Главная / Видео / Люди / "Я так думаю!" Говорим о спорте в Самарской области

"Я так думаю!" Говорим о спорте в Самарской области

Мы создаем своеобразную человеческую энциклопедию замечательных людей Самары, Самарской области и когда нужно будет найти информацию по теме "Богуш Вера Константиновна, Президент федерации фигурного катания Самарской области", я думаю, мы получим исчерпывающую информацию, которую она сама рассказала о себе и о том деле, которому служит. В нашем разговоре принимает участие Александр Иосифович Казмерчук, председатель федерации легкой атлетики Самарской области.

- Сегодня в редакции «Самара today» мы приветствуем двух очень интересных людей, замечательных спортсменов, будем так говорить, спортивных деятелей. Я очень рад познакомиться сам с ними поближе и представляю вам. Это Вера Константиновна Богуш, президент федерации фигурного катания Самарской области, член исполкома Российской федерации.

И Александр Иосифович Казмерчук, председатель федерации легкой атлетики Самарской области, председатель совета спортивной федерации Самарской области. Ясно, что разговор пойдет о спорте, но я в начале хотел два слова сказать.

Вот мы с вами говорили перед началом нашей записи о том, что мы с вами участвуем в проекте, который составляет своеобразную человеческую энциклопедию Самарской области. Уже огромное количество людей побывало в нашей редакции и, либо мы к ним приезжали и они на страницах нашего портала глядят на нас, рассказывая о том моменте, в какой мы их застали.
Это люди науки, истории, культуры, связанные с краеведением, спортсмены, блогеры, много-много самых разных людей и я всегда хотел, чтобы было больше спортсменов, тем более таких замечательных спортсменов. И я, все-таки, в первую очередь скажу про вас, Вера Константиновна, потому что я, честно говоря, близко с вами не знаком был до этого, но я всегда гордился, что в Самаре сумели возродить такой международный чемпионат фигурного катания «Кумпарсита», связанный с памятью Людмилы Пахомовой и Александра Горшкова. А я еще помню, когда я был молодым совсем и с каким удовольствием, как все мы тогда любили фигурное катание и какая это была замечательная спортсменка и, можно даже сказать, артистка. И вот когда это стало возрождаться у нас, в Самаре, я подумал: «Как здорово, как хорошо!». И ведь это сделано, в общем-то, вашими руками?

- Да. Мы просто очень дружны были с Милой и, поэтому, когда она ушла из жизни, я буквально, к счастью, меня смог вывезти наш грузовой самолет, нашего авиационного завода, постольку-поскольку у нас там была школа и мы были в контакте со всеми службами и много очень детей занималось с этого завода и внезапно мы узнали, потому что информация прошла не сильно так объемно, тогда еще действительно и меньше было средств массовой информации. И вот утром я узнала и буквально к двенадцати часам, к выносу я попала к двенадцати часам на стадион ЦСКА ВВС, о чем, конечно, мы очень переживали, потому что буквально накануне мы с ней были на чемпионате вооруженных сил, потому что она представляла вооруженные силы и готовила спортсменов и мы договорились о совместной работе именно в области танцев и договорились, что наши ведущие тренеры, в то время была Татьяна Моисеевна Левина старший тренер у нас, которая воспитала Олега Судакова.

Олег Судаков уже в нынешнее время воспитал Максима Шабалина, бронзового призера Олимпийских игр Ванкувера и, конечно, для нас это было, вообще для всей страны, всего мира это было ужасно и, поэтому прошло какое-то время, были и похороны такие, вы знаете, весь мир приезжал.

Приезжал Лоуренс Демми, сколько слов, будем говорить, печали высказала Елена Анатольевна Чайковская, заслуженный тренер России, которая была на похоронах и вообще вся общественность. Я помню, что ветви деревьев на кладбище, когда несли Милу к могиле ее отца, были все усеяны людьми, потому что пройти было невозможно и толпа такая народу была. И, потом, вы знаете, как-то раз и все померло, я, кстати, когда приехала домой, я не могла найти себе места и что-то такое получилось, я написала, к сожалению, не взяла с собой стихи в память ее. Только после того, как я в трех страницах написала о ней то, что у меня было на душе, меня как-то чуть-чуть отпустило. Идет год, идет два, идет три, представляете, никто о ней не вспоминает, хотя это было что-то, что ушел такой человек!

Могила Пахомовой и её родителей.

- Ну, это слава России была, да.

