно. Сначала был построен носитель "Союз 2-1А". Эта ракета испытывалась на старте 14 дней и 8 ноября 2004 года была успешно запущена. 19 октября 2006 года с помощью ее был выведен европейский метеорологический аппарат "Метоп", а 27 декабря 2006 года - еще один европейский КА "Коро". После этого было проведено еще шесть пусков РН "Союз 2-1А" и три "Союз 2-1Б".

23

Итогом большой конструкторской работы по проекту "Союз-2" стало повышение энергетических возможностей семейства ракет Р-7А до 1200 кг полезной нагрузки. Точность вывода на орбиту по сравнению с базовой РН "Союз" возросла в 10 раз. Отпала необходимость производства РН "Союз" и "Молния". Сократился выпуск ранее изготавливаемых блоков с 10 до 4. А также был сокращен выпуск модификаций двигательных установок и систем управления. Все это привело к серьезной экономии средств и материалов.

Надежность самарских ракет и возможность их быстрого переоснащения под доставку космических аппаратов различного назначения на нужные орбиты высоко оценены во всем мире. Эти качества стали решающими при учреждении международной компании "Старсем" для коммерческих запусков малых и средних спутников. Ее акционерами стали Российское Космическое Агентство и ракетно-космический центр "ЦСКБ-Прогресс" а также французские фирмы "Аэроспасьяль" и "Арианспас". Самарские конструкторы взялись за модернизацию РН "Союз" в ракету-носитель "Союз-СТ", способную стартовать с космодрома "Куру" во Французской Гвиане. Близость этого стартового комплекса к экватору позволяла увеличить полезную нагрузку ракет "Союз-2" в полтора-два раза по сравнению с космодромом «Байконур». В общих чертах данный проект выглядит так: Европа строит старт, закупает полезные нагрузки, а мы запускает их нашими ракетами, получая за это валюту.

В проекте создания Гвианского космического центра участвуют также Европейское космическое агентство, французское агентство CNES, НПО имени С.А.Лавочкина, ЦЭНКИ и другие российские компании. Проект расчитан как минимум на 15 лет, в течение которых предстоит выполнить не менее 50 коммерческих пусков. Первые уже состоялись. Так 21 октября 2011 года РН "Союз-СТ-Б" вывела на орбиту два спутника "Галлилео-10V". В декабре 2011 года "Союз-СТ-А" с разгонным блоком "Фрегат" вывел на орбиту французские космические аппараты "Плеяды/Элиза/SSoT". А в феврале 2012 года "Союз-СТ" с разгонным блоком "Фрегат" вывел на орбиту еще один французский КА "Плеяды 1Б".

В расчете на дальнейшие проекты усовершенствования выпускаемых ракет на заводе продолжается обновление и реконструкция производства. За последние два года проведена замена и модернизация оборудования в кузнечнопрессовом и термическом производстве. Теперь эти подразделения отвечают современным нормам труда. Проведена реконструкция в цехе окончательной сборки КА. Этот цех сейчас позволяет создавать аппараты улучшенного качества. В 2014 году планируется оснастить новым оборудованием корпус для испытаний аппаратов дистанционного зондирования Земли. За те же два года приобретена 191 единица нового оборудования, капитальный ремонт прошли 136 единиц, из которых 41- это станки с ЧПУ.

В год 120-летия предприятия будет завершена его глобальная компьютеризация и переход на 3D проектирование. С помощью трехмерного моделирования уже сейчас создаются многие узлы и детали КА. Например, разработка космического аппарата «Обзор-Р» ведется полностью в электронном виде. В филиале НПП «ОПТЭКС» проведена реконструкция, позволяющая осуществлять прием и передачу информации на все виды специальной аппаратуры КА производства нашего центра.

На космодроме «Байконур» силами нашего завода тоже ведутся строительные работы. Там идет реконструкция гостиницы № 19, завершается монтаж чистовой камеры на месте подготовки космических аппаратов.

Но самой ответственной задачей нашего завода сейчас считается подготовка к работе космодрома «Восточный» на Дальнем Востоке. Там ведутся крупномасштабные строительные работы по подготовке стартовых площадок к первым пускам ракет в 2015 году. Нашему центру предстоит обеспечить оборудованием технический и стартовый комплексы космодрома. Уже запланирован первый пуск с помощью РН «Союз-2-1а» и БВ «Волга». На орбиту будут выведены две полезные нагрузки: малый КА Московского государственного университета под названием «Ломоносов» и аппарат нашего предприятия «Аист-2».

А в 2013 году было проведено 16 запусков. Самыми ожидаемыми из них были пуски космических комплексов, созданных на нашем предприятии – КА «Бион-М» № 1, малого аппарата «Аист» и первого КА «Ресурс-П». Отсняв в панхроматическом режиме более 12 млн. кв. км территории, он уже завершил летные испытания и передан в штатную эксплуатацию. Но самым знаковым в минувшем году был старт носителя «Союз-2-1в», который стал первой легкой ракетой в истории российской космонавтики. Его удачный пуск подтвердил конструкторские возможности нашего предприятия. Также в миссии участвовали разработанные и изготовленные на нашем заводе блок выведения «Волга», калибровочные сферы и опытный образец космического аппарата «Аист». Этот запуск позволил сформировать группировку малых спутников «Аист» из двух КА. На данный момент оба аппарата работают штатно.

На 2014 год запланировано 26 пусковых кампаний, 13 из которых будет осуществлено с космодрома Байконур. Среди них запуск научного КА «Фотон-М», а также пуск второго аппарата «Ресурс-П». Три аппарата нашего производства будут запущены с космодрома Плесецк, а еще четыре - из Гвианского космического центра. На 2015 год запланировано 27 пусковых кампаний, в том числе запуск радиолокационного КА «Обзор-Р» и «Ресурс-П» № 3.

Как видим, семейство ракет Р-7 и через полвека не исчерпало свои возможности как средство выведения. Оно еще послужит своему отечеству и всему миру.

О том, что не получилось

В тот злополучный день, когда погибла самая первая куйбышевская ракета, погибла до обидного нелепо - в вагонах поезда, в который врезался на мотовозе разгильдяй-машинист, именно в тот день первая в мире автоматическая станция "Луна-1" направлялась к естественному спутнику Земли. Созданная в ОКБ-1 под руководством С.П.Королева, она должна была передать важные данные о физической природе Луны.

Луна-1 Межпланетная станция «Луна-1» (Е-1 № 4, «Мечта»)
Луна-1
Межпланетная станция «Луна-1» (Е-1 № 4, «Мечта»)

Этот первый полет к ночному светилу не был полностью удачным. Баллистики не учли довольно значительное время прохождения радиосигнала с командного пункта до станции, и команда на отсечку работы двигателя третьей ступени (блока "Е") поступила слишком поздно. Станция прошла мимо Луны и стала искусственным спутником Солнца. Тем не менее, она передала на Землю ценную информацию об отсутствии у Луны значительного магнитного поля. Произвела измерения солнечного ветра. А кроме того зарегистрировала радиационный пояс Земли.

Работа двух других станций "Луна-2" и "Луна-3" была успешнее. Вторая "Луна" 14 сентября 1959 года доставила на поверхность ночного светила вымпел с гербом СССР и собрала дополнительные данные о спутнике Земли. А третья сфотографировала невидимую нам обратную сторону Луны. Этот снимок произвел настоящий фурор во всем мире и подтвердил ведущую роль советской космонавтики.

После этого было еще несколько удачных и неудачных пусков "Лунников". Практически все они поднимались на ракетах-носителях нашего завода. Наконец, 3 февраля 1966 года автоматическая станция "Луна-9" совершила мягкую посадку в районе Океана Бурь. Она передала на Землю множество панорамных снимков с места прилунения, в том числе и стереоскопических. А потом был запущен первый луноход ("Луна-16"), который проехал по ночному светилу более 10 километров и передал на Землю 20 тысяч интереснейших снимков.

Все шло к тому, чтобы на спутнике Земли побывали и люди. К этому усиленно готовились американские астронавты и разработчики космических кораблей, которые не могли простить себе первенства СССР в запуске спутников Земли и полета в космос Юрия Гагарина. Но не собирались уступать в этой гонке и наши ученые и конструкторы. Активнее всех за первенство в освоении Луны выступал Главный конструктор космической техники С.П.Королев. Он неоднократно обращался к правительству страны с предложениями по ускоренной подготовке лунных проектов. Для этого нужна была сверхтяжелая ракета. ОКБ-1 негласно вело ее разработку еще с 1956 года. А эскизный проект ее был представлен Совету главных конструкторов в июле 1957 года.

Настойчивость Королева возымела действие. 23 июня 1960 года вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О создании мощных ракет-носителей, спутников, космических кораблей и освоения космического пространства в 1960-1967 годах".

Сразу после выхода этого документа в ОКБ-1 были рассмотрены первые эскизные проекты сверхтяжелой ракеты и составлен план создания изделия для полета к Луне «Н-1» (Носитель-1). В этом плане участвовал и Куйбышевский филиал № 3 ОКБ-1. Ему поручалась разработка технологий изготовления крупных емкостей будущей ракеты, а также ряд конструкторских разработок по данному проекту. При этом коллективу филиала рекомендовалось увеличить штат работников до 400-500 человек.

