Главная / это Архив / в Мире / Интернет преобразит будущее мира. Как подключение 7 миллиардов человек к интернету преобразит мир

Интернет преобразит будущее мира. Как подключение 7 миллиардов человек к интернету преобразит мир

Руководители компании Google Эрик Шмидт и Джаред Коэн заявляют, что по мере расширения интернет-аудитории люди будут получать все больше власти, возможностей и свободы. Это пойдет на пользу большинству населения нашей планеты, однако такая возможность подключения будет создавать новые проблемы, которые не имеют границ.

Фото Fotolia, Sergey Nivens

Руководители компании Google Эрик Шмидт (Eric Schmidt) и Джаред Коэн (Jared Cohen) назвали интернет «самым крупным в мире неуправляемым пространством», которое постоянно расширяется. Эти магнаты современных технологий изложили свои взгляды на подключенный к всемирной паутине мир в изданной недавно книге «The New Digital Age: Reshaping the Future of People, Nations and Business» (Новый цифровой век: преобразуя будущее народов, стран и бизнеса).

Шмидт и Коэн заявляют, что по мере расширения интернет-аудитории люди будут получать все больше власти, возможностей и свободы. Это пойдет на пользу большинству населения нашей планеты, однако такая возможность подключения будет создавать новые проблемы, которые не имеют границ.

В приведенном ниже эксклюзивном интервью Шмидт и Коэн беседуют с Джуди Вудрафф (Judy Woodruff) о том, как те 5 миллиардов человек, что не имеют доступа к интернету, находят творческие решения для обмена информацией и для взаимодействия по-новому.

Джуди Вудрафф: Мы беседуем с Эриком Шмидтом и Джаредом Коэном об их новой книге «The New Digital Age». В своей книге вы говорите о том, что сейчас к интернету подключены 2 миллиарда человек, но пройдет время, и к нему подключатся остальные 5 миллиардов. Но, Эрик, ведь эти люди очень бедны, да и живут они в очень отдаленных районах. Трудно себе представить, как они смогут так быстро подключиться.

Это такие же люди, как мы с вами. Они просто попали в западню плохой системы, они бедны, но у них есть те же стремления, что и у нас. Они очень сильно поумнеют. Когда появится телефон, они будут использовать его для хранения контента. Мы это видели в Южном Судане: людям так нравился контент, что они тайком перекачивали информацию на эти маленькие SD-карты. Даже не имея сети, они хотели пользоваться информацией.

Люди сидят за ноутбуками в кафе

Джаред Коэн: Во время наших поездок мы видели бесчисленное множество примеров того, как люди в этих далеких местах при помощи  мобильных устройств делали удивительные и замечательные вещи.

Например, мы были в Пакистане и встретились там с группой женщин, на которых напали талибы и облили кислотой. В реальном мире это настоящая трагедия, несмываемое клеймо позора. Они все живут вместе и обладают ничем не запятнанным собственным «я» в онлайне. Они начинают заниматься бизнесом, некоторые из них со временем знакомятся с мужчинами и выходят замуж.

Так что технологии помогают решать некоторые уникальные проблемы, с которыми будут сталкиваться наши будущие пользователи. Это совсем другие проблемы, не похожие на те, которые приходится решать 2-м миллиардам людей, подключенных к интернету.

- С другой стороны, вы говорите о неких, почти фантастических сценариях будущего. Голографический отпуск – это что такое?

Эрик Шмидт: В развитом мире, где огромный диапазон частот – а следует помнить, что у Google есть гигантские оптоволоконные проекты в Америке, и другие тоже над этим работают – у нас будет такой мощный диапазон и такая мощная компьютеризация, что мы начнем делать вещи, кажущиеся, на первый взгляд, сценами из фантастических фильмов о будущем.

Можно будет, скажем, создать комнату памяти, где будут воссоздаваться зрительные воспоминания из истории, которые вы записали, и также факты в своем истинном виде.

Можно будет создавать компьютеры, которые будут давать вам советы. Скажем, они будут прогнозировать пробки с упреждением в час, учитывая, что где-то пройдет бейсбольный матч. Такие помощники сделают вашу жизнь намного, намного интереснее. Она станет увлекательней и визуально.

Они будут помогать вам со здоровьем. Например, вы принимаете таблетку, она проникает в ваш организм, сообщает по Wi-Fi о происходящем внутри тела. Если вы попадете в беду, телефон сам вызовет врача, а врач перезвонит вам. Такое непрекращающееся развитие в прогрессии будет наподобие закона Мура означать, что компьютеры находятся у нас на службе и делают нас более здоровыми.

- Но, наверное, все зависит от состояния экономики – то есть, если у людей недостаточно денег, чтобы делать такие вещи, они и не появятся?