Людмила Пахомова и Александр Горшков. Фото с сайта www.peoples.ru

- И я просто взяла на себя смелость, на каких-то одних соревнованиях в городе Москве подошла к Саше Горшкову и говорю: «Саша, ты не считаешь, что вообще это безобразие, что Пахомову забыли и я думаю, что так, как вы у нас столько времени тренировались, больше десяти лет, на сборах с Еленой Анатольевной Чайковской, просто обязаны провести в память ее какой-то турнир?». Он сказал: «Давай, мы лучше сделаем не в память ее, а сделаем вообще в целом турнир для танцев». И назвали его «Кумпарсита», постольку-поскольку этот танец был создан у нас, в Куйбышеве, в нашем дворце. Кстати, могу сказать, провели тринадцать раз, думаю, что сейчас Дворец спорта пойдет на слом, как объявляли нам и обещал Николай Иванович Меркушкин и у меня сейчас, конечно, встает проблема.

- Душа не на месте?

- Да. Если на этом месте простроят новый каток, именно тут и мы, конечно, продолжим этот турнир, но вот уже той ценности, который он несет в себе и, как раз тех зрителей, которые видели Пахомову здесь, на золотых коньках после Чемпионата мира, после Олимпийских игр, еще это поколение живет и поэтому то, о чем вы говорите, оно действительно очень приятно для всех. И мы это делаем просто потому, что еще наши танцы сегодня в Самаре, они стали доминирующими, у нас именно в танцах самые мощные результаты. Должна похвастаться, мы начали сезон с того, что наша пара Соня Евдокимова и Базин приехали с этапа Гран-при, в Мексике они были буквально две недели назад, привезли бронзу. Таким образом, позволили себе еще участие в одном этапе Гран-при и отбор на финал Гран-при, поэтому мы для танцев сделали этот танцевальный турнир. Сегодня приезжает вся Россия, к нам приезжают спортсмены из-за рубежа и, думаю, что этому турниру жить, наверное, много-много времени.

- Это очень хорошо! Вот вы говорите, мы, мы, мы, а мы-то с вами знаем о том, что, во многом, это именно вы, не мы, а вы сделали. И я, готовясь к этой встрече, просто в интернете набрал "Вера Константиновна Богуш" и много-много выпало различных материалов и немало было таких: «О, эта тетя, ей палец в рот не клади!». То есть, такая сильная, волевая женщина, благодаря вашему характеру, благодаря вашей энергии, я знаю, что даже был построен целый каток на «Салюте».

- Да, да, конечно. Мы пострадали за этот каток и вынашивали его полвека практически. К сожалению, он не только нам достался, пришлось в силу того, что сложился в области недостаток льда, поделить его с хоккеистами, но, вы знаете, я думаю, что это уже отошло и отпустили уже этот момент. Надо смотреть в будущее и мы верим, что начало всего того грандиозного, что должно быть, хотя сегодня, видите, ставится вопрос и о замораживании и зарплаты, и объектов, но, я думаю, что все равно все утрясется и те планы и перспективы, о которых говорил наш министр спорта и о том, о чем заявляет, еще раз повторюсь, Николай Иванович Меркушкин, они все-таки найдут здесь отражение и мы очень верим в это и, думаю, что это будет так.

- Я думаю, важно еще сказать: с точки зрения человека, который профессионально занимается этим делом, - спорт и здоровый образ жизни, пропаганда здорового образа жизни и физкультура, - это все в какой линейке, в какой последовательности? Или спорт – это спорт, это удел избранных и нужно сортировать будущих звезд, либо это такое массовое явление, движение, которое позволит, наоборот, проявиться каким-то неожиданным талантам?

- Я думаю, что Саша будет со мной абсолютно солидарен, вы знаете, это две абсолютно неразделимые части. Другое дело, что потом идет какая-то абсорбация, потому что люди, которые не могут себя довести до какого-то мастерства в каком-то виде спорта, но они, тем не менее, имея какие-то навыки, привычку, независимо даже от возрастного ценза, они все равно продолжают заниматься физкультурой, потому что им, как раз, начало в спортивных секциях и привило какое-то чувство любви и прочее. Больше того, мы можем даже сказать о людях, которые занимаются физкультурой, которые вообще никогда не ходили ни в какие спортивные секции, они просто сами образовываются. Родился человек, он занялся образованием школьным и вот что-то повергло человека заняться штангой самому для себя, побегать, быть каким-то горнолыжником и это же все равно физкультура и, поэтому, я думаю, они все равно перекликаются. Другое дело спорт, это, конечно, мощное, это целая поэтапная подготовка, это идет фаза обучения с начального, будем говорить, почти полугрудного возраста, потому что, если говорить о том, какой контингент детей мы набираем в два с половиной года, в отличие от легкой атлетике и вот с этого момента мы приучаем ребенка и к добросовестному отношению, и к чувству ответственности, и к чувству коллективизма, и вообще просто к стойкости элементарно в каких-то жизненных позициях, которые формируются уже у маленького человечка и, когда он, конечно, этому обучается, ему, естественно, и в жизни станет легче и дальше он уже идет. Потом, все говорит о том, насколько эффективен тренер, насколько есть данные у ребенка и насколько создана инфраструктура, где этот ребенок может себя реализовать. Вот, если все эти компоненты сочетаются, то мы имеем те результаты, которые действительно являются самыми высокими, это, естественно, результаты Олимпийских игр.