По замыслу С.П.Королева новая ракета должна была обеспечить выведение автоматических космических аппаратов для изучения Луны, Марса, Венеры и других планет. С помощью ее планировалось также выведение спутников для ретрансляции передач радио и телевидения, метеоспутников и аппаратов военной тематики. Но главным ее назначением было провести пилотируемые облеты Луны, а затем высадить космонавтов на ее поверхность.

По проекту лунная ракета состояла из трех ступеней, каждая из которых могла стать самостоятельным носителем и вывести в космос груз нужной массы. На первом этапе РН с индексом Н-1 была рассчитана на полезную нагрузку 40-50 тонн. На втором этапе новая ракета должна была вывести на околоземную орбиту груз массой 60-80 тонн. Именно такой носитель был необходим для высадки на Луну советского космонавта.

Проект сверхтяжелой ракеты был многогранным и очень практичным. Но в исполнении его сразу наметились трудноразрешимые проблемы. Новой ракете требовались новые мощные двигатели, причем очень срочно, в течение ближайшего года. Однако давно конфликтующий с С.П.Королевым главный конструктор двигателей ОКБ-456 В.П.Глушко наотрез отказался от разработки новых движков в такой короткий срок. Королеву пришлось вооружать свою ракету маломощными двигателями конструкции куйбышевского ОКБ-276, которым руководил Н.Д.Кузнецов. Чтобы создать необходимую тягу для новой ракеты их требовалось около 30.

К работе по комплексу Н-1 кроме ОКБ-1, его филиала № 3 и завода «Прогресс» были привлечены десятки других крупных предприятий и организаций, в том числе куйбышевские металлургический и сталелитейный заводы, сызранские Тяжмаш и Завод пластмасс, множество других предприятий из разных областей страны. На этот раз все они знали, над чем работали и трудились с огромным энтузиазмом. Однако 14 января 1966 года во время операции на кишечнике скончался Главный конструктор и сподвижник проекта Н-1 С.П.Королев. Темпы работ по созданию лунной ракеты стали резко падать, а затем и вовсе остановились, потому что новый главный конструктор ЦКБЭМ В.П.Мишин не был таким пробивным и требовательным человеком как его бывший начальник С.П.Королев. К тому же и финансирование лунной программы еще при жизни Сергея Павловича было сильно урезано. А американские астронавты в декабре 1968 года успешно облетели Луну и вернулись на Землю с важной для прилунения информацией.

Тем не менее, 21 февраля 1969 года состоялся первый пробный пуск Н-1. В случае удачи установленный на этой ракете автоматический корабль 7К-Л1С (индекс 11Ф92) должен был облететь Луну, провести ее фотосъемку и доставить пленку на землю. Но на 69-й секунде после старта на первой ступени возник пожар, и ракета упала в 50 километрах от стартовой позиции.

компьютерная модель корабля 7К-Л1
компьютерная модель корабля 7К-Л1

Второе испытание Н-1, состоявшееся 3 июля 1969 года, тоже было неудачным. Сразу после взлета произошел взрыв двигателя блока А и ракета рухнула на стартовый стол, повредив весь пусковой комплекс. А в это время руководство НАСА назначило старт к Луне пилотируемого «Аполлона-11» на 16 июля 1969 года. Лунная гонка нашей страной была фактически проиграна. Тем не менее, 13 июля была запущена советская автоматическая станция «Луна-15» - «Лунный робот», в задачу которого входило бурение грунта и отправка его на Землю, чтобы опередить тем самым американцев в доставке лунного грунта. Но и это не удалось. После вывода станции на орбиту, у нее отказало управление, и она пять суток летала вокруг Луны, а потом все же совершила посадку, но неудачно и потеряла связь с Землей. А у «Аполлона», напротив, все прошло успешно. Он мягко опустился на Луну и астронавт Нейл Армстронг прошел по ее поверхности. Потом к нему присоединился Эдвин Олдрин, после чего они вместе с третьим астронавтом Майклом Коллинзом вернулись на Землю. Это был триумф Америки.

Но все же упущенное первенство в лунной гонке не остановило разработчиков Н-1. Даже после нескольких успешных посадок на Луне космических кораблей «Аполлон», 27 июня 1971 года состоялся третий пуск нашей сверхтяжелой ракеты. Но и он был аварийным. На 49-й секунде полета разрушился блок Б, ракета упала в 20 километрах от старта и взорвалась. Причиной стали перегрузки при запланированном маневре отвода ракеты от стартового комплекса.

Четвертый старт 23 ноября 1972 года тоже не принес успеха. Из-за сбоя в работе двигателей возник пожар и на 107 секунде полета на высоте 50 км ракета взорвалась. Пятый старт был намечен на август 1974 года, но он был отменен, и вся отечественная лунная программа была закрыта. Две готовые к пуску ракеты Н-1 было приказано уничтожить, как и всю подготовленную к пускам технику. Лишь Н.Д.Кузнецов на свой страх и риск приказал законсервировать и сохранить 150 готовых лунных двигателей. Через 25 лет часть из них продали Америке для пуска ракет «Атлас-2АР». Надо ли говорить, с каким тяжелым сердцем уничтожали свою лунную технику самарские разработчики Н-1. И как переживала неудачную лунную программу вся наша страна.

«Энергия – Буран»

18 Комплекс ''Энергия-Буран''

Еще одним разочарованием для строителей космической техники стала не реализованная до конца многоразовая космическая система (МКС) «Энергия-Буран». Она была задумана как ответ быстро развивающейся в США программе производства многоразовых «космических челноков» «Спейс Шаттл». Они были способны доставлять на орбиту до 30 тонн полезного груза, могли выводить из строя чужие спутники и запускать свои. Могли возвращать на Землю астронавтов с орбиты, а также забирать сломавшиеся дорогостоящие космические аппараты. Экипажи «челноков» имели возможность проводить в космосе различные научные исследования. Но самое главное, «Спейс Шаттл» был способен нести ядерный заряд и в любой момент, снизившись до прицельной высоты, сбросить его в нужном месте, а потом вернуться на свою орбиту. Вот это руководство нашей страны беспокоило больше всего.

В феврале 1976 года правительство СССР приняло постановление «О создании многоразовой космической системы и перспективных космических комплексов». Заказчиком МКС было Министерство обороны, а исполнителем – наше родное Министерство общего машиностроения. Разработка и создание системы «Энергия-Буран» были поручены НПО «Энергия», нынешней ракетно-космической корпорации «Энергия» имени С.П.Королева. Разработку планера вело НПО «Молния». Всей работой руководил Генеральный конструктор НПО «Энергия» В.П.Глушко.

17 (1)

Разработчикам МКС предстояло создать отечественную многоразовую систему не хуже американской, а в чем-то и лучше ее. Например, планировалось, что наша ракета-носитель будет способна выводить в космос не только орбитальный корабль «Буран», но и другие объекты весом от 14 до 100 тонн, тогда как «Шаттл» был рассчитан на полезный груз не более 30 тонн. А возвращать с орбиты наш «челнок» мог грузы массой до 25 тонн.

В работе по созданию советской МКС приняло участие 1286 предприятий страны, в том числе более 50 академических и научно-исследовательских институтов. Волжский филиал НПО «Энергия» под руководством Б.Г.Пензина разрабатывал конструкторскую документацию на центральный и стартово-стыковочный блоки и их связи с орбитальным кораблем. На подготовку эскизного проекта ушло два года. Самарскому заводу «Прогресс» досталось самое трудное – изготовление центрального блока Ц, стартово-стыковочного блока Я а также сборка носителя «Энергия» и отработка стыковочных процессов с космическими объектами. Завод изготовил уникальный в практике отечественного сварочного производства центральный блок второй ступени длиной 60 метров а диаметром 8 метров. Работа шла по часовому графику, без выходных и праздничных дней.

Для посадки космоплана близ Байконура была создана специально оборудованная взлетно-посадочная полоса и еще два резервных места приземления – в Крыму и в Приморье. Для возможной транспортировки космоплана с запасных аэродромов был специально создан мощный самолет Ан-225 «Мрия».

Многие специалисты и ученые в те годы высказывали опасение, что проект «Энергия-Буран» будет слишком дорогим и польза от него вряд ли окупит затраты. В конце концов, все именно так и получилось.

15 ноября 1988 года состоялся первый и единственный пуск отечественного многоразового космического корабля. При помощи ракеты-носителя «Энергия» космоплан «Буран» был выведен на орбиту без экипажа, в автоматическом режиме. Сделав два витка вокруг Земли, через 205 минут он в автоматическом режиме совершил мягкую посадку на Байконуре, чем засвидетельствовал полную завершенность проекта.

15 буран 3

Однако дальнейшего развития этот проект не получил. Отечественному «челноку» не нашлось работы. Единственный летный экземпляр «Бурана» был потерян в 2002 году при обрушении крыши монтажно-испытательного корпуса на Байконуре, где он хранился. В 1990 году все работы по проекту «Энергия-Буран» были приостановлены, а в 1993 году закрыта и сама программа. В общей сложности за 18 лет претворения ее в жизнь было потрачено более 16 миллиардов очень весомых в то время рублей.

