Главная / это Архив / Культура в России / У актера Алексея Баталова юбилей - 85 лет

У актера Алексея Баталова юбилей - 85 лет

Он пришел в кино, чтобы перевернуть все представления о герое. У него не было таких амбиций - но так получилось. У Баталова не было случайных ролей: идеальная биография. Были важнейшие, которые, однажды увидев, помнишь всегда. Сегодня мы вспоминаем пять фильмов, сделавших Алексея Баталова символом эпохи.

Актер театра и кино Алексей Баталов

Алексей Баталов пришел в кино, чтобы перевернуть все представления о герое. У него не было таких амбиций - но так получилось. До него типичный герой советского кино - это лукавый Борис Чирков, богатырь Борис Андреев, "народный балагур" Петр Алейников. С Баталовым пришел герой размышляющий.

Это было время, когда кино адресовалось не сотням, а миллионам, целительный катарсис еще не объявили архаикой, а режиссеры не грузили зрителей личными комплексами. Они следовали Пушкину и романтически старались мир сделать лучше. Заразить добром и стремлением жить достойно. Как? Это был ключевой вопрос. Найти в самих себе ответ, как любой большой художник, помогал Алексей Баталов.

Человеческий имидж Баталова был так важен для страны, он такой весомый нес в себе смысл, что в картине "Летят журавли" актер вообще появлялся в одной только начальной сцене - а роль казалась главной: образ его Бориса присутствовал потом в каждом кадре как идеал, укор и призыв к совести.

У него практически не было случайных ролей: идеальная биография. Были важнейшие, которые, однажды увидев, помнишь всегда: Протасов в "Живом трупе", Устименко в "Дорогом моем человеке", врач Березкин в "Дне счастья"... Но вот пять фильмов, сделавших Баталова символом эпохи.

"Большая семья"

1954 год, первая большая роль 25-летнего актера: потомственный рабочий судоверфи Алексей. Экранизация романа Кочетова "Семья Журбиных" - вероятно, последний советский фильм о "гегемоне человечества" рабочем классе. Режиссер Иосиф Хейфиц и блестящий актерский ансамбль обошлись без идеологических клише - получилось кино о чести семьи, достоинстве профессии и династии, оно замечательно смотрится и теперь.

С вихрастым Алексеем на экран пришел молодой герой, умеющий и любящий думать, ироничный и критичный, не только обаятельный, но и мозговитый. Баталова сразу полюбили: у нас и теперь немного актеров такого мощного позитивного обаяния и такого притягательного интеллекта, а тогда это стало открытием нового, интеллектуального героя и началом эпохи 60-х - она была уже на пороге. На Каннском фестивале - редчайший случай! - наградили сразу всех актеров картины, так Баталов получил международное признание.

"Дело Румянцева"

Уже через год он стал любимцем миллионов - вышло "Дело Румянцева" по сценарию Юрия Германа, где он был шофером-дальнобойщиком, которого вовлекли в аферу с краденым грузом. Шофер ничего не знал про краденое, и весь фильм - его борьба за то, чтобы ему поверили.

Отстоять свое достоинство - тоже принципиально новая нота для кино, где коллектив всегда был важнее личности. Баталов здесь незаменим: вообразить его в роли гада, вора и подлеца невозможно - такое лицо, такие глаза, такая мощная и светлая индивидуальность. Ну, а как он сыграл там любовь - в Голливуде за такое дают "Оскара"! Картина вышла на экраны в канун XX съезда, где впервые заговорили о новом виде рабства, порожденном культом Сталина. И тема достоинства каждого была воспринята как веяние нового времени. Это оценили в Карловых Варах: картина награждена Премией борьбы за нового человека.

Кадр из фильма "Дело Румянцева". Фото: РИА Новости www.ria.ru

"Дама с собачкой"

Этот фильм Иосифа Хейфица - один из лучших чеховских фильмов. Среди тотальной пошлости материализовалось лицо умное, интеллигентное и потому способное чувствовать и страдать. Сообразно веяниям того времени - внутренней потребности всегда идти в глубь фабулы - эта запретная любовь вспышкой осветила мир, окружавший баталовского Гурова и Анну Сергеевну в поразительном исполнении Ии Саввиной: ...и спала пелена.

Саввину для кино открыл Баталов: случайно увидел ее в спектакле театра МГУ. Их дуэт складывался трудно, но оказался идеальным. В зарегулированном советском обществе чеховский зов к свободному чувству казался революционным: нежный, интимный, негромкий фильм стал вехой на пути к раскрепощению людей - искусство могло лечить. Это оценили на Каннском фестивале: советская программа получила приз "За гуманизм и исключительные художественные качества". Сегодня этой "Дамы с собачкой" очень не хватает - без нее наш мир снова густо оброс пошлостью и стал нетерпимым, чеховским героям улюлюкали бы в телешоу "Пусть говорят".

"Девять дней одного года"

Темнее стало бы и без этого фильма, без тех общественных заказов, которые вызвали к жизни этот шедевр. А это был заказ на умное. Фильм Михаила Ромма - концентрат устремлений времени, когда страна тянулась к знаниям, научно-технический прогресс стал социальным фетишем, "производственные коллизии" смотрелись увлекательнее детектива.

Это был фильм-размышление: приключения современной мысли, гамлетовские вопросы науки, способной и осчастливить человечество и ввергнуть его в катастрофу. И главный из вопросов - нравственный смысл твоего бытия. Сегодня отчетливо видно, как умело использует режиссер "шлейф", тянущийся за главными актерами: Смоктуновский с его ироничным скепсисом и Баталов - уже классический "социальный герой" твердых убеждений, готовый за них идти до конца, даже жертвуя собой.

В "Девяти днях..." мир ученых не был замкнут, отделен от "простых смертных": в баталовском Гусеве виделся и шофер Румянцев, и рабочий парень Алексей из "Большой семьи", а корни его уходили к Павлу Власову из горьковской "Матери". В каждом герое актера виделись страна и народ, каждый жил теми же тревогами и раздумьями. Народ ходил в кино сообща думать, и фильм воспринимался как поле напряженной коллективной мысли - мысли, которая и построила эту уникальную в жизни России эпоху.

"Москва слезам не верит"
Когда эта картина Владимира Меньшова стала хитом на родине, да еще и получила "Оскара" в Америке, наши критики, "интеллектуалы" и добрые коллеги режиссера не жалели резких слов. Им было обидно: "народная сказка" востребована и ходит в любимых, а роль слесаря Гоши стала новым взлетом популярности Баталова.

О том, как это происходило, рассказывает Владимир Меньшов:

- Гоша по сценарию - рабочий. Но нам нужен был рабочий-аристократ, мыслитель, философ - все-таки ему предстояло завоевать директрису завода. Гоше, как нам виделось, должно быть под сорок. Но вот однажды, когда мы со вторым режиссером Владимиром Кучинским обсуждали возможных актеров на эту роль, по телевизору пошел "Дорогой мой человек", и тут же подумалось: а что если Баталов?! Пусть ему уже пятьдесят, но его роли оказали такое мощное влияние на целые поколения - они и станут опознавательным знаком нужного нам социального героя.

Подробнее: "Российская газета" - Федеральный выпуск №6237 (261)