- Александр Иосифович, вы по этой теме что скажете?

- Я скажу, что каждый спортсмен, который идет по своему пути, он преодолевает множество преград и есть, конечно, такие дети, которым трудно, может быть, они пойдут куда-то еще, там естественный отбор еще идет. Не просто физически должен быть на уровне, есть еще естественный отбор. Если он сильнее, настойчив, он всегда пойдет выше и выше. Естественно, здоровье на первом месте, он пойдет в сборную области, страны и выше-выше-выше. Если он будет слабоват, или психологически, или… он, естественно не попадет. Естественно, тут он будет заниматься, как Вера Константиновна сказала, физкультурой, он, естественно, не попадет в ту плеяду спортсменов…

- Ну, может, ему это и не надо?

- Ну, да, да, тут у каждого своя цель поставлена. У одних цель поставлена, да, один говорит: «Я хочу добиться и выступать на Олимпийских играх». На Олимпийских играх чтобы выступить, это надо, как минимум, чемпионат страны выиграть и попасть в сборную команду и отобраться. А есть некоторые, да, пришли, позанимались, у тренера есть десять человек, из десяти человек два мастера спорта и два международника. Два международника пошли выше-выше, а другие потихоньку могут завершить спортивную карьеру.

- Если посмотреть на легкую атлетику в Самарской области, все идет, как хотелось бы организаторам этого дела, или много натыкается на какие-то сложности, или проблемы?

- Как я и говорил и выступал, у нас единственная проблема – это со спортивными объектами. Все это знают, у нас есть один Дворец спорта на Физкультурной, которому сорок лет и других пока дворцов спорта нет. На будущее сейчас идет большое строительство по области, будет и манеж и дворец спорта построен, но пока нет и, естественно, сложно, когда более шести месяцев зима, на улице нельзя тренироваться, на стадионе и надо в помещении. А в помещении, это надо специальное покрытие, чтобы было в манеже, бег по кругу, по секторам, прыжки в высоту, длину, это тоже надо, без этого никуда. В Тольятти крупный город – у нас нет, но вот потихоньку-потихоньку мы стараемся так, чтобы у нас люди были в сборной, у нас в этом году, я скажу, 36 человек в сборной команде страны. Это юноши, юниоры, взрослые, все по своим возрастам, среди взрослых. Туда входят и кросс, и горный бег, да, 36 человек. Это немного, но и немало. С одной стороны, да, если будут объекты спортивные, люди будут заниматься. Тольятти у нас серьезный город, большой, спортивный город, но там нет ни одного, кроме стадионов, ничего нет.

- А, самое главное, вы скажите, Саша, как вы почти конкурентноспособны тем регионам, той же Рязани, тому же Саранску, где созданы все абсолютно, еще массы таких регионов, условия все для того, чтобы воспитывать спортсменов высокого класса и они с ними сражаются практически на равных.

- Это, естественно, все зависит от материальной базы. Это естественно, если прошлые годы во многих объектах, субъектах федерации, в Пензенской области, в Мордовии построено было спортивных объектов много и, естественно, оттуда стал сразу результат и люди сразу стали появляться в сборной и выигрывать чемпионат страны, это естественно. Из ста человек занимающихся, десять, они на своем уровне, представляются на чемпионате страны, или первенстве страны. Я хочу сказать, в поддержку легкой атлетики мы делали и делаем все. Вы, наверное, слышали и знаете, это уже тоже история. Проходил у нас с 1995 года кубок губернатора Самарской области по легкой атлетике и соревнования по которому в 2003 году и в 2004 году являлись лучшими однодневными соревнованиями в Европе. У нас приезжали и олимпийские чемпионы и чемпионы мира и участвовали и вот в этом году мы возобновили этот турнир, но сейчас он уже немножко по-другому называется, так как у нас по стране уже кубков губернатора по всем видам спорта в каждом регионе, их по несколько. Кубок Самарской…

- Области?

- …не области, губернии, кубок Самарской губернии сделали мы так. Кубок Самарской губернии по легкой атлетике мы провели, возобновили турнир и уже будем проводить каждый год также, с приглашением спортсменов из-за рубежа и наших спортсменов, лидеров сборной команды России и, естественно, наших, самарских спортсменов.

- Безусловно, вас, как людей, профессионально работающих в спорте, не может не волновать и не беспокоить именно медленное развитие материальной базы, как вы говорите, спортивных объектов, дворцов спорта, стадионов и какое-то время ведь вообще их не сооружалось, сейчас какая-то подвижка идет, да? По крайней мере, на уровне разговоров. Мы слышим, что принято решение областными властями забрать, выкупить бывший стадион «Буревестник» и снести эти киоски, видимо, там будет спортивный объект.