И все же деньги, израсходованные на два не оправдавших надежды проекта, были потрачены не зря. В процессе создания ракет-носителей «Н-1» и «Энергия» были получены новые материалы и эффективные технологии производства сырья и различных полуфабрикатов. Так впервые в стране был получен и успешно применен алюминиевый термоупрочняемый сплав 1201, не теряющий своих свойств при температуре жидкого водорода. Были разработаны нержавеющие стали, работоспособные при температурах от -253 до +450 градусов по Цельсию. Получен новый теплизоляционный пенополиуретан «Рипор» для покрытия баков с жидким водородом. Разработан высокопрочный титановый сплав ВТ5-1КТ, механическая прочность и другие характеристики которого в условиях низких температур значительно повышались. Отработаны и впервые применены многие другие конструкторские разработки – в общей сложности свыше шестисот технических новшеств. А кроме того накоплен бесценный опыт по созданию сверхтяжелых ракет.

А были еще и «крылатки»

Ракета-носитель H1 на стартовой позиции
Ракета-носитель H1 на стартовой позиции

Не удавшийся проект «Н-1» был весьма затратным не только для экономики страны, но и для многих предприятий, участвующих в нем. Ставшие вдруг ненужными прежние мощности тяжким грузом легли на баланс доходов расходов и нашего завода. Руководство предприятия искало пути сохранения коллектива и загрузки оборудования, но подходящего варианта долго не могло найти.

Не от хорошей жизни директор завода А.Я.Леньков поехал в подмосковный город Реутово, куда его пригласил Генеральный конструктор ОКБ-52 В.Н.Челомей. Его КБ в то время проектировало новую ракету «Протон» для возможного полета на Луну. Но у него были свои проблемы. Несколько раньше ОКБ-52 разработало первую в мире морскую сверхзвуковую крылатую ракету 4К80, но ее никак не удавалось запустить в серийное производство. От нее отказались сначала в Саратове, а потом изделие надолго «застряло» в Оренбурге. Время шло, и перспективную разработку вполне могли закрыть как морально устаревшую.

Эта крылатая ракета морского базирования предназначалась для поражения важных береговых целей, а также крупных морских судов – авианосцев, крейсеров, линкоров. По проекту ею должны были оснащаться советские крейсера-ракетоносцы, авианесущие корабли и даже подводные лодки для стрельбы в надводном положении. Вот такое изделие под названием «Базальт» Генеральный конструктор В.Н.Челомей лично попросил А.Я.Ленькова взять в серийное производство.

В Саратов и Оренбург были направлены группы технических специалистов и руководителей цехов с заданием ознакомиться с техдокументацией и оборудованием, нужным для производства «крылатки». Необходимо было также изучить имеющиеся наработки и все проблемные места производства. Несостоявшиеся производители без утайки рассказали о своих трудностях и выразили готовность передать куйбышевцам весь свой опыт освоения этой ракеты.

Вернувшись домой, специалисты на совещании у директора единогласно высказались за возможность освоения изделия 4К80 на нашем заводе. После этого необходимые документы были направлены в МОМ и Совет Министров СССР на утверждение. Так на нашем заводе началось производство крылатой ракеты морского базирования.

Само название «крылатая ракета» в мире появилось сравнительно недавно. Так назывались снаряды, полет которых определялся аэродинамической подъемной силой крыльев. Раньше их так и называли: «самолеты-снаряды». Современные «крылатки» могли летать на небольшой высоте, огибая рельеф местности, что затрудняло обнаружение их радарами, и имели высокую точность поражения. Но были у них и свои недостатки: сравнительно небольшая скорость и высокая стоимость.

В отличие от других, изделие «Базальт», к производству которого приступал завод, было первой в мире противокорабельной крылатой ракетой со сверхзвуковой скоростью и имело весьма совершенную электронную «начинку».

В марте 1973 года отделы № 21 и № 41 подготовили конструкторскую документацию на новое изделие. На заводе появилось представительство генерального разработчика во главе с А.М.Аржановым и представительство заказчика от ВМФ во главе с В.Марковым. За пуском ракеты в серию внимательно следили сам В.Н.Челомей и его заместитель А.И.Эйдис.

Производство всех герметичных отсеков размещалось в цехе № 6. Обработку складывающихся крыльев вел цех № 43. Рулевые агрегаты управления крыльями поставлял цех № 12. Сборка изделия велась на бывшем участке изготовления блоков ракеты Н-1, а испытаниями и упаковкой готового изделия занимался цех № 17. Но для новой ракеты уже строился специальный корпус, который вошел в строй в 1978 году и принял все участки производства «крылатки».

В 1974 году завод изготовил первые изделия 4К80. Они в сопровождении бригады сборщиков и технических руководителей были отправлены на огневые испытания в Реутово. После штатного запуска двигателя ракеты все ее системы отработали программу полета в заданном режиме без замечаний. «Базальт» отправили на морские испытания.

Стрельбы проводились с боевых кораблей в присутствии заводских специалистов, бригады сборщиков и представителя Главного конструктора А.М.Аржанова. Этот экзамен также прошел успешно, и в 1975 году крылатая ракета нашего завода была принята на вооружение.

Американцы не зря называли систему «Базальт» убийцей авианосцев. «Крылатки» на флоте использовались, как правило, для залпового огня. За агрессивный и очень дружный характер моряки в шутку называли эти ракеты «волчьей стаей». Максимальная дальность стрельбы системы «Базальт» была 550 км. Скорость ракет на высоте 2,5 Мах, а у поверхности 2 Мах. Вооружение – фугасно-кумулятивный заряд 500 (1000) кг или ядерный 350 кт, говорится во Всемирной интернет-энциклопедии (Википедии).

Вот такие «крылатки» стал выпускать наш завод по 6 штук в месяц. Они стояли на боевых кораблях Северного и Тихоокеанского флота до конца 90-х годов прошлого века. После окончания их гарантийного срока хранения были проведены пробные пуски. Они подтвердили, что «Базальты» не утратили своей боеспособности и точности. Это позволило продлить срок их эксплуатации сначала на 5 лет, а потом еще настолько же.

В 1975 году завод перешел на выпуск более совершенной ракеты морского базирования «Гранит». Такие крылатые ракеты выпускались на нашем заводе до 1982 года. Их производство было передано другим производителям в связи с освоением РН «Энергия». Но крылатые ракеты нашего завода внесли огромный вклад в укрепление обороноспособности вооруженных сил страны!

«Вселенские врата»

Вероятно, никто больше самарских ракетостроителей не работал на космодроме «Байконур». За полвека с него стартовало более 1800 самарских ракет самого разного назначения. Наш завод строил здесь первую «лунную» ракету «Н-1», вел работы по проекту «Энергия-«Буран», запускал европейские и американские спутники. Но первыми обживали космодром москвичи.

Когда стало ясно, что возможности стартовой площадки в Капустином Яре Астраханской области исчерпаны и требуется полигон более крупный и отдаленный от обжитых мест, ОКБ-1 С.П.Королева начало поиск такой точки. По техническим условиям требовался обширный малонаселенный район страны, земли которого практически не использовались бы для сельскохозяйственного производства, а трасса полетов ракет не должна была проходить над крупными населенными пунктами. Близ нового старта был необходим надежный источник питьевой и технологической воды. К нему должна подходить железнодорожная магистраль для доставки многочисленных грузов и самих ракет. При всем этом расстояние от стартовой площадки до полигона Кура на Камчатке, который использовался в качестве цели для наведения ракет, должно было быть не менее 7000 км.

Из четырех предложенных специалистами вариантов такой местности выбор пал на Кзыл-Ординскую область Казахстана в районе поселка Тюра-Там – небольшого разъезда железной дороги Москва-Ташкент. Поселок этот появился во время строительства железнодорожной магистрали в начале 20 века. Его название в переводе с казахского означает «Дом Тура» - знатного рода, некогда проживавшего в этих местах. Но от него здесь сохранился лишь мазар – могильник на берегу Сыр-Дарьи.

В январе 1955 года недалеко от этого разъезда военные строители начали возводить жилой поселок для работников космодрома. А в 50 километрах он него была заложена первая стартовая площадка и подведена бетонная дорога к ней. Новому космодрому дали ложное имя «Байконур». Настоящий поселок с таким названием находился в Карагандинской области. В нем для дезинформации потенциальных врагов даже был построен камуфляжный космодром с различными деревянными сооружениями. Но с полетом Юрия Гагарина название «Байконур» пришлось обнародовать в печати, и оно очень быстро прижилось.

Космодром Байконур
Космодром Байконур

5 мая 1957 года государственная комиссия приняла первый стартовый комплекс – площадку № 2. Уже на другой день, 6 мая на ней установили для испытания первую изготовленную в Подлипках ракету Р-7. К этому времени здесь работало около 4000 военных строителей. Они возвели на новом полигоне все самое необходимое: стартовый комплекс, надежный пятикомнатный бункер с различной аппаратурой и перископами для пусковой команды и государственной комиссии. Построили просторный монтажно-испытательный корпус (МИК), в который мог свободно въехать тепловоз с ракетами в вагонах, а также современный по меркам того времени вычислительный центр, источники электроснабжения, кислородный завод, водонасосную станцию, водопровод. В мае 1959 года на «Байконуре» был построен еще один – более удобный и практичный старт.

Эти первые пусковые комплексы, в отличие от нынешних, были простыми. Они не имели подъемных устройств для доставки к головке ракеты рабочего персонала или космонавтов. Гагарина, например, поднимали на корабль с помощью передвижного агрегата. Не было на них монтажных площадок, средств пожарозащиты, газового контроля и многого другого. Но именно они обеспечили успешный вывод на цель первых МБР, запуск первых спутников Земли, а также автоматических межпланетных станций к Луне, Марсу, Венере, отправку орбитального солнечного телескопа и других космических аппаратов. Для набирающей практический опыт отечественной космологии – науки о Вселенной - космодром «Байконур» был настоящими «Вселенскими вратами».

Как известно, разработанная ОКБ-1 С.П.Королева «семерка» ушла в «штатный» полет не с первого раза. Сначала было три неудачных пуска. Но потом начались поистине триумфальные дни. Точные выстрелы по целям на Камчатском полигоне. Запуск первого в мире искусственного спутника Земли. Полет еще одного аппарата с собакой Лайкой. И вершина успеха отечественной космонавтики – запуск на околоземную орбиту Юрия Гагарина.

А потом были малоизвестные, но чрезвычайно эффективные запуски фоторазведчиков, аппаратов научного назначения, многочисленные эксперименты в условиях космоса, а также новые пилотируемые полеты. Почти каждый старт ракет с «Байконура» обогащал отечественную космонавтику новыми знаниями, новым опытом. Но были и тяжелые для космодрома дни. Самым трагичным из них был день 24 октября 1960 года, когда при испытаниях МБР Р-16 произошел пожар, в котором погибло 76 человек, в том числе Главнокомандующий РВСН Главный маршал артиллерии М.И.Неделин. Еще один пожар 24 октября 1963 года, унес жизни семи военных.

За 50 лет ракетно-космической эры с «Байконура» было запущено свыше 1500 космических аппаратов различного назначения и более 100 МБР. Испытано 38 основных типов ракет, более 80 космических аппаратов и их модификаций. При этом большая часть ракет-носителей и КА была изготовлена в Самаре.

Самарские (тогда куйбышевские) ракетостроители впервые прибыли на «Байконур» 31 декабря 1958 года. Они приехали сюда вместе с поездом, в котором отправлялась на испытания первая, собранная на нашем заводе ракета. Через три дня она была безнадежно испорчена во время случайного столкновения мотовоза с вагонами, в которых находились блоки «семерки». Куйбышевской бригаде пришлось задержаться до прибытия второй заводской ракеты. Ее успешно запустили 17 февраля 1959 года. С той поры началось активное освоение космодрома куйбышевскими ракетчиками.

Первоначально они размещались в бараках, построенных военными. Об этом времени первый заместитель генерального конструктора ЦСКБ Александр Михайлович Солдатенков вспоминал так. «На Байконуре мы жили в бараках. Наша первая комната вмещала 14 человек, и по тем меркам считалась едва ли не «люксом». Но никто на спартанские условия особого внимания не обращал. Все, от «генерального» и до рядового сотрудника, буквально горели общим делом».

Это было время запусков наблюдателей за земной поверхностью. Они непрерывно совершенствовались и требовали немедленной отправки на орбиту. С каждым новым изделием на «Байконур» выезжала команда конструкторов и сборщиков. Им выделялся заводской самолет, а сам аппарат доставлялся на космодром вместе с ракетой-носителем по железной дороге в вагонах, которые невозможно было отличить от обычных почтовых.

Пуск каждой новой ракеты был делом огромной важности, потому что новые изделия служили укреплению обороноспособности страны и развитию отечественной науки. Да они и сами по себе были очень дорогими, так как концентрировали в себе труд многих тысяч людей, несли дорогостоящую высокоточную аппаратуру и отрабатывали на практике новые конструкторские идеи. Поэтому запуск каждой ракеты тщательно готовился.

Блоки ракет, находящиеся в вагонах, поступали в монтажно-испытательный комплекс космодрома. Там в присутствии работников ЦСКБ и завода «Прогресс» их принимали военные расчеты, которым предстояло подготовить изделие к пуску.

Первым приступал к работе механо-сборочный расчет. Он собирал ракету по инструкциям разработчика, в данном случае ЦСКБ. Затем включался в работу расчет по испытанию двигателей и пневмо-гидросистем. А завершал подготовку расчет по испытаниям систем управления при участии всех других подразделений.
Все проведенные работы фиксировались в бортовом журнале испытаний изделия, и за выполнение каждой операции расписывался ее исполнитель. А в конце ставил свою подпись начальник всех расчетов, а также контролер управления полигона, представитель завода (ЦСКБ, двигательного или других ОКБ) и военпред завода-изготовителя. Только после этого журнал закрывался, и ракета, а также ее головная часть получали разрешение к отправке на стартовую позицию.

Там ее принимали другие военные расчеты: по установке ракеты, ее прицеливанию, по заправке баков и баллонов, по пожаротушению и др. У них был свой бортовой журнал, в котором расписывались все исполнители операций, а в конце ставили свои подписи опять же командир расчетов, контролер управления, представитель завода и военпред.

После предстартовых испытаний начиналась подготовка к пуску, производилась заправка баков топливом. Начальник управления полигона по научно-экспериментальным работам, а по-другому «стреляющий» и технический руководитель ЦСКБ занимали свои места в бункере и готовились к пуску.

Дальнейшее многим хорошо знакомо по фильмам о космонавтах и телерепортажам о запусках ракет. Раздавалась команда «стреляющего»:

- «Ключ на старт». По ней еще раз автоматически проверяется готовность всех систем РН и стартового комплекса.
- «Протяжка 1». Это включается регистрация работы всех наземных систем запуска ракеты-носителя.
- «Продувка». Это команда на продувку азотом всех камер сгорания двигателей ракеты.
- «Протяжка 2». Команда на запуск всей бортовой системы измерения параметров полета.

Еще через три технических команды следует команда «Пуск», по которой ракета отключается от земных источников питания и переходит на бортовые. А кабель-мачта отходит от изделия. Потом идут команды «Зажигание», «Подъем» - в общей сложности 13 стандартных приказов «стреляющего». Ракета уходит в небо. После этого начинаются доклады телеметристов по громкой связи: «Есть контакт подъема», «Есть запуск двигателя третьей ступени», «Есть отделение космического аппарата». И, наконец, последнее: «Космический аппарат выведен на орбиту искусственного спутника Земли». Это завершение всего процесса пуска. Все облегченно вздыхают, поздравляют друг друга. Заводская команда может готовиться к отъезду. И только разработчики аппарата все еще с трепетом ждут первых результатов его работы.

КА Зенит-2
КА Зенит-2

Первый запуск КА «Зенит-2» состоялся в апреле 1962 года. За сравнительно короткий срок было создано 8 типов таких аппаратов. А потом пошли «Янтари», «Ресурсы», «Бионы», «Фотоны». За каждым из этих названий – множество пусков самарских ракет и такое же количество выездов заводских команд на «Байконур». Постепенно их кочевая жизнь улучшалась. На космодроме появились новые комфортабельные гостиницы, уютные столовые, буфеты. А с началом работ по проекту «Н-1» космодром для многих заводчан вообще стал вторым домом.

В 1962 году здесь развернулись масштабные работы по строительству нового монтажно-испытательного комплекса (МИК) для «лунной ракеты». Первые три его пролета были приняты в сентябре 1966 года, а уже в октябре здесь начались сборочные и сварочные работы по изделию «Н-1». Устанавливались стенды для монтажно-испытательных работ. Велась подготовка оборудования для окончательной сборки изделия в последних – 4-ом и 5-ом пролетах. Вот как рассказывает об этом бывший директор Байконурского филиала завода Григорий Яковлевич Сонис. Он с 1967 года работал на космодроме в разных должностях. Был заместителем начальника цеха общей сборки, главным технологом филиала. В 1990 году его назначили руководителем этого сложного хозяйства.

14 на ТК1
«Ракета Н-1 потребовала организации на Байконуре целого завода со своим цехом сварки баков, кабельным цехом, цехами производства трубопроводов и теплоизоляции, инструментальным хозяйством и рядом подсобных производств. Нужны были работники самых разных профессий. Одному только цеху сборки ракеты требовалось около тысячи человек. Контрольно-испытательной станции еще человек 300. Да к тому же к нам прибыло на стажировку около 200 молодых специалистов – выпускников вузов, будущих работников завода. А в общей сложности на наших площадках работало тогда примерно 1700 заводчан.

Всем надо было предоставить хорошо оборудованные рабочие места, накормить, обеспечить жильем. Многие работники завода приезжали со своими семьями. Им нужны были благоустроенные квартиры, а потом еще детские сады, школы. Для одиноких была построена гостиница на 1000 мест – это три больших корпуса. Для семейных в Ленинске выхлопотали около 400 квартир. Этот «спальный район» был соединен с местом работы пассажирским поездом, который отправлялся к пусковым площадкам в 8 утра, а обратно в город увозил людей в 16.30. Кроме него связь с Ленинском поддерживали 10-12 автобусов, которые были нужны для срочных поездок, а также для доставки людей, задержавшихся на работе до позднего времени. Все пассажироперевозки были бесплатными, как и проживание в заводских квартирах и гостиницах. Эти расходы брал на себя завод.

