Главная / Компании / Анатолий Волошин: «Мы увидели, кто нам друг, а кто – враг»

Анатолий Волошин: «Мы увидели, кто нам друг, а кто – враг»

Председатель правления Эл банка, Почётный гражданин Тольятти Анатолий Волошин рассказал газете «Постскриптум. Тольятти» о запасе прочности российской банковской системы. Почему кредиты региональных банков способны поддерживать бизнес эффективнее, чем крупные федеральные банки – читайте в свежем номере газеты и на сайте Эл банка!

13 04 2015 Интервью Волошин

Декабрь 2014 года стал шоковым для российских банков. Центральный банк РФ, преследуя целью борьбу с валютными спекулянтами, резко повысил ключевую ставку до 17%. Вслед за этим банки вынуждены были повысить ставки по своим кредитным программам. Как результат по итогам января-февраля текущего года объем кредитования в России сократился вдвое по сравнению с аналогичным периодом 2014 года. Для сохранения кредитования предприятий банкам уже бросили спасательный круг на сумму 1 трлн рублей. Однако деньги пока не дошли до кредитных учреждений. Почему? Об этом говорили участники XXVI съезда Ассоциации российских банков (АРБ), который состоялся в Москве 7 апреля этого года. В его работе принял участие и председатель правления городского Эл банка, Почётный гражданин и благотворитель Тольятти Анатолий Волошин.
В интервью «P.S.» руководитель тольяттинского банка рассказал о том, почему банки сократили кредитование малого и среднего бизнеса, поднимется ли экономика страны за счёт импортозамещения, а также насколько эффективными были предложения Правительства и ЦБ РФ, направленные на поддержку кредитных организаций и российской экономики в целом.

Некоторые аналитики сравнивают нынешний кризис с тем, что происходило в 2008-2009 году. По вашему мнению, уместна ли подобная аналогия?
- То, что происходит сейчас в экономике, ведёт к 1937, а не к 2009 году. На мой взгляд, руководством Центрального Банка России и министерством финансов было сделано немало ошибок, которые и привели к непростой ситуации как в экономике страны в целом, так и конкретно в банковской системе. Но вряд ли кто-то возьмётся сейчас искать и тем более - наказывать виновных. Нужно предпринимать меры, чтобы стабилизировать обстановку.

Первые меры уже были предприняты. Правительство России в январе разработало антикризисным план. В нём отражены меры поддержки ключевых отраслей. Ещё в декабре 2014 года был принят закон о докапитализации банков через Агентство по страхованию вкладов на сумму до 1 трлн рублей. Как эта мера помогла банкам и экономике?
- Всё не так радужно. На съезде представители ЦБ РФ заявили о том, что банковская система за отчётные январь-февраль текущего года получила убытка 36 млрд рублей. Однако регулятор надеется, что к концу 2015 года банковская система получит 100 млрд рублей прибыли. Но это копейки для нашей страны. К тому же, не думаю, что совокупный доход российских банков по итогам года достигнет этого показателя. Так что радоваться пока нечему.
Сказали, что банкам предоставят 1 трлн рублей помощи, но пока ни один рубль не дошёл ни до одного из 27 кредитных учреждений, попавших в список системно значимых. Это из 778 коммерческих банков, которые на данный момент работают в России. При этом помощь будет оказана банкам в виде облигаций федерального займа (ОФЗ). То есть кредитные учреждения получат деньги и должны сразу же купить на них ОФЗ. Таким образом, деньги возвращаются в бюджет, а банк может уже под залог ОФЗ в Центробанке брать кредит. Но чтобы получить межбанковский кредит, кредитному учреждению необходимо выполнить 12 условий. Среди них: заморозить зарплату на три года, не выплачивать дивиденды акционерам, нарастить капитал, ежемесячно увеличивать кредитный портфель в приоритетных отраслях экономики и прочее. Из 27 системно значимых банков только 12 подали документы в ЦБ РФ. Из 12 лишь 6 банков прошли процедуру анализа документов. И, как стало известно, только три кредитных учреждения в ближайшее время могут получить часть от обещанного триллиона рублей. Разве можно назвать все это поддержкой банковской системы? Результат налицо — банки почти прекратили выдачу кредитов. Последствия также не заставили себя ждать: в январе-феврале мы наблюдали катастрофическое падение производства в России.