- Да, дай Бог, если бы удалось! Во всяком случае, на протяжении такого времени в центре города, конечно, изничтожить такое сооружение, это ужасно!

- Конечно, это вообще уникальное дело. Также, как стадион «Волга» сейчас возвращается к жизни, а ведь помним, во что его превратили, - практически в рынок, теперь движение есть. Естественно, что главная тема, которая всех волнует, мучает и беспокоит, это предстоящий Чемпионат мира по футболу и участие Самары в нем и, тут столько вопросов, столько проблем и до сих пор еще столько неясностей, но хочется верить, что вот эти решения будут найдены и будут приняты.

Вот вы, "глядя из спорта", вы что можете сказать, как со спортом в Самарской области? Отношение властей к спорту, место спорта в нашей жизни? Или все решает вопрос денег – есть деньги, строим, нет денег, не строим? Ведь вы-то, я знаю, очень часто бились так, что и денег не было и решений не было, а оно находилось...

- Да. Как раз, по строительству вот этого катка, когда, больше того, что было решение о том, чтобы выделить сто миллионов и бюджет области был, образно говоря, на 2012 год было принято перенести эти средства на 2011 год и еще в последний момент чуть эти сто миллионов, вдруг, решили забрать куда-то, почему? Потому, что, оказывается, на «Салюте» выросли липы, которые нельзя сносить! Вы представляете, у нас вырубается, вот я сама живу сейчас в Жареном бугре, в прекрасной лесополосе и я знаю, как там крушат все эти сосны вековые для каких-то элитных личностей и не думают о том, что это Горзеленхоз, что это госфонд, это никого не волнует. Когда полвека мы сражались за этот каток, и, вдруг, от того, что там, на «Салюте», самосевом выросли липы, кто-то решил, мы знаем кто…

- Это и стало препятствием, да?

- …да, что их нельзя сносить, как бы не было, будем говорить, гласа народа такого, отрицательного, хотя там были слушания, люди приходили, люди все дали добро на строительство ИКЕА, на строительство нашего катка, просто человек, который об этом заявил, он не вник в тему и счастье, когда я пришла к Алексею Ивановичу Бендусову, буквально после этого совещания, где услышала, он меня принял в экстренной ситуации. Я сказала: «Алексей Иванович, у нас беда! У нас беда!». Он при мне собрал на завтра, образно говоря, Азарова, нашего министра спорта, тогда был Сергей Петрович Бамбуров и министра строительства, был Донской Павел Константинович. В четыре часа у них было совещание и уже через день приехали трактора и начали сносить лес и начали строить каток. Вот, если бы не было такого мощного, грамотного, правильного, радикального решения в отношении дела и был бы другой человек, мы бы не имели сегодня этого катка 200 процентов.

- А почему же у нас все в таком режиме вертикали, вот собрался один человек, решил и дело пошло, то есть, системы, получается нет?

- Вы знаете, я, например, живу здесь, в Самаре с момента своего рождения и на сегодняшний момент мне 67 лет, занимаюсь я фигурным катанием с четырех лет. Вот то, что касается непосредственно нашего строительства катка, который мы вынашивали полвека, то были компромиссы между Титовым и Лиманским – Лиманский хочет, Титов не дает, то наоборот, то, вдруг, убедил наш президент федерации Писеев Титова, конфронтация опять началась со стороны Лиманского. Мы не могли найти двадцать лет в Самаре места, то еще какие-то и вот от того, что какая-то междоусобица идет наверху, страдаем, конечно, мы. А, если бы это было ясное и лаконичное решение, согласно тех программ, которые мы сегодня слышим, видим и они четко бы выполнялись, мы хотя бы жили в счастье от надежды, которая сто процентов свершится. Это примерно, если вы помните, была страховка на десять лет?

- Да, да.

- Мы знали, что через десять лет все те взносы, которые мы получаем, я сама купила себе мебельный гарнитур, пройдя вот эти десять лет четко. Представляете, мы жили, образно говоря, скромненько, мы знали, что через десять лет у нас будут какие-то тысячи, или две и мы себя благоустроим в части жилья, вы представляете? А сейчас нам не на что надеяться. Мы верим и, вдруг, когда, казалось бы, решение неотвратимо, мы вот прямо коллеги по несчастью и по счастью, потому что, когда…

- Хотели вместе строиться, мы наверху…

- …когда мы побеждаем, вы понимаете, мы смотрим, что сделало фигурное катание, в каком-то хотя бы виде, Саша радуется за меня, когда у них ребята, вот часть сейчас были включены в лондонскую олимпиаду и сейчас на чемпионате мира кто-то там был и, когда выигрывают кубки и, когда бьют рекорды, я счастлива, потому что мы понимаем, на каких гиперфункциях все это происходит. Вот посмотрите, относительно строительства того же манежа. Изначально был у нас председатель областного комитета Заворин Владимир Алексеевич, это еще рассматривалось при нем, потом у нас преобразовалось в департамент, мы приглашали по строительству их катка Угольникова, если я помню фамилию правильно, который отвечал за спортсооружения, какого-то Морозова, лучшего архитектора Москвы.