В этот период на 112 площадке был построен огромный высотный монтажно-испытательный комплекс (МИК). В нем разместились производственные цеха, различные службы, а также столовая на 300 мест. Специально для «Н-1» строились два новых старта. А на 113 площадке возводился жилой городок.

Но, как известно, лунная гонка закончилась не в нашу пользу. Когда американцы высадились на Луну, а запуски наших лунников терпели неудачу за неудачей, работа на Байконуре стала свертываться, а в мае 1974 года программа «Н-1» была совсем закрыта. Заводчане стали уезжать домой.

Второе рождение Байконурский филиал нашего завода получил с началом работ по проекту «Энергия - «Буран» в 1976 году. Это был наш ответ на программу создания в США челноков «Спейс Шаттл», которые могли стать грозным оружием, направленным против СССР. Многоразовая космическая система «Энергия-«Буран» создавалась ускоренными темпами. Денег на нее не жалели.

Сборка ракеты-носителя «Энергия» проводилась в монтажно-испытательном комплексе силами нашего завода. Для этого из Куйбышева прибыл огромный отряд заводчан. Как и прежде, многие приезжали семьями. Для них на 10-й площадке Ленинска строили новые жилые дома, детские сады, магазины.

Снабжение в ту пору было прекрасное. Со мной не раз разговаривал заместитель Министра общего машиностроения Коновалов и спрашивал, что нужно для работы на Байконуре – какие станки, материалы, горючее, продукты, товары? Любая просьба немедленно удовлетворялась.

У военных был свой магазин с хорошим выбором различных товаров. Такой же построили и для нас. Здесь можно было купить все то, что заводчане не могли приобрести дома в Куйбышеве – холодильники, цветные телевизоры, ковры и прочее. Для отдыха на берегу Сыр-Дарьи построили турбазу «Жигули» с купальней, летними домиками, банями. А близ гостиницы открыли вечерний кинотеатр под открытым небом, построили танцплощадку для молодежи. Это было время бурного развития завода и всей космической отрасли, время больших надежд.

Первый пуск РН «Энергия» состоялся 15 мая 1987 года. Он был успешным и позволял приступить к испытанию всей системы «Энергия-«Буран». 15 ноября 1988 года космический корабль «Буран» отправили в первый и единственный полет. Запуск и приземление прошли без сучка и задоринки, но на этом все и кончилось. Советскому «челноку» не нашлось работы. В 2002 году единственный летный экземпляр «Бурана» погиб при обрушении некачественно возведенной крыши МИК, что доставило лично мне как руководителю филиала много неприятностей. Но самое печальное – остановилось дальнейшее техническое развитие филиала.

От почти двухтысячного коллектива к 1994 году осталось всего человек 300. В 1995 году все технические позиции и стартовые комплексы военные передали Байконурскому филиалу. С этого времени сборка и запуск изделий проводились силами завода. Космодром перешел под управление федерального космического агентства и казахской администрации города Байконур – бывшего Ленинска. С Казахстаном был заключен договор об аренде космодрома до 2050 года. Но после каждого неудачного запуска, пусть не наших, а других российских ракет возникали трения с казахскими руководителями и длительные задержки очередных пусков.

В 2011 году основными российскими пользователями Байконура остались РКК «Энергия», «ЦСКБ-Прогресс», ГКНПЦ имени М.В.Хруничева («Протон») и филиал ФГУП ЦЭНКИ – «Космический центр «Южный».
Техническое развитие филиала стало улучшаться лишь в 1996 году, когда было создано совместное российско-французское акционерное общество «Старсем» и мы стали запускать зарубежные спутники на коммерческой основе. Только в 1999 году шестью ракетами «Союз-У» с блоком выведения «Икар», было запущено 24 американских спутника «Глобалстар».

Для подготовки к запуску зарубежных аппаратов были построены новые технические комплексы, включающие в себя «чистые камеры». Это помещения с особым режимом работы – постоянной температурой, влажностью, с воздушными фильтрами и практически полным отсутствием пыли. У Байконурского филиала, наконец, появились деньги на оплату технических работников и другие насущные нужды. Но наша работа по-прежнему зависела от настроения местных властей, и это приходилось учитывать перед каждым запуском, принимая дополнительные меры безопасности».

К рассказу Григория Яковлевича можно добавить, что к счастью космодром «Байконур» - не единственная стартовая площадка отечественных ракет. Кроме него есть космодром «Плесецк» близ города Мирный Архангельской области. Он в отличие от Байконура обеспечивает возможность запусков в любое время и не требует согласования с различными инстанциями.

Космодром "Плесецк". Старт РН "Союз"
Космодром "Плесецк". Старт РН "Союз"

Космодром «Плесецк» был построен в 1960 году как база ракетных войск стратегического назначения для боевого дежурства МБР с ядерными боеголовками. Но хорошо развитая инфраструктура вскоре позволила трансформировать его в ракетный полигон. Отсюда стали запускаться новые и модернизированные ракеты и спутники. С 1966 года по настоящее время отсюда стартовало около тысячи ракет-носителей нашего завода, а с учетом других производителей – более полутора тысяч ракет различного класса. Это примерно четверть всех запусков в мире. Космодром Плесецк считается одним из крупнейших на нашей планете.

А на подходе еще одна космическая гавань – космодром «Восточный» Он начнет работу в 2015 году и рассчитан на запуск ракет легкого и среднего класса, таких как «Союз-2». Новый космодром строится усиленными темпами. Он снизит пусковую нагрузку на «Байконур» и все политические риски, связанные с его использованием. К «Восточному» уже подведена 30-километровая железнодорожная ветка. А персонал космодрома будет жить в городе Углегорск, который сейчас быстро застраивается новым комфортабельным жильем.

25

Не будем забывать и про космодром Куру во Французской Гвиане. Здесь уже работают наши носители «Союз-СТ» и приносят стране и заводу ощутимый доход. Так что скоро у нашего ракетно-космического центра будет четыре стартовых площадки, что совсем неплохо, если учесть, что во всем мире их сейчас 15, считая китайский, индийский, японский, израильский космодромы. Ну, а «Байконур» как испытательная площадка новых космических кораблей и спутников также еще послужит стране.

Вот такой «ширпотреб»!

DUX_Katalog_1901

История завода «Прогресс», бывшего московского авиазавода № 1, а еще раньше - фабрики «Дукс» начиналась с выпуска обычной гражданской продукции - того, что мы сейчас называем товарами народного потребления или ширпотребом. Товары эти были очень востребованы, потому что позволяли быстро передвигаться по российским дорогам. На велосипедах, мотоциклах, аэросанях и самолетах «Дукс» в свое время было установлено немало всероссийских и мировых рекордов скорости. Но с переходом на выпуск боевых аэропланов заводу пришлось отказаться от «гражданки», которая мешала выполнению оборонных заказов.

20-3

Про ширпотреб вспомнили лишь после Великой Отечественной войны, когда не из чего стало есть-пить, а бурный рост рождаемости потребовал массового производства товаров для детей и дома. Уже в первые послевоенные годы завод выпускал параллельно с новейшими истребителями газовые плиты, кастрюли, мягкую мебель, детские коляски и игрушки. А первые мотолодки «Прогресс» вызвали настоящий покупательский ажиотаж. Да они, давно снятые с производства, и сейчас еще пользуются большим спросом у рыбаков.

Но со временем заводу стали поручать выпуск товаров, которые назвать ширпотребом язык не повернется. Например, станки «Алмаз-6» и «Алмаз-12» для резки полупроводниковых материалов. Или линии по производству высших сортов карамели «Прогресс-1000» или ленточные пилорамы «Мастер-2000» или даже хрусталик глаза ИХГ-03.

Первую линию по производству карамели отправили в Литву, в город Шауляй, а потом еще в 23 адреса по всему Союзу. Наша первая карамельная линия помогла Шауляйской фабрике «Рута» выйти в передовики и сегодня она дает около 40% всей кондитерской продукции Литвы, продает свои конфеты в страны Прибалтики, Европы, в том числе и в Россию.

Но карамелью дело не ограничилось. По просьбе пищевой промышленности завод освоил выпуск для мини-пекарен тестоделительных, тестоокруглительных, хлеборезательных машин, а также механизмов для формирования всеми любимых рогаликов.

В девяностых годах ХХ века отечественная медицина стала испытывать острый недостаток одноразовых шприцев, так как привычные многоразовые перестали отвечать требованиям безопасности. При недостаточной термообработке они могли занести инфекцию. Решено было организовать в стране массовый выпуск стерильных шприцев одноразового применения. Выбор предприятия для такого производства пал на наш завод, где рабочие ходили в чистейшей спецодежде и белых халатах. Импортное оборудование германского, итальянского, бельгийского производства позволяло в автоматическом режиме выпускать до 300 миллионов штук сравнительно недорогой и очень нужной продукции. Первая партия таких шприцев была выпущена на самарском заводе «Прогресс» в октябре 1991 года. Со временем в стране была полностью решена эта важная медицинская проблема. В 2013 году центр «ЦСКБ-Прогресс» выпустил 258 миллионов шприцев и 91 тысячу упаковок пленочных лекарственных препаратов.

Мотолодка «Аквалайн-170»
Мотолодка «Аквалайн-170»

В 2000 году на заводе началось производство комфортабельных мотолодок «Аквалайн». От катеров «Прогресс» они отличались более легким и скоростным пластиковым корпусом, вместительной каютой. Хорошо «держали» волну высотой до 1,5 метра и брали на борт до 7 пассажиров. Другая разновидность нового катера – «Аквалайн-171» была предназначена не только для длительных путешествий по реке или по морю, но и хорошо подходила для рыбалки и охоты. «Аквалайн-211» - еще одна модификация наших катеров, которая в 2008 году заинтересовала даже военных моряков, и сейчас уже 10 таких катеров используются как командирские на судах Военно-Морского Флота России.
samolet-1

Не так давно наш завод вспомнил о своем славном авиационном прошлом - о производстве надежных, комфортабельных самолетов. На этот раз выбор пал на двухмоторный турбовинтовой самолет «Рысачок». Сейчас он проходит сертификационные испытания, и скоро может оказаться на заводском конвейере. Побывавший на нашем заводе в 2014 году президент России Владимир Путин посидел в кресле пилота этого самолета и оценил удобство управления им.

samolet-5
samolet-10

«Рысачок» – это своеобразное воздушное такси. Рассчитан он на перевозку 10 пассажиров, но уже есть разработки на 16 человек. Вместо людей он может взять на борт 1500 кг груза и лететь на дальность до 2000 км. При этом не очень придирчив к условиям взлета. Для разбега ему достаточно полосы длиной 370 метров. При всем этом он элегантен и красив. «Рысачок» вполне подходит для лётной подготовки будущих пилотов. Но он годится и для перевозки вахтовиков, и для службы санитарной авиации, и для полярников. Вот такой у нас теперь «ширпотреб»!

Последний барак

Рост выпуска очень важной для страны оборонной продукции на нашем заводе требовал постоянного кадрового пополнения. В иные годы численный состав рабочих и служащих на "Прогрессе" достигал 30 и более тысяч человек. Этому огромному коллективу необходимо было дать хорошо оборудованные рабочие места, достойную зарплату, вовремя накормить, помочь добраться до работы и уехать домой. Но самое главное - обеспечить нормальную жизнь и вне завода - дать благоустроенное жилье, хорошее медицинское обслуживание, обеспечить семьи заводчан детскими садами, школами, спортивными сооружениями и многим другим, что принято называть социальной инфраструктурой предприятия.

Многое из того, что на Безымянке считалось в первые послевоенные годы большим благом, в восьмидесятые стало мозолить глаза. Особенно убого выглядели обветшавшие бараки военного времени, которые стояли даже на главных улицах соцгорода. Но постепенно заводские строители стали осваивать жилье улучшенного качества. С действенной помощью руководства завода и его директора В.Я.Литвинова они первыми в городе перешли на крупнопанельное строительство. Символично, что вместе с полетом в космос Гагарина весной 1961 года были сданы в эксплуатацию и новые многоэтажные дома улучшенной конструкции в районе клинической больницы. Потом они стали строиться и на месте бывших барачных массивов. Всего за четыре года был построен большой Восточный поселок с улицей Литвинова.

В 1973 году был, наконец, снесен последний заводской барак – наследие послевоенных лет. Правда, он был далеко не последним в городе. Даже в 2014 году строители нового моста через реку Самару долго не могли оформить землю под стройкой, потому что там стояли 5 ветхих бесхозных бараков с жильцами. Но наших бараков уже давно нигде нет. В 1976 году заводские строители сдали еще шесть жилых домов и детский комбинат на 140 мест. Тогда же был решен вопрос о выделении дополнительного транспорта для работающих во вторую смену.

ДК_им.Литвинова

В 1975 году у завода появился свой музей боевой и трудовой славы. В нем и сейчас хранится Переходящее Знамя Государственного Комитета Обороны, много раз вручавшееся заводу во время войны и оставленное ему на вечное хранение. Инициатором создания музея и собирателем первых его экспонатов был ветеран, активный исследователь истории нашего предприятия Михаил Павлович Лапик.

В 1980 году завод получил еще 17 тысяч квадратных метров жилой площади. Можно было бы долго перечислять все то, что было построено за годы производства ракет – жилые дома, детские сады, магазины, столовые, поликлиники и прочее. Общая цифра жилого фонда завода, не так давно переданного в муниципальную собственность, ныне составляла бы около миллиона квадратных метров. Специалисты подсчитали, что это равно жилой площади целого города, такого как Чапаевск. А ведь завод строил еще и в трех подшефных районах – Богатовском, Большеглушицком, Исаклинском. Там было возведено более 30 животноводческих помещений, около сотни коттеджей, детсады, ясли, магазины и многое другое.

12 апреля 2014 года состоялось торжественное вручение ключей от квартир в новом современном общежитии 107 семьям работников РКЦ «Прогресс». Многие ждали этого дня с 2005 года, когда было объявлено о реализации проекта по обеспечению жильем молодых сотрудников нашего предприятия. Проект затянулся из-за долгой процедуры оформления документов, задержек строительства и отделки помещений. И финансировался он только за счет собственных средств предприятия, а с деньгами не всегда бывает легко. Но в 2014 году планируется открыть второй корпус общежития. А в ближайших планах еще и третий на улице Советской. Рассматривается также возможность восстановления программы внутренней ипотеки, которая позволит нашим сотрудникам приобретать жилье в домах предприятия с рассрочкой до 10 лет по фиксированной стоимости.

Особо следует сказать о создании нормальных условий быта и отдыха заводчан. За последние два года комбинат питания пополнился двумя столовыми, а еще две капитально отремонтированы. Теперь на сам обед у работников уходит не более 25 минут и остается еще время на отдых. Улучшилось обслуживание в заводских оздоровительных учрежденях. Они стали вполне доступными для каждого работающего. В 2013 году смогли отдохнуть и поправить свое здоровье все желающие работники РКЦ. При этом 613 человек, работающих на участках с вредными условия труда, прошли курс профилактики в лечебно-оздоровительном центре «Космос» за счет средств социального страхования. А центр медицинской профилактики на территории завода провел за год более 277 000 приемов.

За счет средств РКЦ была выдана 381 путевка на санаторно-курортное лечение, более 1730 человек пролечились в ЛОЦ «Космос», а 1670 человек побывали в ЗАО «Курорт Макопсе». В новогодний и рождественский семейные заезды центр «Космос» принял 4338 человек. Всего в 2013 году отдохнули и поправили здоровье 9149 человек. На эти цели из прибыли предприятия было израсходовано 100 777 154 рубля.

Большую помощь бывшим труженикам завода оказывает Дом ветеранов. Это не только место встречи пенсионеров предприятия. Здесь проводятся заводские праздники, чествования трудовых династий, юбилеи, «золотые свадьбы» и прочее. Администрация и профком предприятия через отдел социальной помощи нередко помогает нуждающимся пенсионерам и материально, и путевками в здравницы. Дом ветеранов пользуется большой любовью и почетом у наших стариков.

Очень популярен у работников завода спортивный отдых. Например, лыжную базу в поселке «Рубежное» за сезон посещает более 6000 любителей активного зимнего отдыха. А турбазу ЦСКБ «Здоровяк» очень любили не только работники предприятия, но и первые советские космонавты. Все они, начиная с Гагарина, хоть раз да побывали на ней. А космонавт № 2 Герман Титов приезжал сюда много раз. К московским гостям часто присоединялись первые руководители завода, работники обкома КПСС и облисполкома. Все вместе играли в волейбол, купались, катались на катерах по Волге, варили уху, пели песни у костра. А порой в узком кругу обсуждали и проблемы. Такое общение помогало руководству завода быстрее решать хозяйственные вопросы. Когда под строительство жилья для работников филиала № 3 понадобилась земля в городе, заводу был довольно быстро выделен участок близ больницы Пирогова, застроенный частными домами. Всем частникам, а их там было более ста семей, предоставлены благоустроенные квартиры в городских районах.

Руководство Самары охотно помогало заводу и в решении проблем отраслевых учебных заведений. Так к 1 сентября 1963 было укомплектовано преподавательскими кадрами и открыто дневное отделение Куйбышевского авиационного техникума, который до этого был только вечерним и готовил технологов сварочного производства. Новое дневное отделение приняло 90 выпускников куйбышевских школ на еще одну специальность: «Приборы и системы управления». В учебном цехе завода для подготовки квалифицированных рабочих были созданы новые профмастерские: слесарная, токарная, фрезерная и электромонтажная. Здесь проходила подготовку новая смена будущих ракетостроителей.

Известно, что молодые квалифицированные рабочие кадры – это основа производственного и социального процветания любого завода. Сегодня средний возраст работников РКЦ – 42,4 года, а текучесть кадров за 2013 год составила 4,03 процента. Это хорошие показатели среди предприятий Роскосмоса. За последние два года прошли переподготовку и повысили квалификацию 9,5 тысяч рабочих и более 8 тысяч ИТР. Подросла и заработная плата наших работников. За последние два года она повышалась трижды. Ракетно-космический центр «ЦСКБ-Прогресс» по-прежнему считается очень престижным местом работы у молодежи Самары.

