Главная / это Архив / в Мире / Счастье под елкой

Счастье под елкой

Мне кажется, что все дело в этом предчувствии Нового года, о котором я упоминал: возбуждающая и приятная мысль, что через неделю старый дрянной год завершит свой 12 месяц и уступит место юному проказнику с новой цифрой на плечах. «Наконец-то закончатся проблемы!» — говорит кто-то другой с такой уверенностью, будто его оптимистический прогноз не подлежит никакому сомнению.

Рождество — самый радостный праздник. Все ждут, что закончится старый, неудачный, год, и начнется новый — наполненный самыми радужными надеждами. Уходящий год всегда бывает ужасным, а в новом мы ждем, что наша судьба повернется иначе, что мы обретем счастье в любви, выиграем в лотерею, получим повышение.

А пока мы радуемся Рождеству, как юный подхорунжий, который стал подпоручиком... Мы обзаводимся статной елкой, покупаем милые безделушки, свечки, искусственный снег, золотые и серебряные нити, наконец, парик из «ангельских волос». Елку тайком от детей мы прячем в ванной, где уже вольным стилем резвятся карпы и щуки.

Потом мы торжественно занимаемся ее украшением, хотя дело происходит ни в марте, ни в мае, ни в ноябре, а именно в декабре. Конечно, елка — это только половина рождественского счастья. Можно сказать, что одна елка Рождества не делает.

Под ней должны оказаться подарки для всех ближайших родных, близких и друзей. Выбор подарков представляет огромную сложность. Во-первых, отпадает огромное множество сувениров кондитерского свойства: кто будет в своем уме дарить ребенку бонбоньерку, когда столы гнутся от сладостей?

В дело вступают шедевры отечественной и зарубежной литературы. Но и здесь следует быть чрезвычайно осторожным. Как предугадать, что в библиотеке господина Иксинского «Краткая история мира» Уэллса уже есть, а мечтает он о книге «По следам беса» Ваньковича, или, наоборот, он владеет уже тремя экземплярами этого произведения и мечтает об Уэллсе?

Дамы чаще всего получают флакон духов, а господа одаривают друг друга сигарами. Иногда случается, что два друга с довольными минами одновременно вручают друг другу идентичные коробки одних и тех же сигар. Лица сразу же вытягиваются: подарок будто бы стал сразу недействительным. [...]

Особенный кошмар светлого праздника Рождества — это гости: уже объевшиеся, но все равно ненасытные. Они съедают все, что попадется им под руку, не делая различий между рыбой по-еврейски и индейкой с каштанами. Жители нашей благословенной страны выдумывают всевозможные способы, как обезопасить себя от незваных гостей. В прошлом году у одних моих знакомых на этой почве вышла неприятная история. Они пригласили на консилиум старого опытного дядюшку Теофила, умоляя его найти какой-то выход, какое-то противоядие от гостей, потому что с деньгами у них было совсем плохо, и Рождество они устраивали более чем скромное. Дядюшка предложил простой и одновременно древний способ, посоветовав повесить на дверях табличку «Осторожно! Тиф! Все лежат больные».

На следующий день, когда мои знакомые сидели за скромным рождественским ужином, вознося хвалы мудрому дядюшке и его превосходной идее, в дверь кто-то позвонил... Оказалось, что пришел... дядюшка со своей второй половиной и выводком из семи отпрысков. «Я тифа не боюсь, кому как не мне знать, что это все обман праздничных гостей!» — шутил ужасный родственник.

Однако есть гораздо более простые и гораздо более надежные способы избежать неожиданных визитов. Можно просто уехать. Что рельсам простаивать без дела, когда можно ими воспользоваться и добраться по этому стальному следу в какую-нибудь милую усадьбу, где можно невероятно приятно провести праздники под сенью старопольских традиций и ветвистого генеалогического древа почтенных помещиков, заплатив за эти незабываемые минуты жалкие копейки.

Люди, которые любят при любом удобном случае отправляться в путешествие, которые, как говорится, ку-Кукнулись на этой теме, наверняка отправятся в горы. «Закопане ждет нас, в горы собирайся милый друг!» Привязав к ногам лыжи, мы отправляемся в белый чистейший мир, чтобы пережить самое сказочное Рождество под самой настоящей елкой. А познав горы от доски до доски, с теми же досками на плече мы вернемся в город — счастливые, умиротворенные, загорелые.

Меня мучит вопрос: почему Рождество кажется нам самым пленительным праздником? Ведь Пасха, сюжет которой разворачивается на цветущей и зеленеющей сцене весны, могла бы иметь славу более веселого праздника. А все же ни один самый легкомысленный дядюшка, из тех, что обычно меняют шило на мыло, не обменял бы увешанной игрушками елки на тарелку расписных яиц!

Мне кажется, что все дело в этом предчувствии Нового года, о котором я упоминал: возбуждающая и приятная мысль, что через неделю старый дрянной год завершит свой 12 месяц и уступит место юному проказнику с новой цифрой на плечах. «Скоро начнет прибывать день», — говорят пирующие гости, обгладывая кости жареной рыбы. «Наконец-то закончатся проблемы!» — отвечает кто-то другой с такой уверенностью, будто его оптимистический прогноз не подлежит никакому сомнению.

Будем надеяться, что в этот раз оптимисты не ошибутся, и Новый год принесет нам много восхитительных приятных сюрпризов!

А пока пожелаю всем моим терпеливым читательницам и читателям веселого Рождества — по крайней мере более веселого, чем мой фельетон.

Оригинал публикации: Szcz??cie pod choink?
Опубликовано: 25/12/1937 12:03

("Kuryer Codzienny", Польша)

InoSMI