Мы их тут водили, ходили, кормили, смотрели, как сделать проект, мы уже решили сделать, постольку-поскольку вид легкая атлетика, он вид нашего, будем говорить, Константина Алексеевича Титова и мы понимали, что, если для легкой атлетики он что-то сделает, тут чуть-чуть и пристроится фигурное катание и мы уже сделали проект – внизу лед, а сверху легкоатлетический манеж. Был построен макет, с Титовым уже утвердились, как бы, все моменты, вдруг, Заворина отстраняют, приглашают к нам, назначают Рыбакову, а Рыбакова говорит: «А это что такое, а это что? Это вообще что вы мне тут показываете? Как я пойду докладывать Титову, я вообще это не слышала и не видела и не знаю, что это такое!». Пока мы разбирались, тут новая структура меняется.

Мы не можем, представляете… я вот, например, могу честно сказать, я уже не знаю, у нас танцев очень много, танцев, у нас всевозможные танцы, но я уже все эти танцы переплясала перед каждым руководителем! Я уже начала изобретать свои, потому что мы не знаем, как придти, доказать какую-то ситуацию, чтобы человеку было понятно, чем ты живешь всю жизнь. Ты-то одна это несешь, а перед тобой каждый раз возникают новые объекты, которому ты должен доказать, что эта боль не моя, это боль губернии, это боль детей, это боль моих учеников, которые на сегодняшний момент стали все тренерами. Вы посмотрите, меня, например, ногами вперед унесли в 1985 году из Дворца, я сама себе написала в трудовой книжке: «Уволена по 33 статье по собственному желанию», - и пришла в профком авиационного завода, где наша школа была и мне поставили печать. Он говорит мне, Коршунов: «Вы что, Вера Константиновна?!». Я говорю: «Вы понимаете, я, если завтра выйду на лед, я завтра же там умру, я больше не могу!». Прошло двенадцать лет, меня не было в фигурном катании, я не хотела, я прекрасно жила, я построила дома, я купила машины, у меня все стало замечательно, потому что, когда я была в фигурном катании, я отдавала все только для него: и зарплату мужа, и свою зарплату, платья все свадебные, вечерние, все перешила своим спортсменам. И, в конечном итоге, когда мои ученики все-таки стали побеждать и выигрывать, когда тот же Судаков стал бороться с Чайковской, с Тарасовой, он пришел и говорит: «Вера Константиновна, помогите!». И я уже как-то отдохнула, думаю, ну, ладно, побьемся еще на этом поприще. И вот я вернулась, вы понимаете, и сегодня я ответственна за то, во имя чего я вернулась и перед тем, для кого я это сделала. Поэтому, понимаете, мне ничего не нужно, я не пойду больше никогда работать тренером, я никогда не буду эти тридцатилетние бессонные ночи, до двух часов тренировки и с пяти часов утра, понимаете? Но я должна помочь тем, кто продолжает делать это дело и вот сейчас, вы представляете, я к вам иду сегодня, а мне сейчас звонок из Тольятти: «У нас отнимают лед!». У тренеров, которые ни на чем, вот буквально только приехала команда из Перми, позавчера, первый этап кубка России, это отбор на первенство и чемпионат страны и девочка тольяттинская, Диана Первушкина, могу заявить, потому что это, думаю, это будет будущая звезда, мы сегодня гордимся Андреем Лазукиным, которого мы отдали Мишину, со всеми прыжками он сейчас в гран-при выступал, тоже занял пятое место в Мексике. Так вот, Диана Первушкина, там практически была вся Россия, проиграла только Аделине Сотниковой, это воспитаннице Буяновой, Лене Водорезовой и то по технической составляющей она у нее выиграла! Это девочка, которая просто настолько технически подготовлена! Я сшила платье в Казани у лучшего модельера, который шьет для лучших художников, типа Винер и она одела это платье, она уже в празднике, она сотворила такое! Что нужно спортсмену? Чуть-чуть маленький какой-то толчок и он уже в празднике. Когда человек завален всем, он уже не понимает ценностей, а наши дети, наши тренеры, они делают это все от такой души, они делают это все на таких гиперфункциях! И вот сегодня мне сказали, что у нас забирают половину льда, потому что нам не хватает средств по госзаданию его, так сказать…

- Оплачивать.