Их имена – в истории ракетно-космического центра

За свои 120 лет завод много раз менял свои названия. Он был фабрикой «Дукс», заводом ГАЗ № 1 имени ОДВФ, имени Авиахима, имени Сталина, имени Устинова. Был предприятием п/я 208, заводом «Прогресс», а в 1996 году, в ходе слияния ЦСКБ и Самарского завода «Прогресс», было создано ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс» – крупный ракетно-космический центр, который последующие 18 лет в полном объёме сохранял традиции заводчан и конструкторов, а новое поколение работников предприятия создавало уникальную современную космическую технику. Теперь у завода новое название: ОАО «РКЦ «Прогресс». Но с самыми разными именами он всегда оставался на стрежне жизни своей страны, выпуская важную оборонную продукцию.

За 120 лет сменилось много поколений тружеников завода. И каждое из них внесло свой весомый вклад в его историю. Невозможно назвать всех тех, кто сыграл заметную роль в развитии предприятия, но нельзя не вспомнить его ведущих руководителей и организаторов производства, а также тех, кто оставил свой след в народной памяти, хотя и не занимал высокие посты.

Братья Меллеры
Братья Меллеры

Старейшим и самым первым в истории завода был его организатор Юлий Александрович Меллер. Человек, не имевший высшего образования, он был умелым промышленником и талантливым организатором производства. Он задал главное направление производства завода - массовый выпуск боевых аэропланов.

Рядом с ним были одаренные конструкторы и инженеры. Среди них – главный инженер, руководитель воздухоплавательного отделения В.В.Барташевич, инженер Н.П.Евграфов, построивший самый первый самолет «Дукс-1».

Первый самолет завода Дукс
Первый самолет завода Дукс

Известный летчик-испытатель того времени С.Уточкин, поднявший в небо эту машину. Вместе со своим коллективом они построили 22 типа самолетов «Дукс». На одном из них впервые в мире выполнил знаменитую "мертвую петлю" летчик П.Н.Нестеров.

Нестеров П.Н.
Нестеров П.Н.

После революции, когда завод получил название ГАЗ № 1, он был передан в коллегиальное заводоуправление. Первым его директором был избран рабочий Ф.А.Синицын. А конструкторским отделом руководил Н.Н.Поликарпов, будущий "Король истребителей", автор четырех моделей ястребков, а также всем известного "кукурузника" "У-2". Но выводил завод из разрухи и бездействия его главный инженер Д.П.Григорович, впоследствии создатель первого заводского серийного истребителя И-5.

Николай Поликарпов
Николай Поликарпов

В первые послереволюционные годы на заводе царила техническая неразбериха и директорская чехарда. С 1920 по 1930 годы сменилось 9 директоров и управляющих завода. Их фамилии известны, но вклад в историю завода не был заметным.

В 1930 году директором завода был назначен Ф.П.Мурашев. При нем и главном инженере Е.П.Шекунове началась основательная модернизация предприятия. Был освоен серийный выпуск многоцелевого самолета Р-5, на котором спасали челюскинцев. Завод успешно выполнил свой первый пятилетний план и 150 его тружеников во главе с директором впервые в истории авиазавода № 1 были награждены правительственными наградами.

В 1934 году директором завода стал А.М.Беленкович. При нем стали строиться самолеты для полярной авиации, а также истребители И-15, которые хорошо проявили себя в небе Испании.

С 1936 по 1938 год заводом руководил А.Ф.Сидора. Он поднимал на крыло широко известную «Чайку» (И-153), отличившуюся в сражениях с японцами при Халхин-Голе.

А после него с 1938 по 1940 год новый директор П.А.Воронин и главный инженер П.В.Дементьев, который в 1940 году стал директором завода, запускали в производство первые быстрокрылые истребители МиГ. Впоследствии Петр Васильевич Дементьев стал дважды Героем Социалистического Труда, Министром авиационной промышленности СССР.

Среди людей завода, игравших важную роль в организации труда, отдыха, спорта, творческого поиска было немало активистов-общественников, руководителей профкома, парткома, комитета комсомола. За 120 лет их сменилось немало, всех назвать невозможно. Но одного не вспомнить никак нельзя – Шахурина Алексея Ивановича. Он был секретарем парткома ВКП(б) завода № 1 с 1937 по 1938 год. А в 1940 году его назначили Наркомом авиапромышленности СССР. Герой Социалистического Труда, генерал-полковник инженерно-технической службы, он помогал эвакуированным с Запада авиапредприятиям налаживать производство в тылу, строил новые заводы для отрасли. И вся наша авиастроительная Безымянка – это плод забот и труда Алексея Ивановича.

Шахурин А.И.
Шахурин А.И.

В феврале 1941 года директором ГАЗ № 1 стал Анатолий Тихонович Третьяков. Герой Социалистического Труда, на плечи которого пала тяжелейшая ноша - эвакуация завода из Москвы в Куйбышев. В недостроенных корпусах Третьякову пришлось вместо хорошо отработанных в производстве истребителей налаживать выпуск новой продукции - штурмовиков Ил-2. Их делали прославленные фронтовые бригады Гладкова, Кузнецова, Городничева, и другие коллективы, выполнявшие нормы на 200-250 процентов, а также передовые цеха, такие как цех Ф.И.Стебихова, будущего первого ректора Куйбышевского авиационного института, где почти каждый рабочий обслуживал по 5-7 станков.

Чтобы дать армии больше самолетов, цеха под руководством Журавлева, Певзнера, Ратнера, Иванова наладили выпуск узлов и деталей для сверхплановых машин. Самолеты испытывались заводскими летчиками в любую погоду, и когда выпуск штурмовиков стал измеряться десятками в день, испытателям приходилось подниматься в небо днем и ночью, даже в тяжелейших метеорологических условиях. В ненастье, как герои, погибли опытнейшие испытатели Сахранов, Чурилин, Иноземцев.

После того, как А.Т.Третьякова в 1944 году отозвали в Москву, директором завода был назначен его главный инженер Виктор Яковлевич Литвинов, оставивший заметный след в истории предприятия. Это он разработал и внедрил поточный метод сборки самолетов, позволивший в сутки выпускать до 30 штурмовиков Ил-2, а после войны - наращивать выпуск истребителей, бомбардировщиков и даже ракет. Свою трудовую деятельность дважды Герой Социалистического труда, дважды Лауреат Государственных премий, кавалер четырех орденов Ленина и ордена Трудового Красного Знамени и многих медалей В.Я.Литвинов завершил на посту заместителя министра общего машиностроения.
Литвинов-и-Ильюшин-на аэродроме-завода

А на заводе № 1 его сменил бывший незаменимый помощник и правая рука Анатолий Тихонович Абрамов, умелый специалист по техническому оснащению предприятия. При нем были освоены новые виды сварки, налажена тесная связь с Киевским институтом сварки имени Патона. При нем начался выпуск уникальных космических аппаратов наблюдения земной поверхности, началась работа над лунным проектом. Его труд отмечен орденом Ленина и двумя орденами Трудового Красного Знамени.

В 1966 году А.Т.Абрамова на посту директора сменил Афанасий Яковлевич Леньков, бывший начальник сборочного цеха № 12, который выпускал последние в истории завода самолеты Ту-16, он принимал самое деятельное участие в переустройстве своего цеха под сборку ракет и сам стал руководителем этого главного ракетного конвейера – цеха № 15. Став директором завода, он поддерживал высокий уровень производства ракет-носителей и более совершенных космических аппаратов наблюдения. Под его руководством шел выпуск сверхмощной ракеты-носителя Н-1, началась работа по проекту «Энергия-Буран». А.Я.Леньков – Лауреат Ленинской премии, награжден орденом Ленина, орденом Октябрьской Революции и орденом «Знак Почета».

В 1980 году новым директором завода был назначен Анатолий Алексеевич Чижов. Он много сделал для технического перевооружения цехов завода. При нем было разработано и внедрено оборудование для комплексного испытания новых изделий, что повышало надежность продукции. Под его руководством был освоен выпуск новых космических комплексов «Янтарь», «Силуэт», «Орлец». А.А.Чижов – Лауреат Государственной премии СССР, Герой Социалистического Труда, награжден орденом Ленина и золотой медалью «Серп и Молот».

В 1996 году предприятие возглавил человек, чья конструкторская деятельность стала крупнейшим вкладом в развитие всей отечественной ракетно-космической техники.