В то же время в Правительстве постоянно обсуждают вопрос импортозамещения. Политика Правительства в данном направлении поможет экономике выстоять?
- В сегодняшних экономических условиях надежда на возрождение российской промышленности в отсутствие доступных кредитов - это лишь фантазия. Какое у России собственное производство? По статистике, мы производим в год одно платье на 140 женщин, одну пару носок на душу населения в год. О каком экстренном импортозамещении нам говорят? Мы, оказывается, вообще ничего не создаём. Кроме того, позволяем сокращать производственные мощности. К примеру, на АВТОВАЗе локализация всегда составляла 100%. С приходом иностранных инвесторов на завод число местных производителей комплектующих сначала сократили до 70%, а теперь - вообще до 20%. Представляете, сколько рабочих мест было сокращено на предприятиях, которые раньше сотрудничали с АВТОВАЗом.
Россию долгие годы всё сильнее стягивала «петля Кудрина», и фактически мы сами себе перекрыли кислород. Мы успешно продавали на Запад лес, нефть, газ, металл, получая за это деньги и кредитуясь в США и европейских банках. При этом России удавалось удерживать оптимальный для себя курс рубля к доллару, пока цены на нефть и газ не рухнули вниз. Зато теперь все маски сброшены. Мы реально увидели, кто на Западе нам друг, кто - враг. И как оказалось, дядя Сэм со времен холодной войны совершенно не изменил своего отношения к нашей стране.

Но на что-то же российский бизнес живёт?
- Без кредитов большинство предприятий останавливаются. Либо работают вполсилы, используя накопленные собственные средства. Как правило, так действуют крупные производственные компании. Не думаю, что собственных накоплений хватит им на долгий срок.
Выступая на съезде Ассоциации российских банков, глава Центробанка Эльвира Набиуллина заявила, что предприятия малого и среднего бизнеса лучше кредитуют региональные банки. Но при этом ни о какой поддержке этих банков не было ничего сказано. Зато заместитель председателя ЦБ РФ Василий Поздышев начал своё выступление с известной поговорки: «Сколько не говори халва - во рту слаще не станет». Сколько не говори Центральный банк - валютного регулирования и дешевых денег не будет. Мы 25 лет боремся с инфляцией высокими ставками кредитования. И 25 лет ничего у нас не получается. Причём, весь мир стимулирует производство низкими кредитными ставками. Посмотрите, на экономики тех стран, о которых принято говорить как об экономическом чуде, - Япония, Сингапур, Корея. Рост состоялся лишь тогда, когда правительства и Центральные банки этих стран нашли возможность довести дешёвые и быстрые деньги до так называемых точек роста.

Региональным банкам всегда выживать сложнее, чем крупным кредитным учреждениям. Каковы в сложившихся непростых условиях ан финансовом рынке перспективы работы региональных банков и в частности - Эл банка?
- Несмотря на различные неблагоприятные прогнозы, российская банковская система сохранилась. Однако она не может работать сама для себя. У банковской системы есть свои цели и задачи. Но с выполнением одной из них - кредитование бизнеса - сейчас возникли серьезные проблемы. Причём на уровне министра финансов и главы Центробанка нам обещают снижение инфляции, рост кредитных портфелей банков, рост прибыли кредитных учреждений. Но пока реальность сурова - банки не в состоянии кредитовать бизнес.
Эл банк кредитует больше 200 предприятий, на которых работает более 35 тысяч человек. Эти предприятия работают в Тольятти, Самаре, Жигулёвске, Ульяновске, Кирове, Москве, Оренбурге, республике Якутии, Магадане и даже во Владивостоке. Это реально работающие предприятия. Их продукция реализуется не только в Тольятти и Самарской области, но и по всей России: люстры и светильники, одежда, продукты питания и полуфабрикаты. Вот это и есть реальное импортозамещение. И мы этим уже давно занимаемся. Думаю, что 90% из этих предприятий никогда не получили бы кредит в крупном федеральном банке, и сегодня бы они просто не существовали. Региональные, или как ещё говорят - местные банки всегда лояльно относились к малому и среднему бизнесу, кредитуя новые проекты, расширение производства. И сейчас мы находим варианты и способы, чтобы этот процесс не остановить, сделать его и дальше непрерывным.