- … получить, да. И вот просто пришли новые люди, пришли руководители дворцов новые, пришли руководители комитетов новые, понимаете? Опять! Вот я была там на той неделе, я пыталась эту команду убедить, а это все нервы, вы понимаете? Я не хочу умирать раньше времени, потому что, если я умру, то те, кто без меня, кому будет трудно, им будет очень трудно, поэтому я должна жить для них, жить для своего любимого дела и делать это с людьми, которые вообще поставлены на свои места и, которые должны понимать, для чего они поставлены, а не думать о том, что у них только личная амбиция выполнить, продать лед вот столько, столько, столько, не имея человеческого фактора. Всегда же можно гибко обойти, посмотреть, где-то, какие-то пятнадцать минут, где-то тридцать, где-то мертвое время отдать для каких-то моментов, почему нет? Нет, у меня такое впечатление складывается, что у нас вообще народ перестал понимать, что есть просто человек, который должен обладать мышлением, сознанием и, в конечном итоге, просто душой, иначе это безобразие, это безобразие! У нас тогда не получится ничего! Вот, поэтому, очень тяжело. Сейчас совещание у нас идет в департаменте, я думаю, что там решаются глобальные вопросы, в частности, возможно, мой, поэтому мы все время надеемся на лучшее.

- Были просто времена, я хочу вам сказать одну вещь. Если бы за последние двадцать лет простроено было хоть немного объектов спортивных, то сейчас хотя бы один вводился в год, было все нормально, а их не строилось. Естественно, сейчас надо нагнетать эту обстановку, чтобы было построено, допустим, десять катков, минимум, это только надо, чтобы в каждом районе было, стадионов, залов тоже, это за один год все не построить, за два года – нет. Сейчас идет программа, есть программа, которая расписана, есть там, в муниципальных районах строят спортивные залы. Я сейчас был связан по работе с Октябрьском и был удивлен. Октябрьск всегда вынашивал такую идею, чтобы им построили спортивный зал и бассейн. Им построили. Они спросили, узнали, сколько на содержание в год. Им говорят: «12 миллионов». И они отказались! У города нет для содержания этого спортивного объекта ни средств, ничего. Зачем тогда вы выходите с предложением и вам строят? Вот что, понимаете? Сейчас очень много проблем вот с этим связаны. Лучше построили бы это где-нибудь в Тольятти, в Самаре, он был бы востребован, тот же бассейн, у нас не так много бассейнов, также в плавании у нас тоже большие проблемы.

- Да, плавание вообще в ужасном состоянии, хотя также люди попадают и на Олимпийские игры и приносят медали и приносят очки Самарской губернии.

- Да, да. И, естественно, если бассейн, надо, чтобы при каждой школе они были, при каждом институте, чтобы человек начал заниматься спортом, заниматься плаванием. Все начинают купаться, а потом уже плавать, естественно, все должны поэтапно идти. И, потом, спортивные секции, у нас один-два бассейна, которые соответствуют стандартам нормальным, а по стадионам у нас два стадиона в Самарской области, которые стандартные, на которых можно проводить чемпионат Самарской области, не говоря уже о чемпионате Европы среди юношей, это нельзя. У нас ЦСКА ВВС в Самаре и в Новокуйбышевске стадион Нефтяник. Все! Остальные стадионы непригодны.

- Вот я вас слушаю и вижу, что, если смотреть на проблему с вашей стороны, то картина одна, а, если смотреть на проблему со стороны зрителей, со стороны людей, для кого это делается, то создается другая немного картина: программы приняты, все на словах прописано и даже деньги какие-то выделяются, но, видимо, таких лидеров, какими являетесь вы и, в первую очередь, Вера Константиновна, не так много. Все-таки, проблема, наверное, в этих людях. Чтобы сломать холодную, бездушную, будем так говорить, машину, или эту систему, нужна какая-то более сильная энергия, потому что пример, как раз, тот же с Отрадным: замечательное, хорошее дело построили, а выяснилось, что содержать не на что. Действительно, на что надеялись?

- Это в Октябрьске.

- В Октябрьске, прошу прощения. На самоокупаемость надеялись, или что, вдруг, какие-то приедут спонсоры, которые все это будут делать? Хотя, никто не против того, чтобы в Октябрьске и в других городах были эти стадионы. То есть, вот такое ощущение, что лидеров в спортивной отрасли все-таки не хватает.

- Вы знаете, лидеры ведь, вот вы говорите обо мне, но вы представляете, сколько это энергии, сколько это надо мощи, я думаю, что это - не я, это все, конечно, Господь Бог, вот он наградил, образно говоря, меня вот таким состоянием и то, я иногда прихожу в тот же департамент, я вот так развожу руками и говорю: «Вера, Константиновна, что-то у вас сегодня за настроение? Вы же у нас женщина-праздник». Я говорю: «Вы знаете, вот от вас уйдешь и становишься праздником, а как к вам придешь…» Тут не от того, что они, я хочу сказать, а департамент очень много помогает, но эти вот сразу все проблемы…

- Стены, давят?