Эрик Шмидт: Ну, если позволите, один из аргументов состоит в том, что в нашей отрасли идет постоянное снижение затрат. Так что если темпы компьютеризации будут более или менее сохраняться – а они будут сохраняться еще несколько лет, замедляя ускорение, но при этом сохраняясь – то, как мне кажется, такие вещи будут возможны почти для каждого в Америке.

- А что, если…

Джаред Коэн: А расширение возможностей подключения положительно влияет на рост экономики. Это одна из причин, по которой мы столь твердо и решительно говорим о дилеммах диктаторов в будущем. Речь здесь идет об автократических странах, где руководители будут знать о своих политических альтернативах.

Интернет

Мы ездим по таким странам, как Северная Корея, чтобы рассказывать об альтернативном технологическом пути, по которому эти страны смогут пойти. Мы подчеркиваем, что в перспективе невозможно будет развивать экономику, не расширяя возможности подключения к сети.

- Я хочу задать вам вопрос о двух конкретных вещах, о которых вы пишете в своей книге. Одна из них - это арабская весна, наступлению которой во многом способствовали технологии.

Люди в первую очередь думают о Египте, но они также знают и о других странах Ближнего Востока и Северной Африки. Хотя ситуация там гораздо сложнее, нежели просто: ах, у нас теперь больше информации, поэтому мы свободны. Хочу спросить: нет ли в этом урока-предостережения?

Джаред Коэн: Урок, о котором мы пишем в своей книге, состоит в следующем. Если посмотреть на страны арабской весны и на произошедшее там, то в будущем, когда все будут подключены ко всемирной паутине, революции будет легче начинать и быстрее происходить. Но их будет сложнее закончить.

Их будет сложнее закончить, потому что  ускоренные темпы создания тех или иных движений будут выгодны самым разным публичным фигурам, причем необязательно солидным и проверенным лидерам. Самый важный урок, который необходимо усвоить, заключается в  том, что даже в эпоху тотальных коммуникаций нельзя успешно провести революцию, если нет лидеров, если нет работающих институтов, действующих на пользу населению. Да, технологии могут помочь, но сами они не произведут на свет эти вещи в мгновение ока.

- Хотите что-нибудь добавить к этому?

Эрик Шмидт: Я согласен. Мне кажется, что необъективность и предвзятость в наделении полномочиями создает весьма интересное явление: когда есть организации и группировки, похожие на объединения революционеров, и когда вы как власть их недооцениваете, то это может пойти вам во вред. Но вы можете также переоценить их, и это опять же может пойти вам во вред, поскольку вы предпримете какие-то действия, которые добавят им легитимности. И тогда против вас сформируется вполне реальное общественное движение. В этом новом мире с новыми возможностями и полномочиями быть диктатором намного труднее.

Вычислительный центр Google

Джаред Коэн: И конечно же, мы с Эриком в своей книге размышляем о том, как можно представить себе ситуацию через 10 лет, в которой знаменитости арабской весны станут закаленными и авторитетными лидерами, когда посреди президентских дебатов и предвыборной кампании электорат начнет вспоминать о событиях арабской весны и будет сравнивать действия соперников в тот период.

В этом случае формула победы будет такова: мандат  арабской весны плюс реальные лидерские качества. В сумме получается настоящий лидер на Ближнем Востоке  и в Северной Африке.

- Ладно, последнее, о чем хочется вас спросить - и вы пишете об этом в книге - это вопрос, витающий в воздухе, вопрос, который возникает постоянно. Безусловно, это вопрос о WikiLeaks и о других, если позволите, «сливах» секретной информации неблаговидного характера, которую выставляют на всеобщее обозрение, совершенно  не думая о том, что это может кому-то навредить.

Вы убеждены – и с большой уверенностью пишете об этом в своей книге, что это не получит большого распространения, как кажется некоторым людям. На чем основана такая уверенность?

Эрик Шмидт: Мы встречались пару лет назад с Джулианом Ассанжем. Мы не говорили о его правовых проблемах в Швеции, мы говорили о его мотивах. Он резко заявил, что таких сайтов будет множество, что такая технология станет общедоступной.

Но если оглянуться вокруг, то не так уж их и много. Одна из причин заключается в  том, что передающий информацию человек должен доверять другой стороне, а в киберпространстве такую вещь, как доверие, создать трудно. Дело в том, что на другом конце соединения тебя легко могут обмануть, особенно если ты имеешь дело с сомнительными личностями.

Так что я прихожу к заключению, что таких случаев будет намного меньше, чем кажется людям – независимо от того, одобряем мы их действия или не одобряем. Просто таких случаев будет меньше, чем думают люди.

- Эрик Шмидт, Джаред Коэн, большое вам спасибо.

Эрик Шмидт: Спасибо.

Джаред Коэн: Спасибо.

Оригинал публикации: How Connecting 7 Billion to the Web Will Transform the World

("PBS", США)

Опубликовано: 03/05/2013 10:02

INOSMI.RU