Эл банк один из немногих в Самарской области кредитовал в том числе и сельхозпредприятия, конкурируя в этом секторе с госбанками. В этом году вы планируете поддержку фермерских хозяйств?
- Мы сотрудничаем и всегда готовы к сотрудничеству. В нашем кредитном портфеле около 2 млрд. рублей – это кредиты сельхозпредприятиям. Но проблема этого года не снята - у банков нет денег, чтобы выдавать кредиты как раньше. В 2015 году кредитный портфель всех самарских банков не вырос, а это значит, что ни один новый проект не был прокредитован. Банки осуществляют сегодня свободное падение.
Даже Россельхозбанк, который традиционно лидировал по выдаче кредитов предприятиям сельского хозяйства, сегодня не в состоянии кредитовать даже малые хозяйства. Россельхозбанк показывает колоссальные убытки. Даже выделенные на поддержку 50 млрд рублей не помогают справиться с ситуацией.
Сегодня мы говорим о кризисе, о росте инфляции, но при этом в стране не найдены механизмы, которые дали бы возможность производствам работать на полную мощность. Нам нужно больше производить и потреблять, чтобы запустить нормальный процесс денежного обмена. Колоссальное внешнее давление оказывается Евросоюзом и США на российский бизнес, на людей. И вместо того, чтобы нивелировать это давление и помочь кредитами бизнесу ЦБ РФ и Правительство по-прежнему загоняет нас в рамки, туже затягивая гайки. Тем самым, они помогают внешнему врагу справиться с российским бизнесом, поставить его на колени. Пример - фермер просит кредит на приобретение элитных семян ржи. У него есть запас семян, которые он вывел самостоятельно. Но их всхожесть составила только 35%. Не будет кредита - фермер не купит хороших семян, посеет те, что имеет. Результат очевиден.

При этом на субсидии сельхозпредприятиям из федерального бюджета в Самарскую область направлен 1 млрд рублей.
- Да, средства выделены. Субсидии пойдут на погашение части процентной ставки по банковскому займу. Чтобы получить субсидию, руководителю сельхозпредприятия нужно прийти в банк, получить кредит, освоить его, уплатить по нему проценты, оформить необходимы документы и пойти с ними в Министерство сельского хозяйства и лишь тогда субсидия будет предоставлена. Но банки не кредитуют сегодня бизнес! Круг замкнулся.

Какие меры может предпринять Центральный банк России, чтобы изменить ситуацию?
- Первое, что должен сделать Центробанк, - снизить сверхконцентрацию банковского бизнеса. Мы говорим о том, что надо развивать малый и средний бизнес, а небольшие региональные банки - это и есть малый бизнес. Причем региональные банки более эффективно способны поддерживать предпринимательство, кредитуя его.
Кроме того, ЦБ РФ должен постепенно снижать и регулятивную нагрузку на банки. Российская банковская система занимает первое место в мире по накладным расходам. В этом мы обгоняем даже Украину. Если в 2009 году для российских кредитных организаций Центробанком было издано 200 различных нормативных документов, в 2010 году - 285, а в 2014 году - уж более 600. Такое впечатление, что чиновники постоянно усиливают работу и нагрузку для своих ведомств лишь для того, чтобы их не разогнали.
Конечно, важное условие - ЦБ РФ должен стать центральным банком развития. Именно ЦБ РФ должен решать - как и куда развиваться банковской системе. И самое главное - нужно правильно и вовремя принимать решения. Как правило, решение, принятое завтра, может быть более правильным, чем принятое сегодня. Но завтра это решение может никому уже не понадобиться, потому что завтра никого не останется на рынке. Поэтому может решение и принято с ошибками, но принятое вовремя оно стоит на порядок дороже, чем более правильное, но запоздалое решение. Я уверен, что если всегда действовать только по инструкции и исполнять действие всех запрещающих знаков, то жизни на Земле может и не быть.

Ирина Попова, газета «Постскриптум. Тольятти» №12 (515) от 13.04.2015 г.