- …да, стены, но еще, кроме баз, я хочу сказать, нет и в этом плане я должна отдать должное действительно департаменту, где люди работают понимающие. Это точно, Александр Васильевич, потому что там специалисты, там люди, которые сами прошли и сами занимались спортом, и сами понимают финансовую сторону вопроса, и все объяснят, и все помогут. Казалось бы, мы находим решение и с министром, Дмитрием Анатольевичем, со Шляхтиным сейчас, но, вы знаете, однажды Писеев Валентин Николаевич, которые, знаете, он и Горшков, они сейчас перед открытием катка, они говорят: «У нас ни Нового года нет, ни Рождества, ничего. Мы думаем только о тебе. Мы звоним Меркушкину и думаем только о тебе. У нас праздника нет, потому что раз там какая-то байда с твоим этим катком – это наша боль».

И вот, когда Валентин Николаевич подходил к Артякову, к нашему губернатору предыдущему на каком-то там совещании подошел, они с Сихарулидзе стояли, Сихарулидзе подошел к нему, что-то он, вроде, знаком, Писеев говорит: «Давай-ка я тоже с ним поговорю». И он подошел и говорит: «Владимир Владимирович, вот там у вас есть Богуш в Самаре, там надо фигурное катание, там ей надо помочь, потому что там действительно есть специалисты, там люди никто не уехал, не бросил губернию, область Куйбышевскую, все остались, надо помочь!». Он вот так стоит, Артяков, и говорию: «Валентин Николаевич, вот верите, или нет, вы говорите про фигурное катание, а у меня голова кругом идет от того, сколько там проблем в каждом виде». Значит, Дущенко, волейбол происходит, Казмерчук приходит, даже гимнастика наша приходит, у всех проблемы, не знаешь, за какую проблему хвататься. И вот, казалось бы, вы знаете, мне кажется, что очень плохо, что у нас постоянно меняется руководство, потому что человек только вникнет, какой-то руководитель, либо первого звена, либо еще какого-то подведомственного, он вникнет, он начинает понимать, что за люди, что за отношения, какие проблемы, проедет. Он, вроде, если видит, что действительно что-то делается, он хоть как-то в силу своих возможностей пытается помочь, а вот из-за того, что идет такая постоянная пертурбация, вы понимаете, я еще раз говорю, я устала уже придумывать танцы.

Мы все это умеем, но вот таких людей, вы понимаете, это же надо сколько энергии, чтобы их не сломать. Это надо настолько быть одержимым! У меня было две задачи в жизни и весь мир, вся страна знает, что я всегда говорила: «Я могу все! Я не могу только построить каток и победить смерть!». Вот теперь у меня, вроде бы, осталось, я каток построила, а теперь я думаю, "ни фига, что это каток? Еще какой каток, далеко, еще не сильно полноценный, мы опять там не умещаемся, вдруг их снесут". Я все равно вижу, что построить каток один и другой и построить каток, который будет только для фигурного катания, за что мы можем ответить. Нам дали условия и сказали: «Вера Константиновна, вы сильно тут возникала, мы тебе даем спортсооружение, вот ты ответь за все, за что ты обязана ответить».

Вот, когда у меня это будет, я - сто процентов. Я знаю, как наладить учебно-тренировочный процесс, я знаю, как начать тренировки и организацию спорта, как и любой профессионал с детского возраста до самого высокого этапа, я больше могу сказать, если мы раньше отдавали детей и где-то 14-15 лет, вот этот год, пожалуйста, Николая Морошкина, который со Старыгиной катался, призеры первенства, чемпионата, победители первенства России, понимаете? Отдали Горшкову, тренеру, который тренировал однофамильца Саши Горшкова, Шабалина нашего. Сейчас эти ребята уже с партнершей, которую дали в Москве, Кольчугиной вернулись к нам в Тольятти, к тренеру нашему Судакову.

Мы уже понимаем, что даже на наши условия возвращаются к нашим специалистам, которые превозмогая все, находят формы и средства на этой базе добиваться самых высоких результатов. Понимаете? Поэтому, есть смысл работать, создавать условия и доказывать, что Самарская губерния самая лучшая, что фигурное катание самое мощное и мобильное, не умаляя легкую атлетику и другие виды спорта, потому что в ней есть сила духа. И тренеры, они каждый раз, тот же Судаков, он прибегает, он заикается мало того, а еще тут какая-то эта, он: «Ну, что, Вера Константиновна, ну, что мне бросить что ли?!».

Я говорю: «Бросай. Бросай! Не справляешься, не получается, заканчивай, я тебя уговаривать не буду и искать для тебя что-то не буду!». Ну, ему, конечно, скажу, а сама побежала, ноги в руки опять решать, конечно, его проблемы. И вот сейчас, я думаю, что это наши общие проблемы, если мы сегодня говорим и хотелось бы наше мнение. Я счастлива слышать сегодня, что медикам скорой помощи, потому что это действительно уникальная служба, у нас в губернии повышают оклады в два раза. Слышали, я не ослышалась?

