Главная / это Архив / Люди / Франциск-суперзвезда

Франциск-суперзвезда

Выражение «рок-звезда» чересчур ограничительно. Популярные папы были и до появления рока. Франциск популярен. Как и в Буэнос-Айресе, он умеет чувствовать людей, просто и доходчиво выражать свои мысли. Доказательством тому служит и Франция, где его сейчас положительно воспринимают 80% опрошенных.

Atlantico: Обложка Rolling Stone, «твит» с граффити, на котором папа изображен суперменом… Что меняет для католической церкви такая «звездность» понтифика?

Бернар Леконт: Нынешний папа – не первый, кого сравнивают со «звездой». Впервые об этом образе заговорили во времена Иоанна Павла II: все началось с его поездок по США, где собрались обожающие понтифика толпы. Кроме того, сам папа привычен к цифрам со множеством нулей. Он возглавляет сообщество в несколько миллиардов человек. Поэтому нет ничего странного в том, что его образ находит отклик у широких масс.

Наконец, развитие самого мира все больше начинает напоминать глянцевый журнал. Три эти причины ведут к тому, что папу Франциска воспринимают как «рок-звезду». Но сам он к этому не стремится. Как и в бытность архиепископом Буэнос-Айреса, он очень скромный человек. Он не ищет со СМИ и толпами людей каких-то иных связей помимо пасторских. Но разве может быть иначе? На пляже Копакабаны собралось 3 миллиона молодых людей только, чтобы послушать его! Современному миру свойственны несдержанность и отсутствие меры, и, следовательно, вполне логично, что все это попадает на первые полосы газет.

Для католической церкви это означает изменение тона общения по сравнению с Бенедиктом XVI, который не любил толпу. Да, он некоторым образом принял эту роль рок-звезды, но ему скорее был свойственен образ смотрящего вглубь себя интеллектуала, теолога. Таким образом, Франциск становится продолжателем традиций Иоанна-Павла II, папы-пастора, который не боится открытого моря и обращается ко всему миру.

Юдикаэль Ирель: Не стоит отказывать ему в удовольствии - по-моему, просто прекрасно, что папа оказался на обложке всех крупных изданий вроде The Time, и занял одно из первых мест по запросам в сети, как показало проведенное год спустя его избрания исследование. У нас есть своего рода папа 2.0, наставник, с которым можно быть на связи в интернете и социальных сетях. И это привлекает небывалое прежде внимание к посланию церкви.

Как журналист и верующий могу сказать вам, что это одновременно меняет все и ничего. Ничего, потому что слова Христа не изменились за два тысячелетия. Перемены же коснулись нашего понимания того, что значит быть верующим, во всяком случае, сегодня во Франции. Надежда, прощение, милосердие, солидарность, уважение к жизни – в том, что говорит папа Франциск, нет ничего нового, и это прекрасно!

Сегодня в эпоху новых технологий, таких как интернет и социальные сети, слово или мысль могут всего за секунду разойтись по всей Земле. А позитивное восприятие людей и СМИ, которые передают или даже по-своему преобразуют послание, может сыграть очень большую роль, если это послание идет вразрез с канонами общества потребления, в котором мерилом счастья служат витрины магазинов.

– Действительно ли это может помочь сделать католицизм привлекательнее? После Второго Ватиканского собора храмы пустовали как никогда, а сегодня большего всего людей привлекают далеко не самые прогрессивные церкви…

Бернар Леконт: Католическая церковь – не политическая партия. Ее цель – не подниматься в рейтингах и не привлекать избирателей, а доносить до людей 2000-летнее послание. Это теологическое (Иисус пришел спасти людей) и нравственное (возлюби ближнего своего) послание. Оно неизменно, и папы служат всего лишь его проводниками. Это сложное, а иногда даже сбивающее с толка послание, которое не стремится завоевать голоса.

Как бы то ни было, церкви необходимо действовать с учетом мира, в котором она существует. Церкви уже 2 тысячи лет, и ей бы не хотелось меняться. Однако второй собор наглядно продемонстрировал, что ей по силам приспособиться к новым условиям. Папа Франциск придерживается именно такой точки зрения. И это идет на пользу церкви, потому что этому архаичному институту иногда требуется встряска и обновление.

Юдикаэль Ирель: С тех времен церкви, должно быть, сильно изменились. Это очень субъективный и связанный со множеством предрассудков вопрос. Я родился уже после второго собора и не знаю, что представляли собой «прежние» церкви. Поэтому я могу судить лишь о том, что вижу сейчас собственными глазами: в церквях становится все больше молодых родителей, людей 30-40 лет.

Это «дети» Иоанна Павла II, для которых вера играет огромную роль в каждое мгновение их повседневной жизни. Кроме того, мне хотелось бы отметить и новое поколение, поколение тех, кто выступил против однополых браков и был задет за живое презрением или даже ненавистью других людей, которые мнят себя воплощением прогрессивности, но в то же самое время с легкостью наступают на свободу слова и совести, а в скором времени, быть может, покусятся и на право собраний. Наконец, нужно выйти за границы Франции и посмотреть, как обстоят дела в Южной Америке, Испании, Италии, бывших советских республиках…

– Как верующие воспринимают такое поведение папы?