Дмитрий Ильич Козлов был первым заместителем Главного конструктора ракетно-технических систем С.П.Королева, ведущим конструктором межконтинентальных баллистических ракет. В 1958 году его назначили ответственным представителем ОКБ-1 по организации серийного выпуска МБР Р-7 в Куйбышеве. При его участии создавались все ракеты-носители для пилотируемых полетов в космос, начиная от Юрия Гагарина, а также для запуска многочисленных аппаратов и спутников в интересах обороны страны и научных исследований космического пространства. Дважды Герой Социалистического Труда, Лауреат Ленинской и двух Государственных премий СССР, а также Государственной премии РФ, участник Великой Отечественной войны Д.И.Козлов награжден четырьмя орденами Ленина, орденом Октябрьской революции, орденом «За заслуги перед Отечеством» 2 степени, орденом Отечественной войны 1 степени, орденом Красной Звезды и медалями. Работая в Куйбышеве, по результатам своей научной деятельности он стал Заслуженным деятелем науки и техники РФ, членом-корреспондентом Российской академии космонавтики имени К.Э.Циолковского, Российской инженерной академии, Академии технологических наук РФ. Он был почетным членом Академии навигации и управления движением РФ, доктором технических наук, профессором.
26 А.М.Солдатенков, О.Д.Кононенко, А.Н. Кирилин в цехе общ. сборки

В 2003 году приказом по Российскому авиационно-космическому агентству директором ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс» назначен Александр Николаевич Кирилин. Коренной труженик нашего завода, он прошел трудовой путь от рядового слесаря до главы предприятия. Окончил Куйбышевский авиационный институт. Под его руководством создавалось новое поколение космических аппаратов различного назначения с расширенными функциональными возможностями. Появились более совершенные ракеты-носители. В последние годы успешно развивается международное сотрудничество. Наши ракеты выводят на орбиты европейские спутники с космодрома Куру во Французской Гвиане. Завод стал головным исполнителем по проекту нового космического ракетного комплекса – космодрома Восточный на Дальнем Востоке. Сейчас там ускоренными темпами ведется строительство. А на заводе для новой стартовой площадки проектируется новая ракета-носитель «Союз-5». Это тоже часть работы генерального директора А.Н.Кирилина. Он Лауреат Государственной премии РФ, а также премии Правительства РФ в области науки и техники, кавалер ордена Почета и ордена «За заслуги перед отечеством» IV степени, медали «За трудовую доблесть», обладатель наград Федерального космического агентства. Он доктор технических наук, профессор, академик Российской академии космонавтики им. К.Э.Циолковского.

Ахметов Равиль Нургалиевич - первый заместитель генерального директора - генеральный конструктор РКЦ. Один из разработчиков и создателей космического аппарата дистанционного зондирования Земли «Ресурс-ДК». Автор более 40 научных работ, доктор технических наук, действительный член Академии технических наук РФ, Академии навигации и управления движением, Российской академии космонавтики им. К.Э.Циолковского. Награжден орденом Почета и орденом Дружбы, а также наградами федерального космического агентства.

На любом промышленном предприятии правой рукой директора и его помощником всегда был главный инженер. И сейчас, и в прежние годы, работая на этой должности, лучшие специалисты завода поддерживали высокий уровень производства, внедрение современного оборудования, новых технологий и техпроцессов.

18-б

Тюлевин Сергей Викторович – первый заместитель генерального директора-главный инженер ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс» с 2008 года. Окончил Куйбышевский авиационный институт. На заводе прошел путь от инженера-конструктора до директора Байконурского филиала завода, а потом главного инженера предприятия. Кандидат технических наук. Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2 степени и многими наградами Росавиакосмоса. Имеет почетное звание ФК России «Заслуженный испытатель космической техники».

Голубев Михаил Кириллович – с 1952 по 1957 год главный инженер завода «Прогресс», потом заместитель главного конструктора ЦСКБ, работа которого распространялась на многие предприятия Куйбышевской области, участвующие в проекте «Н-1». Он очень много сделал для технического оснащения завода и для создания сверхмощной ракеты для исследования Луны. Лауреат Государственной премии СССР. Награжден орденом Ленина, орденом Красной Звезды, четырьмя орденами Трудового Красного Знамени и многими отраслевыми наградами.

Проценко Георгий Андреевич - главный инженер завода «Прогресс» с 1957 по 1972 год. Внес огромный вклад в переустройство авиационного завода в ракетостроительное предприятие. Награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени и орденом «Знак Почета», медалями «За доблестный труд в Великой отечественной войне 1941-1945 гг.», «За успехи в народном хозяйстве СССР», большой Золотой медалью ВДНХ и другими наградами.

Котенев Леонид Иванович - с 1972 по 1981 год - первый заместитель директора-главный инженер завода «Прогресс». После окончания Куйбышевского авиационного института работал начальником цеха, заместителем директора завода «Прогресс» по Байконурскому филиалу, вырос до главного инженера завода. Внес большой вклад в реконструкцию цехов предприятия, обеспечивал их оборудованием, инструментом и оснасткой. Много сил отдал запуску в производство РН «Энергия». Лауреат Государственной премии СССР. Награжден орденом Трудового Красного Знамени и многими отраслевыми наградами.

Ментюков Вадим Николаевич с 1981 по 1988 год – главный инженер-первый заместитель директора завода «Прогресс». Бывший самолетостроитель, окончил Куйбышевский авиационный институт, работал главным технологом завода. Внес большой личный вклад в разработку директивной технологии производства РН «Энергия». Лично занимался отработкой арматуры, трубопроводов, клапанов для продукции завода. Много сделал для решения вопросов своевременной поставки комплектующих от заводов-смежников. Награжден орденом «Знак Почета» и орденом Трудового Красного Знамени.

Родин Николай Петрович – главный инженер с 1988 по 2008 год, ветеран завода, почётный работник «ЦСКБ-Прогресс». После окончания школы-семилетки пришел на завод «Прогресс» учеником в цех № 24. Без отрыва от производства получил среднее образование, а потом с красным дипломом окончил вечернее отделение Куйбышевского авиационного института. Прошел трудовой путь от технолога до начальника цеха, а потом главного инженера завода. Стал трижды Лауреатом Государственных премий. Награжден орденом «Знак Почета» и орденом Почета. Продолжая образование, стал кандидатом технических наук. Много сил отдал техническому перевооружению завода.

С 1958 года предприятие строит ракеты и космические аппараты, помогающие укреплять обороноспособность страны, развивать науку и наши познания о вселенной в интересах всего человечества. За свой плодотворный труд около 3,5 тысяч наших работников награждены различными правительственными наградами. Но есть среди этих наград одна самая высшая - звание Герой Социалистического Труда. Его носят 16 наших лучших тружеников. Они войдут в историю завода как самые умелые, самые трудолюбивые, самые исполнительные и безотказные работники. Назовем их всех поименно.

- Заместитель генерального конструктора ОАО «РКЦ «Прогресс» Аншаков Геннадий Петрович
- Токарь Ворожцов Николай Андреевич
- Строгальщик Глебов Иван Семенович
- Токарь Жмакин Федор Григорьевич
- Слесарь-сборщик Казаков Николай Иванович
- Почетный генеральный конструктор ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс», дважды Герой Соцтруда Козлов Дмитрий Ильич.
- Электромеханик Кузнецов Сергей Иванович
- Директор завода дважды Герой Соцтруда Литвинов Виктор Яковлевич
- Слесарь-сборщик Малина Василий Прокофьевич
- Фрезеровщица Мизгарева Варвара Кузминична
- Токарь Петров Виктор Иванович
- Заместитель начальника и генерального конструктора ЦСКБ Сайгак Владимир Михайлович
- Заместитель генерального конструктора ГНПРКЦ «ЦСКБ-Прогресс» Солдатенков Александр Михайлович
- Директор завода Третьяков Анатолий Тихонович
- Директор завода Чижов Анатолий Алексеевич
- Токарь Шорин Анатолий Федорович, кавалер ордена Трудовой Славы 3 степени

И еще один наш труженик, внесший свой вклад в историю предприятия. Герой Российской Федерации, космонавт-испытатель Кононенко Олег Дмитриевич работал в ЦСКБ с 1988 по 1996 год инженером-конструктором.

Затем сбылась его давняя мечта – он был принят в отряд космонавтов. Прошел подготовку к полету на международной космической станции. Совершил первый космический полет с 8.04.2008 года по 24.10.2008 года, во время которого дважды выходил в открытый космос. Второй полёт Олег Дмитриевич совершил с 21.12.2011 года по 1.07.2012 года в качестве командира международного экипажа. Он снова выходил в открытый космос и находился там более 6 часов. После возвращения на Землю он не раз посещал Самару и свое первое место работы – наш завод и конструкторское бюро.

Конечно, в этой книге названы далеко не все имена достойнейших людей предприятия. Но мы помним и чтим и тех, не названных товарищей по работе, многих из которых уже нет среди нас. А жизнь продолжается. Подрастает новое поколение одаренных, трудолюбивых, целеустремленных работников, которыми все мы будем гордиться, и которые впишут новые славные страницы в историю ОАО «РКЦ «Прогресс».

0_471ff_9ea31513_orig

--------

Начало:

Звездный путь и секреты «Прогресса»

«Звездный путь «Прогресса»». История авиазавода №1, будущего ОАО «РКЦ «Прогресс» (2)

«Звездный путь «Прогресса»» История авиазавода №1, будущего ОАО «РКЦ «Прогресс» (3)

«Звездный путь «Прогресса»» История авиазавода №1, будущего ОАО «РКЦ «Прогресс» (4)

«Звездный путь «Прогресса»» История авиазавода №1, будущего ОАО «РКЦ «Прогресс» (5)

«Звездный путь «Прогресса»» История авиазавода №1, будущего ОАО «РКЦ «Прогресс» (6)

«Звездный путь «Прогресса»» История авиазавода №1, будущего ОАО «РКЦ «Прогресс» (7)

Самара

По Южному мосту начал ходить общественный транспорт

В связи с окончанием основных работ по капитальному ремонту моста «Южный» через реку Самара и путепровода «Аврора» в створе улицы Авроры с 18 октября в полном объеме восстановлено движение городского пассажирского транспорта - автобусных маршрутов №№ 26, 39, 63, 66, 215, 283 - согласно ранее установленным схемам.