- Да, да.

- Вот я считаю, что у нас, наверное, со многими службами, я просто не вникаю конкретно, потому что своих проблем столько, но то, что сегодня получают у нас тренеры – это же нонсенс! 6200 – это оклад тренера в школе, вы представляете?! Вот у меня сейчас девочки, мы открываем там абонементные группы на «Салюте», они у меня к 6.30 приходят на лед и они уходят оттуда в 22.00. Понимаете? Вот, дай Бог, мы сейчас организуем окончательно эти группы абонементные, мы хоть оттуда сколько-то тысяч сможем им приплачивать. А так, во имя чего? Они работают только потому, что они любят это дело, но разве стоит их труд такой оплаты? Разве стоит?! Вот, поэтому, конечно, я чем могу, я им стараюсь как-то помогать. Я нахожу каких-то там людей, к счастью, что у меня одноклассники хорошие были, я закончила шестую школу в свое время, в 1963 году, у нас многие тоже стали министрами и, когда уж какая-то такая, петлевая ситуация они мне помогают. Они мне помогают с организацией «Кумпарситы» и с организацией этапов, помимо того, что выделяются, конечно, по средствам бюджета. Могу сказать, что у нас по министерству, я думаю, у тебя, Саша, тоже самое, у нас не сорвалось ни одно мероприятие. Вот даже это, Александр Васильевич, и то уже настолько счастье, потому что в былые времена людям говорили: «Ты спланировал…» Я помню, у меня был Подлеснов, а у меня, я все время проводила турнир «Жигули» и у меня были какие-то средства на год на эти соревнования, я прихожу, а он говорит: «Ты знаешь, Богуш…»

- А денег нет.

- А, он говорил: «Фигурное катание, зайдите!». Он даже не называл меня, ни по фамилии, ни по имени-отчеству. «Фигурное катание, зайдите!». Я говорю: «Имя существительное зашло». Я говорю: «Вы мне можете не давать деньги». Он говорит: «Строится плавательный бассейн у нас на Волжском проспекте». Я говорю: «Вы только не вычеркивайте пункты, позицию - фигурное катание и турнир «Жигули». Я найду!». Он говорит: «Где?». «Дайте мне 500 рублей, чтобы озвучить, что это мероприятие есть, а дальше я найду и привезу!». У меня пятнадцать республик, все были на этом турнире точно также, как сейчас на «Кумпарсите», потому что, если ты хочешь, ты, конечно, сделаешь. Другое дело, это сложнее, я понимаю, как они проводят сейчас кубок нашей губернии по легкой атлетике, я вижу, как они мечутся полгода, или целый год, не успев закончить, уже начинают организовывать, потому что, конечно, все потянуть на себя министерство не может, но то, что у нас не сорвалось ни одного мероприятия, это хотя бы над этими вопросами и то ты уже можешь не работать и не нервничать. Ты спланировал, тебе отдали все так, как положено. Мы не сорвали ни просто ни одного официального старта, спасибо большое и низкий поклон департаменту и министерству.

- Спасибо. Я благодарю вас за участие в этом разговоре. Я в начале сказал о том, что мы создаем своеобразную человеческую энциклопедию людей замечательных Самары, Самарской области и вот, когда нужно будет найти на слово «Богуш Вера Константиновна», я думаю, что мы получим исчерпывающую информацию, которую она сама рассказала о себе и о том деле, которому служит. В нашем разговоре принимал участие Александр Иосифович Казмерчук, председатель федерации легкой атлетики Самарской области. Я благодарю вас за участие во встрече в нашей редакции, желаю вам успехов, ну и, чтобы еще у вас много-много было целей впереди, ну и, естественно, побед!

- Спасибо, Александр Васильевич, и вам за то, что, знаете, как говорится, "доброе слово и кошке приятно", но я могу сказать, что вот сейчас отмечали юбилей ГТРК и какую лепту все-таки внесло телевидение наше, губернское в то, чтобы все-таки фигурное катание, в частности, не осталось за бортом. Благодаря их постоянным передачам, Сережи Арсентьева, Венеры, вот сейчас они уже муж с женой, вот сейчас Крылов, Крылова руководят, и они настолько прониклись проблемами лично моими, я не знаю, как Сашулька там с ними общается, но, я думаю, что тоже поднимают вопросы и, если бы это не было озвучено, наверное, нам было бы гораздо сложнее.

Поэтому, вы, на мой взгляд, делаете тоже очень большое дело, потому что каждое слово, это же вторая сигнальная система, она доходит все-таки до мозгов, пусть не сегодня, пусть завтра, пусть не завтра, а послезавтра, но все-таки вы озвучиваете проблему, которая действительно помогает всем людям в других аспектах и нам в том числе в спорте. Вам спасибо, удачи!

--------------------------------------------