Главная / это Архив / Культура в России / Третий Канн Андрея Звягинцева

Третий Канн Андрея Звягинцева

Каннский фестиваль обещает всех удивит. «С 14 по 25 мая пройдет очередной Каннский фестиваль, на котором в кои-то веки фильм из России — «Левиафан» Андрея Звягинцева — заранее считается одним из фаворитов. Festival de Cannes — неофициальный чемпионат мира по кино. Картины из СССР, из России побеждали там лишь однажды, более полувека назад — «Летят журавли» в 1958 году. И сегодня у России снова появился шанс.


Не каннский генерал

Каннский фестиваль — единственный в мире, у которого есть свой сформировавшийся круг приближенных режиссеров. Многих из них именно Канн и открыл. Собственно, это самые авторитетные режиссеры в мире, поэтому Канн и является фестивалем № 1. Злопыхатели именуют этих режиссеров каннскими генералами и даже каннской номенклатурой. Их вообще-то немало — человек, наверное, семьдесят—восемьдесят. Поскольку снимают они не ежегодно, то в основном из их картин и формируется каннская конкурсная программа, в которой обычно фильмов двадцать (плюс-минус два-три). Какому-то из фильмов генералов, как правило, и достается главная каннская награда — «Золотая пальмовая ветвь».

Андрей Звягинцев изначально не каннский генерал. Он обрел славу на фестивале в Венеции, по престижности чуть уступающему Каннскому, где его полнометражный дебют «Возвращение» триумфально победил в 2003-м. В Канне поняли, что нужно срочно делать его своим. Оба следующих фильма Звягинцева были отобраны в Канне и получили там призы: «Изгнание» удостоилось награды за лучшую мужскую роль Константина Лавроненко, а «Елена» получила приз жюри программы «Особый взгляд».

В «Возвращении» и «Изгнании» Звягинцев, отталкиваясь от семейных психологических проблем, выходил на вечные темы. В «Елене», отталкиваясь от тех же семейных проблем, — на социальные, демонстрируя, что он не чужд жесткому и даже саркастическому взгляду на ситуацию в современной России. До «Елены» казалось, будто Звягинцев из тех режиссеров, кто всегда предельно серьезен. После «Елены» стало понятно, что ему доступна тонкая и даже едкая ирония.

Чем может оказаться «Левиафан»?

Подробнее: www.newtimes.ru