Бернар Леконт: Некоторые верующие восприняли его весьма сдержанно. Так было при Иоанне Павле II и происходит сейчас при Франциске. Кроме того, нужно внимательно следить за тем, чтобы влияние человека, каким бы он ни был, не переросло в обожание. Некоторые проповедники пользуются таким восхищением и играют на эмоциях толпы, чтобы донести свое послание. Это, безусловно, является фактором риска. Франциск наверняка осознает это. Иоанн Павел II прекрасно понимал эту опасность и старался сделать так, чтобы его речь соответствовала Евангелию. Будь то Иоанн Павел II или Франциск, речь папы объясняет молодежи, к чему она должна стремиться, а не пытается польстить или заигрывать с ней. Это очень важный момент. Именно так церковь избегает появления «гуру». Поэтому верующие в целом хорошего мнения о Франциске.

Юдикаэль Ирель: Как и он – с радостью! Мы видим улыбку на его лице, можем лично убедиться, что он делом подтверждает сказанное, и что его выступления – вовсе не пустые слова, которые меняются в зависимости от того, куда дуем ветер. Это очень трогательно и приносит уверенность в завтрашнем дне. Уверенность, потому что он готов указать путь всем, кто отчаянно в этом нуждается, при том, что неприязнь к политическому классу еще никогда не была так сильна, как сегодня. Трогательно, потому что он ставит планку очень высоко, заставляет каждого задуматься о себе: а что я сделал для других?

– К кому на самом деле обращается папа?

Бернар Леконт: Он – всеобщий пастырь. Он обращается ко всему христианскому народу. А этот народ по большей части находится в третьем мире, в Латинской Америке, в Африке и на Филиппинах. Хотя это не означает, что он оставляет без внимания Европу, которая навсегда останется колыбелью христианства.

Новый фактор заключается в том, что сам папа – родом оттуда. Он стал первым понтификом из южного полушария. Он прекрасно знает, что представляет собой третий мир, эта огромная масса христиан, за плечами которой нет 2000-летней истории. Новизна заключается именно в этом, а не в его послании.

Юдикаэль Ирель: Ко всем! Как с помощью интернета, где его аккаунт в Twitter уже набрал более 11 миллионов подписчиков, так и на собственном жизненном примере. Он обращается к каждому человеку. Добавьте сюда более «нормальный» тон заявлений, отказ от роскоши и изоляции, и получите куда более современное послание Святого престола, которому даже не чужда определенная «крутизна». Взять хотя бы ту же фотографию граффити Франциска-супермена, которая появилась в Twitter и облетела весь мир.

Кроме того, пришедший с другого край света папа способствует смещению центра тяжести церкви. Результаты проведенного Aleteia исследования наглядно это подтверждают: его известность не ограничивается одной страной (как и у Барака Обамы, половина упоминаний о котором приходится на США), а охватывает всю планету.

– Действительно ли он похож на рок-звезду, как утверждают СМИ?

Бернар Леконт: Выражение «рок-звезда» чересчур ограничительно. Популярные папы были и до появления рока. Франциск популярен. Как и в Буэнос-Айресе, он умеет чувствовать людей, просто и доходчиво выражать свои мысли. Доказательством тому служит и Франция, где его сейчас положительно воспринимают 80% опрошенных, несмотря на традиционно критическое отношение ко всем папам. Это очень важный момент, хотя к популярности в нашем непостоянном обществе и стоит относиться со всей осторожностью. Популярность папы Франциска - это, конечно, хорошо, но это не главное. У него есть свой собственный стиль, и ему удалось добиться перемен в плане имиджа и методов церкви. Тем не менее, в области доктрины и догмы он не отступит ни на шаг от своих предшественников.

Юдикаэль Ирель: Взгляд СМИ на папу, откровенно говоря, забавляет меня. Они стремятся увидеть то, что хотят видеть, пытаются создать себе нечто вроде собственного идеального папы. Он такой, какой есть. А его поступки в полной мере отражают слова. Он простой и искренний человек. То есть, это не слишком согласуется с определением «рок-звезда». Как бы то ни было, он все равно оказался на обложке американского журнала Rolling Stone, где посвященный ему материал, как мне кажется, представляет собой идеальный пример пристрастной, шаблонной и ленивой журналистики, в которой заключение обычно пишется раньше начала.

Бернар Леконт (Bernard Lecomte) – бывший глава иностранной службы La Croix, репортер l'Express и главный редактор Figaro Magazine.

Юдикаэль Ирель (Judikael Hirel) – редактор французской версии христианского новостного сайта Aleteia.org.

Оригинал публикации: Fran?ois superstar : pourquoi l’?glise catholique ne gagne pas autant que ce qu'y voient les m?dias ? avoir un pape rock star

Опубликовано: 30/01/2014 05:21

("Atlantico", Франция)
Юдикаэль Ирель (Judikael Hirel), Бернар Леконт (Bernard Lecomte)

InoSMI