Главная / это Архив / Мы помним ту войну / "Эвакуировать в Куйбышев..."

"Эвакуировать в Куйбышев..."

14 октября 1941 года части Красной Армии оставили город Калинин, нынешнюю Тверь. В Можайске, Волоколамске, Клину уже вовсю хозяйничали немцы. В Москве начала нарастать паника, на дорогах появились первые беженцы. Это были трагические для столицы дни. Утром 15 октября Государственный комитет обороны принял нелегкое решение. Вот оно дословно: «Ввиду неблагоприятного положения в районе Можайской оборонительной линии ГКО постановил:

1. Поручить т. Молотову заявить иностранным миссиям, чтобы они сегодня же эвакуировались в Куйбышев.

2. Сегодня же эвакуировать Президиум Верховного Совета, также Правительство во главе с Молотовым (Сталин эвакуируется завтра или позднее, смотря по обстановке).

3. Немедленно эвакуироваться органам Наркомата обороны и Наркомвоенмора в г. Куйбышев, а основной группе Генштаба в г. Арзамас».

Историки до сих пор задают вопрос, почему запасной столицей был выбран Куйбышев. Ведь были города и покрупнее – Горький, Свердловск, Казань. Но Куйбышев был ближе к центру, располагался на перекрестке водных путей с Севера на Юг и железнодорожных — из Европы в Среднюю Азию и на Дальний Восток. Был защищен естественной водной преградой – Волгой, имел хорошую производственную базу. И то, что еще в августе часть коллектива агентства ТАСС и большая группа работников Всесоюзного радио были эвакуированы именно сюда, наводит на мысль, что вопрос о выборе запасной столицы был решен значительно раньше тех октябрьских дней, когда враг подступал к Москве.

Еще в первых числах сентября в Куйбышев стали прибывать эшелоны с оборудованием московского 1 ГПЗ. Этому предприятию достался целый Линдовский городок на окраине областного центра – добротные кирпичные конюшни, построенные когда-то для гусарского полка. В них разместили станки, а в военных казармах жили сами подшипниковцы. Коллектив ТАСС разместили в здании Военно-медицинской академии, которое временно пустовало: все медики ушли на фронт. Работники Всесоюзного радио жили и работали в здании областного радиокомитета.

Редакцию «Правды» подселили в помещение областной газеты «Волжская коммуна». Потом приехали артисты и оркестр Большого театра, труппа Ленинградского академического драматического театра, известные писатели, художники, ученые. Всех надо было разместить, накормить.

На второй-третий день после выхода постановления ГКО в Куйбышев стали прибывать правительственные поезда. Первыми приехали председатель Президиума Верховного Совета СССР М.И.Калинин, член ГКО Клим Ворошилов, секретарь ЦК ВКП(б) Андрей Андреев, многие другие ответственные партийные работники. 20 октября пришел поезд с эвакуированными из Москвы дипломатическими миссиями и иностранными корреспондентами.

Дипломатов опекала большая (около 400 человек) группа чекистов 2-го Главного управления НКГБ СССР. В составе этого поезда был еще тюремный вагон с видными военачальниками. В их числе помощник начальника Генерального штаба дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации Я.В.Смушкевич, начальник управления ПВО, Герой Советского Союза генерал-полковник Г.М.Штерн, видный артиллерийский конструктор Я.Г.Таубин, другие известные в стране военные специалисты, некоторые из них с женами – всего 20 человек. Их обвиняли в заговоре против Сталина и расстреляли в Куйбышеве 28 октября.

Всем эвакуированным в городе места не хватало, поэтому Наркомлегпром и Наркомэлектростанций направили в Сызрань, Наркомречфлот – в Ульяновск. Госплан настоял на своем размещении в Куйбышеве.

Для иностранцев срочно освобождали 20 лучших особняков в центре города, но дипломаты все равно были недовольны. В своей книге «В тени Сталина» шведский посланник Ассарссон вспоминает, как английский посол Криппс «жаловался на то, что его квартира темная и к тому же полна клопов и тараканов, что он плохо чувствует себя в Куйбышеве». Сотрудник миссии США по военному снабжению полковник Файновилл был очень разочарован, когда ему отказали в просьбе дать квартиру из 16-18 комнат и гараж на 3 машины. О каких машинах могла идти речь, если почти весь автотранспорт был отправлен на фронт, и даже раненых доставляли с вокзала в госпитали Куйбышева на специально оборудованных трамваях. Для этого в большинство из 19 лазаретов были проложены специальные ветки.

22 октября заместитель начальника Совинформбюро С.А.Лозовский провел первую пресс-конференцию для иностранных журналистов. Как писала газета «Волжская коммуна», он начал ее словами «Сегодня мы возобновляем нашу работу в Куйбышеве. Этот переезд ни в какой мере не означает какого бы то ни было ослабления защиты Москвы. Наоборот, организация дела обороны будет вестись с еще большей энергией». 25 октября Генеральный секретарь ВЦСПС Николай Шверник встретился с делегацией английских тредюнионов, и вместе с гостями побывал на заводе имени Масленникова, где состоялся митинг трудящихся. 31 октября Михаил Калинин принял в Куйбышеве верительные грамоты Чрезвычайного посла Греции в СССР Пипинелиса. Обо всех этих событиях ТАСС немедленно сообщал периферийным газетам. Страна должна была знать, что хотя враг находится на подступах к столице, жизнь идет своим чередом.

Ветеран ТАСС Тина Маркузе вспоминает, как ей однажды пришлось прервать передачу из Москвы по просьбе телеграфистки Лизы Гордеевой: та сообщала, что их бомбят. В Куйбышеве по ночам на крышах тоже дежурили посты противовоздушной обороны. 26 октября по постановлению ГКО началось строительство Куйбышевского оборонительного рубежа. На его возведение было направлено 32 тысячи человек. А московские метростроители ускоренными темпами строили в центре города самое глубокое бомбоубежище времени Второй мировой войны – «Бункер Сталина».

В своем бункере и вообще в Куйбышеве Иосиф Виссарионович так ни разу и не побывал, но все говорит о том, что он мог появиться здесь в любую минуту. По воспоминаниям его дочери Светланы Аллилуевой, в Куйбышев отправили его личные вещи, библиотеку и даже три бронированных автомобиля – «ЗИС», «Бьюик» и «Кадиллак». Для этого их под специальной охраной доставили сначала в Горький (Нижний Новгород), там погрузили на баржу и повезли к месту назначения. Шоферы приехали на обычном пассажирском пароходе.

БУНКЕР-2
БУНКЕР-1
Фото: